Путь воина, стр. 17

— Там не было отпечатков пальцев, — вынужден был признать Хасэгава.

Наступило молчание. Симура повернул голову, взглянул на Дронго, потом на сидевшего рядом адвоката Сакагами. И неожиданно спросил:

— Вы его адвокат?

— Да, — пролепетал Сакагами, чуть привставая со своего места.

— Какие основания есть у сотрудников прокуратуры и полиции для задержания вашего клиента? Я имею в виду законные основания, не считая того факта, что он сидел в момент убийства в розовом зале. Какие?

Сакагами взглянул на прокурора. Тот отвернулся. Офицеры полиции смотрели в пол. Только Цубои насмешливо фыркнул, но для адвоката он не был авторитетом.

— Никаких, — выдавил из себя Сакагами. Он взглянул на Хасэгаву и быстро добавил:

— Но господин Дронго был в розовом зале в момент убийства. И оставался там с госпожой Одзаки, когда все вышли из комнаты.

— Господин Сакагами, — тихо произнес Симура, — вы, очевидно, назначенный адвокат?

— Да. — Сакагами так и не решился сесть, отвечая на вопросы старика.

— Я думаю, будет лучше, если у господина Дронго будет другой адвокат, — жестко заметил Симура. — С этой минуты я готов представлять интересы господина Дронго в этом деле, — объявил он при полном замешательстве всех присутствующих.

Дронго попросил адвоката перевести его заявление. Но тот отмахнулся от него. Он понял, что его недолгая деятельность в качестве адвоката столь интересного клиента заканчивается. Фумико, усмехнувшись, обернулась к Дронго и пояснила, что сэнсэй Симура готов лично представлять интересы задержанного.

— Вас что-то смущает? — спросил Симура у прокурора. Было видно, что он держится изо всех сил. Тамакити, стоявший за его спиной, тревожно взглянул на старика. Тот смотрел на прокурора, ожидая его решения.

Хасэгава хотел что-то сказать, но Симура неожиданно закашлялся.

Тамакити бросился к столу, где стояла бутылка с водой, и, быстро наполнив стакан, протянул его старику, но тот оттолкнул его руку.

— У меня есть лицензия на занятие юридической практикой, — прохрипел Симура, обращаясь к прокурору. — Вы должны объяснить мне, на каких основаниях вы его держите?

Прокурор озадаченно посмотрел на обоих офицеров, сидевших рядом с ним.

К такому повороту он явно не был готов. Одно дело — разговаривать с податливым Сакагами, готовым поддержать любые требования прокуратуры, лишь бы остаться при деле и заработать полагающийся назначенному адвокату гонорар, и совсем другое — с таким человеком, как Симура, который не только обладает нужными связями, но и знает все японские законы. С Симурой невозможно договориться. Хасэгава снова посмотрел на офицеров полиции. Затем перевел взгляд на Цубои. Тот, поняв взгляд прокурора, покачал головой, не соглашаясь с решением, которое уже готов был принять Хасэгава.

— Может быть, вам лучше отдохнуть? — участливо спросил прокурор, обращаясь к Симуре. — Мы постараемся разобраться и принять правильное решение.

— Я хочу знать, почему вы не хотите его отпустить, — снова закашлялся Симура, — какие у вас юридические основания? Или вы задержали его только потому, что он иностранец? Как на это посмотрит наше Министерство иностранных дел? Или премьер-министр. Он ведь тоже был на приеме, и его охрана обеспечивала безопасность участников, — Симура отдышался и продолжал:

— Получается, вы не доверяете охране нашего премьера. Или охране отеля «Империал». Или вы полагаете, что охрана банка могла пропустить на встречу иностранца с оружием. Я думал, вы лучшего мнения о наших охранниках. Или вы думаете, что среди них могли быть предатели?

— Господин Хасэгава, наверно, считает, что они помогали иностранцу убивать руководителей нашего банка, — насмешливо вставила Фумико.

Симура попал в точку. Одно дело — обвинять иностранца, который к тому же был экспертом по вопросам преступности. И совсем другое — подозревать службу безопасности в том, что она допустила ошибку. Прокурор нахмурился. Он смотрел на Фумико и понимал, что совершил ошибку, разрешив ей присутствовать при разговоре. Если сейчас он не примет решения, то эта бесноватая дамочка, выйдя отсюда, соберет пресс-конференцию и скажет, что прокурор Хасэгава считает охранников премьера пособниками убийства.

— Я такого не говорил, — сразу сдал свои позиции прокурор. — Мы не обвиняли нашу службу безопасности в просчете. Но если кому-то удалось пронести пистолет в розовый зал, значит, были ошибки конкретных людей.

— Всех прибывших проверяли, — возразила Фумико. — Никто не имел права проносить оружие.

— Возможно, — согласился прокурор, — но убийце удалось пронести оружие.

Мы пока никого не обвиняем, мы лишь проверяем известные нам факты. Возможно, вы правы, сэнсэй, — сказал он, обращаясь к Симуре. — Кроме убийцы, там должен быть и человек, отвечающий за безопасность участников встречи. Мы допросим всех сотрудников охраны отеля и службы безопасности банка. Кроме того, мы намерены обратиться с запросом в Управление национальной безопасности. Возможно, они располагают сведениями, которых мы еще не имеем.

— В таком случае вы можете пока отпустить господина Дронго, — предложил Симура. — Он будет жить у меня в доме и никуда не сбежит, пока вы не закончите расследование. Вы можете передать дело в суд, который вынесет решение о целесообразности его задержания.

Японская правовая система была скопирована с американской сразу после поражения Японии во Второй мировой войне. Именно суд должен определять обоснованность ареста или задержания подозреваемого, если прокурор выносит такое решение. В отличие от бывшего Советского Союза и нынешней России в демократических странах нельзя без решения суда держать человека в тюрьме даже с санкции прокурора.

Хасэгава посмотрел на сидевшего перед ним Кодзи Симуру. «Этот старик может явиться и в суд», — подумал прокурор. Он представил себе, как будут выглядеть в таком случае сотрудники прокуратуры и полиции, подозревающие в покушении на убийство Симуры человека, которого станет защищать его брат. Кроме того, Симура не обычный адвокат, и все журналисты страны приедут, чтобы осветить это событие. А эта дамочка наверняка подключит своего отца, с ужасом подумал прокурор, глядя на Фумико. Если все телевизионные каналы ее отца начнут массированную атаку против Хасэгавы, ему лучше сразу написать заявление об отставке.

Прокурор больше не смотрел на старшего инспектора. В конце концов, он не обязан идти на поводу у Цубои, который ненавидит всех прибывающих в страну иностранцев. Симура терпеливо ждал, пока прокурор примет верное решение.

— Хорошо, — согласился наконец Хасэгава, — мы готовы отпустить господина Дронго с условием, чтобы он не покидал Токио до окончания нашего расследования.

Цубои достал сигарету, демонстративно сжал ее в руке и вышел из комнаты. Зато оба офицера полиции, сидевшие рядом с прокурором, не скрывали своей радости. Им не нужны были лишние проблемы. Фумико обернулась к Дронго.

— Он согласился вас отпустить, — коротко сообщила она.

— Я думаю, что могу быть вам полезен, — сразу зашептал Сакагами, обращаясь к Дронго. — Вам нужен будет постоянный переводчик и представитель ваших интересов. Сэнсэй Симура не сможет ездить с вами повсюду и помогать вам с переводом. Это правда, что вы самый известный эксперт в мире? Вы очень богатый человек?

— Не очень, — умерил его пыл Дронго, — более того, я очень нуждающийся человек.

— Но вы прилетели первым классом и живете в «Хилтоне», — не унимался Сакагами. Видимо, он узнал все о своем клиенте, прежде чем разрешил «назначить себя» на это дело. Но Дронго его разочаровал.

— Билет и проживание в гостинице мне оплатил банк, пригласивший меня на прием, — прошептал он адвокату. Тот недовольно нахмурился.

Симура поднялся, с трудом сохраняя равновесие. Тамакити помогал ему.

Почти сразу поднялись все остальные. Симура кивнул прокурору и офицерам полиции, поблагодарив их за понимание. Затем повернулся к Дронго.

— Я должен извиниться, — сказал он по-английски. — Кажется, я втянул вас в неприятную историю.