Стиль подлеца, стр. 37

– Посмотрим, – задумался Дронго, – я должен идти до конца. Это теперь вопрос принципа.

– Тогда удачи вам, – пожелал генерал, – и можете послать меня к черту, если вам станет легче.

– Лучше я пошлю к черту кого-нибудь другого, – сказал Дронго, – и поеду вместе с вами встречать вашего патрона.

День седьмой

Самолет приземлился точно по расписанию. Согласно правилам, выходившего из лайнера пассажира, заказ на которого был оформлен через зал для официальных делегаций, встречали прямо у трапа представители аэровокзала и один из близких людей, знавших его в лицо. Федосееву удалось добиться особого разрешения на встречу, и вместе с ним встречать президента компании отправился и Андрей Ильин.

Дронго остался сидеть в зале вместе с несколькими охранниками и Викентием Алексеевичем, который явился в аэропорт, сильно хромая. Через несколько минут показался Александр Михайлович. По традиции его сопровождала прилетевшая из Парижа личный секретарь – длинноногая девица с чрезвычайно красивым и глупым лицом. Дронго переглянулся с Ильиным. Страсть к женскому полу должна была рано или поздно погубить бизнесмена.

Александр Михайлович привычно улыбался, здоровался, даже шутил. Но, когда они оформили документы и вышли из комнаты, спускаясь по лестнице, прилетевший озабоченно спросил у Дронго:

– Как дела?

– Пока неплохо, – сказал Дронго, – но нам нужно поговорить.

– Поедете в моей машине, – решил бизнесмен, – вы и Викентий Алексеевич. Остальные сядут в другие машины. Ты, Андрей, поедешь вместо водителя.

– Хорошо, – согласно кивнул Ильин.

Любомудров осторожно, стараясь не потревожить все еще болевшую ногу, уселся на переднее сиденье рядом с Ильиным, а Дронго разместился на заднем, рядом с Александром Михайловичем.

– Вы нашли его? – спросил бизнесмен, когда их «шестисотый» «Мерседес» выехал со стоянки в сопровождении нескольких автомобилей. – Вы нашли убийцу?

– Нашли.

– Это же здорово! – схватил его за руки бизнесмен. – Теперь мы успеем подать заявку и принять участие в аукционе. Признаться, я не очень-то верил в ваши способности. Это просто здорово...

– Погодите, – невежливо перебил его Дронго, – все не так просто, как вам кажется. Убийцу мы действительно сумели найти, вернее, вычислить. Но этого мало. Во-первых, он не сознается в своем преступлении...

– Терпеть не могу, когда вы начинаете перечислять все эти факты, раскладывая их по полочкам, – признался бизнесмен, – меня больше интересует одно: да или нет. Вы его нашли?

– И да и нет, – ответил Дронго. – Мы сумели найти человека, который, по нашим предположениям, принимал участие в убийстве Ирины Максименко и вашего бывшего водителя. Но это профессиональный убийца...

– Тем лучше, – перебил его бизнесмен, – не сможет отпереться.

– Это мы не сможем ничего доказать, – возразил Дронго, – он никогда не признается в убийствах. Это профессионал из бывшего Первого главного управления. Такие люди ценятся за молчание. Он нам ничего не хочет говорить.

– Скажет, – сжал кулаки Александр Михайлович, – пусть попробует молчать. Я его живым сожгу. Как два раза по морде дадут – во всем признается.

– Не признается, – с некоторым любопытством посмотрел на своего собеседника Дронго, – это не тот человек.

– Сдадим его в прокуратуру, и черт с ним, – отмахнулся бизнесмен.

– А они покажут пленку по телевизору и обвинят нас в том, что мы еще и задержали невиновного человека. Кроме наших рассуждений, у нас ничего нет.

– Я не понимаю, – окончательно вышел из себя Александр Михайлович, – вы на чьей стороне? На моей или на чужой? Мне кажется, вы делаете все, чтобы выгородить этого типа.

– Я пытаюсь прояснить реальную ситуацию. У нас есть козырь, но его недостаточно для полной победы. Нам нужно договариваться.

– С ними? Договариваться с ними?! – воскликнул словно ужаленный Александр Михайлович. – Теперь, когда у нас в руках убийца, я должен с ними договариваться? Да я их в порошок сотру, в пыль. Завтра мы подтвердим участие в аукционе и через три дня будем самой крупной компанией не только в России, но и в Европе.

Раздался звонок мобильного телефона. Александр Михайлович выхватил телефон, поднес аппарат к уху.

– Добрый день, – оживленно поздоровался он. – Да, только что прилетел из Парижа. Все здорово. Конечно, хорошо, спасибо. Большое спасибо, ты всегда нам помогаешь. – Он назвал имя, и Дронго вдруг понял, что бизнесмен по – дружески разговаривал с первым вице-премьером страны.

– Мы завтра подтвердим свое участие в аукционе, – победно сказал Александр Михайлович, бросив взгляд на Дронго. Тот благоразумно промолчал, понимая, что пока лучше не вмешиваться.

– Спасибо, спасибо. Обязательно передам. Да, до завтра, – он отключился и посмотрел на Дронго. – Вы что-то хотели возразить?

– Вы немного торопитесь, – заметил Дронго, – пока ничего не ясно, партия еще не сыграна.

– Все! – победно заявил Александр Михайлович. – Вы нашли убийцу, и пусть теперь они подавятся своей пленкой. Единственный человек, кого может интересовать эта пленка, – моя собственная жена. Но и она, надеюсь, переживет эту новость. Пусть остаются со своей пленкой, если хотят. Главное, что теперь они не смогут замазать меня убийством. Викентий Алексеевич, у вас готов пакет документов для участия в аукционе?

– Давно готов, – повернул голову к шефу Любомудров, – но мне кажется, что в данном вопросе лучше следовать советам нашего эксперта.

– Хватит перестраховываться, – счастливо смеясь, заявил Александр Михайлович, наклоняясь вперед и обнимая адвоката за плечи. – Ничего страшного уже случиться не может. Мы победители.

– Нужно получить его признание, – упрямо повторил Дронго.

– Ну и получайте себе на здоровье, – отмахнулся бизнесмен. – Я все равно завтра подам заявку, подтверждающую наше участие в аукционе.

– Боюсь, что вы недооцениваете своих соперников, – напомнил Дронго, – тем более что они уже показали свои реальные возможности. Эти люди ни перед чем не остановятся.

– Как и я, – твердо заявил бизнесмен. – Позвоните в прокуратуру, и мы сдадим им убийцу. А потом можете получить свой гонорар.

Дронго вздохнул. Есть люди, которых невозможно переубедить. А удачливых бизнесменов вдвойне. Именно поэтому он не стал больше спорить, а, поудобнее устроившись в углу машины, слушал разговор Александра Михайловича с адвокатом. И вдруг бизнесмен вновь вернулся к основной теме.

– А этот гнида, Леонид, получил по заслугам! – зло воскликнул Александр Михайлович. – Он думал, что сумеет меня запросто обмануть. Я всегда его подозревал, даже хотел от него избавиться, но все время жалел. А нужно было выгнать взашей.

– Жалко парня, – негромко заметил Любомудров.

– Его жалко? – изумился Александр Михайлович. – Он меня постоянно предавал, а я должен его жалеть? Если бы он остался жив, я бы его, подлеца, собственными руками удавил. Такой гаденыш затаился у меня за спиной.

– Он слишком часто общался с разного рода сутенерами и сводниками, – тактично заметил Викентий Алексеевич.

– Я тоже часто общался с проститутками, – зло бросил бизнесмен, – но от этого сам проституткой не стал.

«Это спорный вопрос», – подумал Дронго, но спорить не стал.

Раздался еще один звонок. Александр Михайлович снова взял аппарат.

– Мистер Стюарт, – сказал он на ломаном английском, – можете не беспокоиться. Завтра мы подтвердим нашу заявку. Все в полном порядке, – заверил он английского коллегу.

И, когда отключился, радостно кивнул Любомудрову.

– Завтра поезжайте в прокуратуру и узнайте, почему они хотят со мной говорить. И на какую именно тему. Кстати, убийца был знаком с Ириной? – спросил он у Дронго.

– Был, – кивнул тот, – даже выдавал себя за ее жениха, хотя по возрасту годился ей скорее в отцы, был старше лет на двадцать.

– Может, он еще и спал с ней? – ревниво спросил бизнесмен.

– Не знаю, – пожал плечами Дронго, – это меня не интересовало. Судя по всему, она была неплохой девушкой, хотя и профессионалкой.

×
×