Ухаживания на скорую руку, стр. 1

Барбара Делински

Ухаживания на скорую руку

Глава 1

Когда Антония Филлипс стремглав вбежала в офис издателя «Истерн Эдж» Билла Остина, то сразу поняла, что заваривается какая-то каша. Она одна немного запоздала, все уже были в сборе. Четыре головы одновременно повернулись в ее сторону, и на каждом лице проступило виноватое выражение. Инстинкт подсказал ей, что подобное странное приветствие не имело ничего общего с ее опозданием.

– О-о-оп-ля… – произнесла она, переступая порог, и остановилась. – Почему это мне кажется, что у меня видна комбинация? – Разумеется, это была только фигура речи, поскольку комбинацию она, разумеется, не носила. На ней был элегантный шерстяной костюм приглушенно-зеленого цвета. Юбка с разрезами чуть прикрывала колени. Высокие сапоги из натуральной кожи плотно облегали ее красивые ноги. Да, Антония Филлипс, или просто Ния, как звали ее друзья, без сомнения, была чрезвычайно привлекательной женщиной: высокий рост, стройная фигура и особого рода уверенность в себе, излучаемая без малейших усилий в любых обстоятельствах.

– Проходи, проходи, Ния, – предложил ей Билл, сопроводив свои слова приглашающим жестом. При этом он хитро улыбался, и это заставляло еще больше тревожиться. – А мы как раз говорили о тебе.

– Вот как? – Антония с деланным изумлением изогнула бровь. – Впрочем, я об этом и сама догадалась. – Она уселась на единственный свободный стул, пристроила у ног объемистую сумку с длинным ремнем и, выловив из нее блокнот и ручку, приготовилась держать ответ.

– Извините за опоздание. Я задержалась в театре у Хамфри. Но репортаж получился хороший. – Извинения были принесены всем сотрудникам сразу, хотя предназначались одному только Биллу. И снова она ощутила какое-то странное волнение. – Хм… Что-нибудь не так? – Она обвела коллег глазами. – Вы получили от меня сообщение?

– Получили, Ния. Большое тебе, кстати, спасибо за то, что согласилась почтить своим присутствием наше сборище. – Ухмылка на лице Билла свидетельствовала о готовности простить ей все грехи разом, что было явно не в его характере и еще больше укрепило подозрения Нии. Похоже, готовилась какая-то каверза. Между тем Билл пожал плечами и сказал: – Итак, мы возьмем на себя смелость продолжить совещание.

Привычным жестом она тряхнула головой, чтобы вернуть несколько выбившихся из прически прядей на место. Необходимости смотреть в зеркало не было – она и так знала, что выглядит очень даже приемлемо. Но все-таки, отчего же она сделалась центром всеобщего внимания?

– Вы, стало быть, говорили обо мне? – повторила она. Медленно и очень внимательно она обвела взглядом лица собравшихся, словно предлагая им немедленно высказаться.

Референт издателя Присцилла Коул, с которой они вместе тянули лямку и сидели в одном офисе, предложила свою версию происходящего.

– Мы обсуждали задания для репортеров к июньскому номеру.

Что ж, ничего нового. По этому поводу и собирались – разве не так? На улице март, а у них все по расписанию.

– Великолепно! Вот, значит, что вы обсуждали, когда я так бесцеремонно прервала своим появлением высокое собрание? – Ния ухмыльнулась, пытаясь серьезностью тона скрыть банальнейшее любопытство.

– Десять самых завидных женихов и невест на Востоке, – сообщил наконец разгадку всего этого ребуса один из главных редакторов Джеймс Кабот, тщательно выговаривая каждое слово. Это был мужчина средних лет, умный, не любящий словесной мишуры. Ния повернулась, чтобы получше его видеть.

– Это шутка, надо понимать? – осведомилась она с иронией.

Кристофер Дейли, тоже главный редактор, присоединился к обсуждению, бросив с самодовольной улыбкой короткое «нет».

Окончательно сраженная, Ния взглянула на Присциллу.

– Оказывается, вы серьезно.

Та в ответ лишь кивнула головой.

– Билл? – Ния вопросительно посмотрела на их вождя как на последний оплот благоразумия.

– А что это ты так удивилась, Ния? – Издатель окинул ее взглядом, в котором проступило недовольство. – Да, мы серьезно обсуждаем возможность введения новой рубрики. Что тут такого?

Ния поморщилась.

– Одно дело – обсуждать, и совсем другое – включать в издательские планы. Такого рода рубриками пестрят страницы всех третьеразрядных газет и журналов. Мне же всегда казалось, что мы выше этого. – Аргументы Нии не были лишены оснований. Ежемесячный журнал «Истерн Эдж» заявил о себе как об издании, имевшем свой неповторимый стиль, отвечавший запросам многих людей, проживающих на Восточном побережье Штатов. Он представлял собой хорошо сбалансированный ежемесячник, содержавший в тщательно продуманных дозах юмор, очерки о повседневной жизни людей, разоблачительные статьи и материалы по вопросам образования. Все они были прекрасно написаны, но при этом отличались доступностью в подаче материала. В течение четырех лет Ния работала на это издание, и ни разу у нее не возникало сомнений в его респектабельности.

– А мы и впредь собираемся оставаться на высоком уровне, – сказал Билл, перехватывая инициативу в свои руки. – Мы поставим дело так, что в нашем ежемесячнике появятся скорее исследования на эту тему, нежели простая фиксация событий. Так вот, заниматься такого рода проблемами и писать очерки станут лучшие из лучших. – Издатель замолчал на мгновение, давая возможность Нии полностью осознать смысл им сказанного. – Другими словами, о мужчинах будешь писать ты.

– Я? О мужчинах? Нет, только не это. – Ния вдруг поняла, отчего ее коллеги с самого начала виновато на нее посматривали. – Вам не удастся взвалить на меня еще и это. По той только причине, что я задержалась и не смогла отбиться от этого задания, как другие, вы…

– Послушай, это не имеет никакого отношения к тому, что ты опоздала, – наставительно произнес Билл. В его голосе снова зазвучали привычные командные нотки. – Я решил доверить тебе это задание еще до того, как началось собрание.

– А почему этим не может заняться… – Она быстро оглядела помещение, но выяснила лишь, что Присцилла оказалась единственной, кроме нее, особой женского пола, которая присутствовала на совещании.

Присцилла Коул, маленькая работящая женщина тридцати четырех лет от роду, была старше Нии на целых пять лет и писала в основном статьи аналитического плана. Талантливая писательница и журналистка, она так же отлично справлялась с редакторской работой и обладала способностью мигом ставить диагноз и устранять трудности, возникавшие при выпуске свежего номера журнала, на что у прочих сотрудников иногда уходили целые часы. Но она была одинока, легкоранима и представляла собой именно тот тип женщины, над которым любили зло подшучивать уверенные в себе представители мужского пола. Так, по крайней мере, рассудила Ния. Хотя она ни в малейшей степени не хотела взваливать это задание на себя, равным образом она не испытывала желания перекладывать его на хрупкие плечи Присциллы.

– А почему бы не задействовать кого-нибудь из штатных репортеров? – предложила она наугад.

Билл только развел руками:

– На то есть разные причины, но боюсь, что созданные их усилиями очерки будут точь-в-точь такими же, как и в бульварных газетенках, о которых ты здесь с таким негодованием распространялась.

Ния стрельнула глазами в сторону сидевших рядом с ней мужчин.

– Тогда пусть этим займутся Джеймс или Крис. Они ведь люди вполне компетентные?! – Она заулыбалась, но улыбка мгновенно пропала, когда Билл одной-единственной фразой исключил мужчин из списка возможных кандидатов.

– Я хочу, чтобы интервью брали женщины. В любом случае, когда мы заводим речь о мужчинах, нас прежде всего интересует женское мнение. И лучшей кандидатуры, чем ты, не сыскать.

– Лучшей кандидатуры, чем я? – эхом откликнулась Ния. – Да худшего и предположить невозможно, Билл! Терпеть не могу завидных женихов! И ты это знаешь.

Она обернулась, услышав, что сидевший рядом с ней Крис расхохотался.

×
×