Прокурор бросает вызов, стр. 43

— Хендли сам во всем виноват! — не унимался Нидхэм. — Он приехал на полчаса позже меня и поймал того типа возле машины Каттингса. Мотор в ней уже работал. Карло было решил, что бродяга собрался ее угнать, но Уоткинс объяснил, что из-за этой машины погибла его дочь и что теперь он собирается отогнать ее к полицейскому участку. Ему удалось ее завести, закоротив провода возле замка зажигания. Молодой Стэплтон однажды рассказал нам, что влип, сбив в Сан-Диего какую-то девчонку. Это мы посоветовали ему тогда продать машину в другую часть штата. У нас было больше чем на двадцать тысяч расписок. Мы не могли допустить, чтобы с ним приключились какие-то неприятности. Короче, Хендли треснул того малого разок по голове и оставил лежать в гараже рядом с выхлопной трубой. Затем он вошел в дом, и мы принялись за игру. Приблизительно через полчаса он вышел, выключил мотор, а вернувшись, сообщил, что нашел его мертвым возле работающей машины. Я тогда сразу смекнул, что произошло. Но предпочел помалкивать. Стэплтон же все принял за чистую монету.

— Допустим. Что было дальше? — сурово спросил окружной прокурор.

Нидхэм не заставил упрашивать себя дважды. Его лицо подергивалось. Слова торопливо сыпались с дрожащих губ.

— Если вам нужно подтверждение, кто действительно заварил кашу, отправляйтесь в логово Хендли. Это небольшое бунгало на улице Южная Финера. Я дам адрес. Загляните в подвал. Там вы найдете Мэдж Трент, хостессу из «Пальмовой хижины». Вероятно, она выследила Хендли, когда он ходил в гараж выключать мотор и осматривать тело. Во всяком случае, ей все стало известно, и она пыталась вас предупредить. Когда шериф проболтался о звонке, она поняла, что теперь ей несдобровать, и решила бежать через окно. Однако Хендли разгадал ее план и уже поджидал у дороги, чтобы сделать ей наркотический укол. Он наркоман. Что до меня, то я подобными вещами не балуюсь. Так вот, Хендли поймал ее, ввел достаточно сильную дозу морфия, а когда она отключилась, мы отвезли ее в Лос-Анджелес. Перед тем как мы отправились промышлять в игорную, Хендли сделал ей еще один укол. Он сказал, что теперь она долго не придет в себя и у нас будет достаточно времени, чтобы решить, как с ней поступить. Но я-то знал, что он намеревался с ней сделать. Он ввел бы ей смертельную дозу наркотика и подбросил тело в какую-нибудь дешевую ночлежку, где она постепенно… Селби схватил телефонную трубку. — Адрес! — властно приказал он. — Адрес сию же секунду!

Глава 20

К тому времени как Сильвия Мартин закончила печатать признание, — первые солнечные лучи, проникнув сквозь зарешеченное тюремное окно, уже образовали на полу яркую лужицу света.

— Нидхэм, прочтите и удостоверьтесь, что здесь все правильно, — произнес Селби, протягивая ему протокол. — Затем поставьте внизу подпись и рядом своим собственным почерком напишите, что это ваше добровольное и чистосердечное признание, что оно было сделано без каких-либо угроз или обещаний с моей стороны, что вас не запугивали и не принуждали. Конечно, если что-то из перечисленного мной не соответствует истине, вы это писать не обязаны.

— Тут все верно, все правда, — проговорил Нидхэм. — Мой пример лишний раз подтверждает, в какой дурацкой ситуации может оказаться человек, если позволит кому-нибудь втянуть себя в аферу. — Он взял ручку и принялся подписывать листки.

Селби наклонился, выхватил ручку из его пальцев и сказал:

— Прочтите.

Сильвия Мартин сидела, откинувшись на спинку стула и закрыв глаза. Рекс Брэндон, покуривая самокрутку, наблюдал, как Нидхэм перечитывает протокол. Селби, измотанный и уставший, испытывающий странное ощущение, что его тело превратилось в какой-то вечно движущийся и функционирующий отдельно от сознания механизм, набивал трубку. Он сидел, развалившись в непринужденной позе, и удивлялся, что совершенно не хочет спать. Раскурив трубку, он поднялся и принялся расхаживать по кабинету, временами делая короткие, нервные затяжки. Нидхэм перевернул последнюю страницу протокола и сказал:

— Здесь все верно. Все точно так, как оно произошло.

Он взял перьевую ручку и поставил подпись, а потом добавил приписку, подтверждавшую, что это было его добровольное и чистосердечное признание.

— Теперь я хочу получить от вас однозначный ответ, — сказал Селби. — Джордж Стэплтон вошел в гараж уже после того, как Уоткинс был мертв?

— Да. Я-то сразу все понял, а вот он так и не догадался, что Хендли помог Уоткинсу отправиться на тот свет. Хендли притворился, что просто случайно наткнулся на труп. Видите ли, мы не могли допустить, чтобы Джордж заподозрил что-то такое, что дало бы ему потом возможность обвинить нас в убийстве. Иначе как бы мы получили двадцать тысяч с человека, который мог отправить нас обоих на электрический стул, стоило ему только раскрыть рот? Хендли убедил Стэплтона, что в сложившейся ситуации будет лучше, если труп обнаружат где-нибудь подальше от «Пальмовой хижины», и сам же подал идею подкинуть его в коттедж, который занимали Каттингс и Глизон.

Селби пристально взглянул на шерифа.

— Все понятно, Дуг. Пойдем, — сказал Брэндон. Они отвели Нидхэма обратно в камеру.

— Надо мне все-таки было побриться, прежде чем ехать сюда, — произнес Селби, проведя ладонью по щетине.

— Знаешь, давай сделаем вот что, — предложил Брэндон. — Сейчас мы все отправимся ко мне домой. Моя жена приготовит завтрак. Заодно там можно принять ванну и побриться. Ты не против, Сильвия? Не отказалась бы ты сейчас от хорошей горячей ванны?

— И яичницы с ветчиной на завтрак? — добавила она. Брэндон кивнул. Она потянулась, подняв руки над головой, вздохнула и, взглянув на часы, сказала: — Однако пора бы нам услышать из Лос-Анджелеса, что…

В этот момент зазвонил телефон. Селби схватил трубку. В тишине тюремного кабинета слова, произнесенные помощником шерифа Лос-Анджелеса на другом конце провода, прозвучали громко и отчетливо:

— Еще раз здравствуйте, Селби. У меня для вас кое-что есть. Вам знаком парень по имени Росс Блэйн?

— Да, знаком.

— У вас к нему никаких претензий?

— Некоторое время назад у него были небольшие неприятности, но теперь с этим все улажено. Он хороший парень.

— Вся заваруха произошла там, в бунгало Хендли, — продолжал помощник. — Этот молодой человек, Блэйн, похоже, был влюблен в Мэдж Трент, ту самую хостессу, которую вы разыскивали. Это она звонила вам утром по телефону предупредить относительно убийства. Видимо, что-то помешало ей договорить до конца, потому что тот, кто поджидал ее снаружи в машине, посигналил, и она, бросив трубку, выбежала из телефонной будки. Она вернулась обратно в «Пальмовую хижину», но вскоре туда явился шериф и обвинил ее в том, что анонимный звонок в лабораторию судебной экспертизы был делом ее рук. Эти слова не миновали ушей той парочки, о которой она и пыталась вас предупредить. Девушка поняла, что теперь ей грозит опасность, убежала в свою комнату, заперлась и разыграла истерику. Хозяин закусочной, Триггс, был с ней заодно. Это он отвозил хостессу к телефону-автомату и теперь не меньше ее волновался за последствия. Она выбралась из дома через окно, дошла до дороги и позвонила Россу Блэйну, чтобы он ей как-нибудь помог. Блэйн одолжил у Стэплтона машину и поехал к ней, но ее не оказалось в условленном месте. Похоже, тут Хендли удалось их переиграть. Он заставил девушку сесть в свою машину, накачал ее морфием и привез прямиком к себе домой. Очевидно, они отъехали за каких-нибудь пять или десять минут до появления Блэйна.

Примчавшись на место и не обнаружив девушки, Блэйн быстро сообразил, что должно было произойти. Он приехал в Лос-Анджелес и пустился на поиски. Ему удалось выяснить, где жил Хендли, и он, недолго думая, отправился туда. Чтобы следить за порядком в бунгало и выполнять обязанности телохранителя, у Хендли был нанят специальный человек. Он набросился на Блэйна с ножом, и парень получил довольно сильные раны. Однако и Блэйн не сплоховал. У охранника проломлен череп, и его до сих пор не могут привести в чувство. Блэйн обнаружил, что девушка все еще находится под действием наркотика, но вместо того, чтобы, как подобает в таких ситуациях, сообщить нам, доставил ее в больницу. Докторам пришлось над ней изрядно поколдовать. Теперь она вне опасности, но, видимо, нагрузка на организм оказалась слишком большой. Похоже, она бредит. Она все время кричит, чтобы мы заказали какой-то телефонный разговор и передали девочке по имени Руби, что Койоту не удалось добраться до бедной Крольчихи-мамы. Мы опасаемся, что у нее нарушилась психика.