Прокурор бросает вызов, стр. 5

— А поконкретнее? — спокойно спросил Триггс.

— Росса Блэйна, — ответил Селби. — Он подделал чек, чтобы было на что купить здесь жетоны для игры.

— Я очень сожалею насчет Блэйна, — медленно проговорил Триггс. — Ему не стоило сюда соваться. Меня ничуть не огорчит, если вы ему посоветуете держаться подальше от моего заведения. Здесь не салон для сопляков без гроша в кармане.

— Насколько мне известно, он приезжал сюда вместе с Джорджем Стэплтоном, так ведь? — осведомился Селби.

— Ну, Стэплтон — совсем другой случай. Парень знает, что делает, и имеет деньги, чтобы за это платить.

— У вас есть основания для личной неприязни к Блэйну? — спросил Селби.

Триггс ушел от ответа:

— Ах, ну конечно, если Блэйн ваш личный друг и вы хлопочете, чтобы он имел возможность здесь появляться…

— Нет, этого я не хочу, — сказал Селби. — Вот и прекрасно. Я тоже.

— И еще, — сказал Селби, — я не желаю видеть здесь никаких лос-анджелесских шулеров.

— Да я бы и сам не допустил ничего подобного, — заверил Триггс. — Предпочитаю, знаете ли, вести дела чисто.

— На мой взгляд, — с угрозой произнес Селби, — вы не слишком усердствуете в этом плане. Можете рассматривать мой визит как предупреждение.

— Ладно. Пусть так.

— Ты ступил на тонкий лед, Триггс, — заметил шериф.

— И вы переживаете, как бы я не провалился, — с ухмылкой добавил хозяин «Пальмовой хижины».

Селби взял Брэндона за рукав.

— Пойдем отсюда, Рекс. Думаю, все, что хотели, мы уже сказали.

Триггс пересек комнату и распахнул дверь на улицу.

— До свидания, джентльмены, — сказал он. — Заглядывайте еще. Можете заходить в любое время, то есть, конечно, в ту часть, которая предназначена для посетителей.

Стоя на пороге, он проводил их взглядом через гравиевую парковочную площадку к машине.

— Черт бы его побрал, — произнес Брэндон. — Надо было ему все-таки врезать разок-другой. А то уж больно он расхорохорился после разговора с Сэмом Роупером. Он считает, что во всем графстве не найдется двенадцати присяжных, готовых отправить его в тюрьму за содержание притона. Он достаточно умен, чтобы закупать припасы в городе и платить наличными. Многие рассуждают именно так, как он говорит. Мол, раз закусочная находится за пределами города, значит, городу никакого вреда тут быть не может. Более того, через руки Триггса в Мэдисон-Сити текут деньги, а поэтому…

— И все же у Триггса есть уязвимое место, о котором он запамятовал, — перебил Селби. — Через пару месяцев ему потребуется продлевать лицензию.

— А ведь верно, — произнес Брэндон, и его лицо расплылось в улыбке.

— Поэтому, — продолжил Селби, — когда этот фрукт из Лос-Анджелеса вновь объявится в наших краях, мы устроим в «Хижину» рейд. Задержим и хозяина, и игроков. Это даст людям возможность взглянуть, какими делишками юн там занимается.

Несколько минут они ехали молча.

— Того малого, что ловил попутку, что-то не видно, — заметил шериф. — Не знаю, уж в какую игру он играл, но, верно, все-таки решил, что тут для нее место неподходящее.

Глава 3

— Высади меня здесь, — попросил Селби шерифа. — Я хочу заглянуть в канцелярский магазин, а потом прогуляюсь до муниципалитета пешком. Небольшая разминка пойдет мне на пользу.

Брэндон затормозил машину возле тротуара.

— Не забудь предупредить, Дуг, когда надумаешь заняться этой закусочной.

— Долго ждать не придется. Ты меня знаешь, Рекс. В глубине души я сам игрок. Люблю, когда события развиваются.

— Что верно, то верно, — согласился шериф. — Пока следил за твоей предвыборной кампанией, седины прибавилось. Никогда не мог угадать, что ты собираешься выкинуть в следующий момент.

— Я этого, признаться, и сам не знал, — сказал Селби, улыбнувшись воспоминаниям. — Я понимал, что Сэм Роупер в политике ветеран и что у него есть хорошо отлаженный план действий. Единственным способом свести на нет его политический опыт, на мой взгляд, было постоянно путать ему карты и таким образом не давать садиться на любимого конька. Поэтому-то предвыборная кампания и получилась построенной на своего рода импровизациях… Знаешь, как при игре в фанты.

— Что ж, твой фант обернулся для тебя креслом окружного прокурора… Ну так дай знать, когда надо будет захлопнуть крышку над Триггсом.

Машина шерифа тронулась с места. Дуг Селби зашел в канцелярский магазин, купил листов для своего блокнота и вновь ступил на тротуар как раз в тот момент, когда на улице, урча мотором, показался сверкающий хромировкой кремовый автомобиль. Когда он поравнялся с прокурором, сидевшая за рулем молодая женщина резко нажала педаль тормоза и, распахнув дверцу, спросила:

— Может, подвезти до муниципалитета, Дуг?

Селби охотно согласился.

— Я как раз думал о тебе, — сказал он, усаживаясь рядом с Инее Стэплтон. — И пытался найти способ тебя повидать.

Взгляд ее темных внимательных глаз на мгновение замер на его профиле. Выжав обутой в аккуратную туфельку ногой сцепление, она включила скорость.

— Номер телефона указан в справочнике, — заметила она. — И кроме того, насколько тебе известно, у нас в доме нет прокаженных, так что посещение меня вовсе не связано с риском оказаться потом в карантине.

Селби усмехнулся и принялся наблюдать, с какой ловкостью она вела мчавшуюся машину сквозь запруженные транспортом улицы.

И все же, подумал он, есть в ней что-то загадочное. Ее движения выглядели поразительно отточенными. К своему стыду, он имел возможность убедиться, что и на теннисном корте ее мозг управлял телом с не меньшей эффективностью. Однако в разговоре она редко давала скорый ответ. Как правило, сперва следовал короткий оценивающий взгляд темных глаз, затем секундная пауза, словно она спорила с собой, какую линию — защиты или нападения — избрать, и, наконец, ответ. Обычно обескураживающий.

Она была на пять лет старше своего брата, стройная, хорошо сложенная, с фигурой, которая казалась просто созданной для того, чтобы демонстрировать модную одежду в самом выгодном свете.

— Итак? — проговорила она, бросив на него один из своих коротких взглядов. — Ты будешь благодетелен и поведаешь мне свои мысли бесплатно или же потребуется сперва дать монетку?

— Вчера я услышал, как одна женщина сказала по твоему поводу забавную фразу, — произнес Селби.

— Ага! Вот он, вернейший способ заинтриговать и обратить в смиренную просительницу неприступнейшую из женщин. Умоляю, Дуг, ну что же она сказала?

— Она сказала, — ответил Селби, — что независимо от того, какое на Инее Стэплтон платье, у смотрящего на нее никогда не возникает мысли, что она в это платье одета. Он непременно отметит, что она в это платье облачена.

Инее рассмеялась, тщетно пытаясь скрыть удовольствие.

— Хорошо, что никто не видел меня сегодня утром в саду, когда я в рабочем комбинезоне осматривала последствия заморозков… Боже, как холодно было этой ночью!

Он кивнул. Ловким поворотом руля выровняв пошедшую юзом машину, она вписала ее в вираж и с разгона бросила на крутой подъем на Мердон-авеню.

— Так, значит, ты думал обо мне? — спросила она.

— Да. Я хотел поговорить с тобой насчет твоего брата. Она скользнула по нему взглядом и снова неотрывно уставилась на дорогу. Ее губы сжались.

— Я слушаю, — бесцветным голосом произнесла она.

— Меня беспокоит, не слишком ли усердно Джордж стремится пускать людям пыль в глаза?

Они молча проехали около половины квартала. Наконец полушутя сказала:

— Дуг, я просто в отчаянии! Пока ты не занялся политикой, мы виделись. Ты часто заходил ко мне, мы вместе играли в теннис, гуляли и катались на лошадях. А потом ты кинул перчатку на политическую арену, превратился в молодого агрессивного прокурора и стал шарахаться от меня как от чумы. И теперь, когда наконец я вновь увидела тебя и мое сердце запрыгало от радости, потому что ты сказал, что искал меня, выясняется, что тебе всего лишь нужно было проконсультироваться относительно моего брата… Выходит, желание видеть меня носило чисто профессиональный характер?