Армия Солнца, стр. 41

Пока иксатый эксперт разыскивал и вызывал членов своей следственной группы, Рет’тга сосредоточила взгляды на предметной камере диагност-бокса, продолговатой и шестигранной, как эрсеровский гроб.

Незримые силовые нити удерживали объект экспертизы на весу. Распотрошенный труп человека, при жизни звавшегося АндрэШчукин (ну и жуткие же именафамилии у этих земов!), был опутан проводами и трубками, усеян датчиками и щупами. Манипуляторы, послушно исполнявшие команды, дублируя движения лап шиарейца, сейчас замерли неподвижно. А совсем недавно они копались во внутренностях тела, исключительно по-дурацки скомпонованного: всего лишь двурукого и двуногого, до непристойности слабо оволошенного, с уродливо шарообразной головой, с несложным, убогим анатомическим строением…

С легкодоступным, беззащитным, уязвимым сердечком.

ЕДИНСТВЕННЫМ.

Причина смерти изначально не вызывала сомнений, поэтому неожиданностью не явилась. Без этого примитивного кровяного насоса через пять минут прекращается деятельность мозга, и организм хомо сапиенса сапиенса превращается в кусок гниющего мяса, пригодный разве что на корм… рыбам. Бывшие всесильные господа на деле – весьма хлипкие созданьица. В прямом смысле слабаки. Где уж таким хилякам удержать завоеванные высоты! Многие из вчерашних рабов биологически на несколько порядков крепче, выносливей, жизнеспособней. Например, люди зцич’чущ, внешние органы которых наделены регенеративными способностями, а все внутренние органы и системы снабжены несколькими резервными копиями… Подлые земляне знали, что делали, когда предпочли не вступать с аборигенами Чущ в открытую схватку, а ударили коварно, исподтишка.

Неожиданным было открытие, которое сделал уважаемый Шар’ячикч. Поразительное, совершенно необъяснимое.

Инспекторша повернула стебельки глаз…

Вот она, причина переполоха, на отдельном предметном столике: аккуратно извлеченный экспертом из черепной коробки комочек «серого вещества». Под хищно нависшим гофрированным хоботом зета-сканера выглядели мозги эрсера крайне непрезентабельно, если не сказать жалко. Ну ни в какую не верилось, что именно в этом полутора-двухкилограммовом сгустке органических тканей сокрыты сила и мощь, которые позволили аборигенам Земли поработить тысячи рас Иных – то есть оказаться УМНЕЕ всех.

Впрочем, к этому конкретному мозгу хвалебное сравнение уже не относилось. Эмкабэшник утверждал, что ЭТОТ мозг девственно «пустой». Глупее некуда то есть. Дурацкий. Еще до смерти лишенный всей памяти, которая накапливается разумным индивидом в течение всей жизни – начиная с момента зачатия.

Мозг, начисто освобожденный от информации. Памяти. Умение сохранять которую и делает, собственно, человека любой расы человеком.

Рет’тга не очень-то разбиралась в нюансах судебной медицины, однако знала, что обширное понятие «Комплексный анализ состояния нейроидных и интеллектных систем» включало в себя не только запись энцефалографических параметров, «слепок» конфигурации извилин и отслеживание ответных реакций на уколы, удары, сминания (эту часть теста шиареец выполнял с особенным удовольствием, судя по радостному мерцанию багровых глазок), но также регистрацию зета-волн мозговых клеток. Хотя пресловутый пятиминутный срок давным-давно миновал – и мириады нейронов, при жизни связанных синапсами в единую сеть, превратились в бессмысленный кисель, не способный думать, чувствовать, желать, – достижениям современной технологии это не препятствовало.

Ничто никуда не исчезает и ничто из ниоткуда не возникает. Наука подтвердила это, открыв излучение, впоследствии маркированное последней буквой алфавита. Сохраненная живым мозгом информация после смерти, как выяснилось, напоследок выплескивалась в окружающее пространство. До тех пор пока органика мозговых клеток не разлагалась до определенной стадии. Длительность варьировалась индивидуально. В зависимости от срока и насыщенности жизни истечение информационного потока во внешний космос длилось от нескольких минут до двухсот двадцати с лишком стандартных часов.

Заглядывать в память покойника легче легкого; словно считываешь данные с кристалла памяти своего компа. Это живой мозг хоть сотней зета-сканеров обложи – ничегошеньки не узнаешь. Зета-волны генерируются только МЕРТВЫМ мозгом… Будто включается режим автозаписи и разум индивида торопится куда-то себя зафиксировать. Уже здесь, в Пекин-Сити, Рет’тга однажды слыхала, как местные земы говорили, что, дескать, информация о прожитой жизни уходит в следующую жизнь. И называли они излучение зета-волн дурацким словечком «карма».

Когда дотошные научники наловчились делать копии с этой экстренной передачи, над священной неприкосновенностью «прайвит спейса» [2] нависла угроза полной отмены. Но ушлые юристы тут же наворотили сонмище ограничений на посмертное сканирование…

На АндрэШчукина ни единое из них не распространялось. Но вовсе не потому, что он – странный тип и занимался подозрительными делишками, наверняка не всегда шедшими в ногу с законом, и умерщвлен был насильственно при невыясненных обстоятельствах.

А потому, что – ЗЕМ. Значит, он ВНЕ ЗАКОНА.

То-то местные копы сейчас там, за стенкой, локти грызут в бессильной ярости. То-то они не спешили ее вызывать, когда завертелась эта карусель. Заботливые какие, дальше некуда! «Госпожа Рф… б… жжоп’п… тьфуч’черт… д’пяззец… Извините, госпожа инспекторша, нам так не хотелось вас беспокоить в ваш выходной, вы так устали, вы так много трудитесь на благо нашего городка, вы…»

Рет’тга изящно вывернула многосуставчатую ногу и, с громким хлюпаньем засунув ступню в заднее верхнее влагалище, совершила несколько фрикций, чем вызвала малый оргазм и извергла оранжевую струйку – это действо соответствовало короткому торжествующему смешку земов.

Тупые уроды, они даже не способны различать длительность звуков, они неправильно расставляют паузы и добавляют лишние слоги в ее чудесное имя! Конечно же, где им догадаться, что у нее имеются «свои каналы». Да, имеются! Потому она успела вовремя и повыгоняла всех земов вон.

Только это служило ей пускай слабым, но утешением.

Ведь ожидаемых сведений уже не получить. Поди теперь разберись, почему этот АндрэШчукин на корм рыбам отправлен был. Но самое прискорбное, что прямо на голову свалились с неба иксатые. И детективам «черных шлемов» наверняка хочется знать не меньше нее, какими такими кривыми жизненными тропками прибрел этот приватный сыскарь к своему финалу – трещине в прибрежной скале.

– …ейродеструктор кромссает мозговые клетки, корежит и ссминает, как удар кувалды, а здесь имеет место аккуратненькое извлечение информации. Ума не приложу, как такое вообще можно ссотворить!

– Может быть, аппаратура глючит? Или программная система сбоит? В базе данных ошибочный адрес выскочил, и зета-луч не конвертируетс…

– Тоби, – бесцеремонно перебивая командира группы, «синий» капрал Шар’ячикч мрачно сверкнул багровыми глазками, – поверь мне и моему опыту, уж что-что, а железо и ссофт в этом захолустном лупанарии хоть и допотопные, но вполне надежны. Нам ничего не осстается, как поверить собственным глазам. Иначе придется отрицать абссолютно ВСЕ, нарабатываемые тысячелетиями, методы познания природы. Он не мог нормально жить с таким мозгом. Этот парень полный… нет, полнейший идиот! Интеллект его сслизан практически напрочь. ВСЯ приобретенная информация забрана. Словно кто-то переписсал личность на другой носитель, а оригинал очистил… почти. Оссталось чуть-чуть, примитивные инстинкты: не забыть как дышать, само собой, ну и пожрать там, попить, испражниться, то, се, на уровне чисстой физиологии… при самом оптимистическом раскладе – захотеть ссамку…

– В общем-то для зема вполне нормальный набор жизненных функций, – вставила надзирательница в чине прапорщицы, инспектировавшая местную эрсеровскую полицию, – животные они и есть, зверюги, что с них взя…

– Но это вовсе не значит, что мозгов у них нет, – поспешно оборвал инспекторшу Припак Йочч; пилот ДиланКомазини, который сидел на нижней ступеньке лесенки, ведущей в боковой люк гравискутера, благодарно посмотрел на заместителя командира. Завиггер-сержант приятельствовал с чиф-капралом – сказывалось биологическое родство высших приматов, наверное.

вернуться

2

Privat space (англ.) – примерный перевод: «личное пространство». Фундаментальное понятие, лежащее в основе прав человека и свободы личности, подразумевает как физическое, так и этическое, психологическое пространство. Совершенное другим индивидом либо социумом насильственное, против воли, вторжение в «приватный космос» человека – преступление против личности.