Путь воина, стр. 48

Они разместились на диване. Фумико села недалеко от них. Цубои взял стул и уселся рядом с ней, готовый слушать ее перевод. Фумико взглянула на него и усмехнулась. Впервые в жизни она должна была всю ночь работать в качестве переводчика для сотрудника полиции. Но ей начинала нравиться такая деятельность. Ее захватил дух поисков.

— Госпожа Намэкава, вы прилетели в Токио несколько дней назад, — начал Дронго. — Вы должны были принять участие в приеме, организованном руководством банка в отеле «Империал». Пока все правильно?

— Да, — улыбнулась она.

У нее была широкая улыбка, сказывался американский опыт. Она внимательно его слушала, демонстрируя дружелюбие и доброжелательность. Хотя он видел, как она иногда настороженно косится на Фумико. Очевидно, она знала кое-что о пресс-секретаре и также чувствовала себя в ее присутствии не совсем удобно. Какие бы высокие должности ни занимали женщины, но, если между ними стоит тень мужчины, налет цивилизации улетучивается, уступая место инстинктам.

— Извините, если мои вопросы покажутся вам несколько бестактными, — сказал Дронго, — но вы видите, что здесь находится старший инспектор Цубои. И мои вопросы диктуются исключительно желанием найти виновного в страшной трагедии, произошедшей в вашем банке.

— Я готова ответить на любые ваши вопросы, — сказала Аяко чуть напряженным голосом.

— Вам нравится ваша нынешняя работа?

Она удивилась. Распахнула глаза на своего собеседника, потом оглянулась на Фумико, кажется, подозревая, что этот вопрос он задал под ее влиянием.

— Безусловно, нравится, — ответила она. — Мне кажется, мы живем в свободном обществе, где каждый может выбрать работу по своему желанию.

— Разумеется. Но вам пришлось переехать из Японии в Америку. Говорят, переезд вызывает самый большой стресс в жизни.

— У меня не было стрессов, мистер Дронго, — мягко улыбнулась она, — я вообще спокойный человек. Вы не могли бы бросить курить? — обратилась она к Цубои, и тот загасил свою сигарету в пепельнице.

— Я вижу, — кивнул Дронго. Он заметил, как нахмурилась Фумико. Нужно быть осторожнее. У них десять лет разницы, и Фумико может не понравиться любой комплимент в адрес этой женщины.

— Скажите, госпожа Намэкава, вы знали о том, что господин Морияма собирается покинуть пост вице-президента банка по связям с филиалами и перейти на другую должность?

— Конечно, знала. Об этом знали все в руководстве банка. Ни для кого не было секретом, что президент нашего банка Тацуо Симура собирался уходить на пенсию. Президентом банка должен был стать господин Такахаси. Все предполагали, что на место первого вице-президента перейдет господин Фудзиока, а на его место господин Морияма. — Она говорила спокойно, уверенным голосом.

— Таким образом, место господина Мориямы должно было стать вакантным, — уточнил Дронго.

— Да, — кивнула она, — но господин Симура решил все поменять.

— Он всего лишь поменял местами Морияму и Фудзиоку, — напомнил Дронго.

— Я был на этом совещании и слышал предложения господина Симуры. И его рекомендацию назначить на место господина Мориямы представителя вашего банка в Осаке господина Сато.

— Правильно, — сказала она с дежурной улыбкой, — это была рекомендация господина Симуры, и мы все готовы поддержать его решение. Господин Симура отдал этому банку всю свою жизнь. И мы готовы подчиниться любому решению нашего президента. Если он так предложил, значит, лучше знает, кому и где работать.

Она была явно довольна своими словами. И на этот раз улыбнулась достаточно дружелюбно. Пусть эта гордячка Фумико слышит, как ведут себя люди, делающие карьеру сами, а не с помощью денег своего отца.

— Не сомневаюсь, что вы так думаете, — пробормотал Дронго. — А вы знали о его решении?

— Н-нет, — не совсем уверенно сказала она. Кажется, она соврала первый раз за время разговора, понял Дронго. Но как она могла заранее узнать. Ах да, Морияма. Если он знал заранее, то мог сообщить.

— Как вы думаете, госпожа Намэкава, кто мог выстрелить в господина Симуру и господина Такахаси?

— Никто из наших, — на этот раз она была серьезна. — Извините меня, мистер Дронго, но это слишком важный вопрос, чтобы ответить на него по-другому.

Я не верю, что кто-то из наших руководителей мог решиться на такое преступление. В нашей стране такое невозможно. Я знаю всех этих людей много лет.

— То есть вы хотите сказать, что мог стрелять только один человек.

Иностранец, который там был. Я.

— Извините меня, — еще раз сказала она, — но поверить в виновность кого-то из людей, которых я знаю много лет… Мне кажется, стреляли из коридора. Наверно, мы не заметили, как открылась дверь и начали стрелять из коридора. Никак иначе я это объяснить не могу.

— В коридоре стояли ваши охранники, — устало напомнил Дронго. — Разрешите задать вам еще один вопрос?

— Конечно, — она уже полностью овладела собой.

— Мне удалось ознакомиться с закрытой информацией по всем руководителям банка, — сообщил Дронго. — в вашей биографии указано, что вы любили ездить на охоту со своим бывшим мужем.

— Да, — ответила она, — я действительно любила с ним ездить, но…

Она вдруг поняла, о чем именно он ее спрашивает. И нахмурилась.

— Вы думаете, это я стреляла в Симуру? — Она впервые за время разговора потеряла самообладание. — Вы думаете, я могла такое сделать?

Она оглянулась на Фумико и инспектора, разводя руками. На щеках проступили красные пятна.

— Этот Вадати, — с досадой сказала она, — он включал туда всевозможные слухи. Я всегда говорила, что этого не стоит делать…

— Вы действительно хорошо стреляли?

— Да. Я научилась стрелять из ружья. И даже любила ездить на охоту. И в Америке люблю. Иногда мы выбираемся с друзьями в лес. Но я никогда не стреляла из пистолета. И никогда не стреляла в людей, мистер Дронго, если вы это имеете в виду. И мне понятны все ваши вопросы. Думаете, если меня не утвердили на место господина Мориямы, то я должна была достать пистолет и по-ковбойски стрелять в руководителей банка? У вас извращенное сознание, мистер Дронго. Вам никто этого не говорил? Здесь не Дикий Запад и не Колумбия. Это Япония. Страна с тысячелетними традициями, которые соблюдают все граждане. Страна, где не стреляют в президента банка его сотрудники. Это невозможно у нас.

Она раскраснелась и перешла на крик. Фумико перестала переводить инспектору ее слова, с интересом глядя, как она волнуется. Госпожа Намэкава дотронулась до своего пылающего лица и с гневом взглянула на Дронго. Он все-таки вывел ее из равновесия.

— Извините, — сказал Дронго, — я не думал, что этот вопрос покажется вам таким неприятным. У меня больше нет к вам вопросов.

Женщина тяжело дышала. Но многолетняя работа в Америке научила ее «держать удар». Она медленно поднялась, усилием воли подавляя свои чувства.

— Надеюсь, вы меня правильно поняли, — произнесла она. — Благодарю вас за нашу беседу. — Она чуть поклонилась и по-японски спросила уже у инспектора Цубои:

— Я могу идти? Или я должна остаться и отвечать на другие неприличные вопросы? Этот иностранец, кажется, слишком увлекся. Извините меня, госпожа Одзаки, за мою вспыльчивость.

— Извините нас за то, что мы вас побеспокоили, — церемонно поклонилась Фумико.

Аяко Намэкава повернулась и вышла из апартаментов, хлопнув дверью чуть сильнее обычного. Это было единственное, что она могла себе позволить. Дронго взглянул на Фумико и растерянно развел руками. Цубои достал очередную сигарету и усмехнулся. Затем сказал несколько слов.

— Он говорит, что тебе повезло, — перевела Фумико. — Не понимает, как ты мог позволить себе задавать ей такие вопросы.

— Скажи, что я бывший плохой полицейский. Меня выгнали с работы, и теперь я занимаюсь частной практикой.

Она перевела и, выслушав ответ, рассмеялась. Затем объяснила Дронго:

— Он говорит, что давно это подозревает. Ты только делаешь вид, что разбираешься в наших делах. А на самом деле тебе ясно, что ты ничего не сможешь понять.