Обретение ада, стр. 35

– Я говорил о дальней перспективе, – возразил Геншер, – но события в Югославии могут подтолкнуть нас к принятию быстрых решений.

– Оставим пока этот вопрос, – не согласился канцлер. – Для нас важнее сегодня вывод советских войск из Германии. И фактор присутствия их имущества на территории страны. Мы уже говорили по этому поводу. Я думаю, нам нужно сконцентрироваться на этих вопросах.

– Согласен, – кивнул Геншер. – Я вчера говорил с моим американским коллегой. Судя по всему, у американцев все получилось. Саддам Хусейн ничего не смог сделать против американских систем вооружения.

– Я бы удивился, если бы было иначе, – заметил канцлер, – или у вас опять было свое мнение?

– Только не в этом случае, – засмеялся Геншер. – Я, как и вы, верю в мощь западной цивилизации.

Часть 3

ЕГО ВОЗВРАЩЕНИЕ

МОСКВА.
26 ЯНВАРЯ 1991 ГОДА

Этой ночью Волков привез большой чемодан и, запихав в него тело убитого капитана, вынес к машине. Евсеев от ужаса плохо соображал и даже не мог помочь Волкову. Они выехали за город и закопали тело у каких-то кустов. При этом Волков хладнокровно разбил камнем лицо убитого и стащил с того всю одежду. Евсеев так разволновался, что, отойдя от места погребения, ощутил страшные спазмы и к машине вернулся весь перепачканный. Полковник, холодно взглянув на него, нахмурился.

– Тоже мне офицер, – презрительно сказал контрразведчик.

– Я не могу на такое смотреть, – взмолился Евсеев. – Как я объясню отсутствие капитана Янчораса в штабе? Своим людям, наконец?

– А почему ты должен объяснять? – спросил Волков. – Твоя задача – доставить деньги. Куда делся капитан – ты знать не должен. Он просто не явился вовремя к самолету. Сейчас многие литовцы дезертируют из армии, спишут все на это. После Вильнюса у нас в Германии было два случая, когда литовцы бежали из частей. Из-за погибшего можешь не беспокоиться. Его никто не найдет, если, конечно, ты не будешь болтать.

Евсеев молчал. В душе он уже тысячу раз проклинал себя за то, что связался с такими страшными людьми, как Сизов и Волков. Он еще не знал, что в тот момент, когда они везли тело убитого капитана за город, генерал Сизов позвонил по ВЧ в Москву, в ЦК КПСС.

– Да, – снял трубку Чиновник.

– Это я, – быстро произнес Сизов, – я не мог найти вас целый день. Поэтому звоню так поздно.

– Я ведь просил не звонить ко мне на работу, – разозлился Чиновник, – мы уже договаривались насчет этого.

– ВЧ невозможно прослушать, – возразил Сизов, – поэтому я и рискнул вас побеспокоить.

– Что вам нужно?

– У нас через три дня начнется проверка. Комплексная проверка. Мне нужно получить от вас разрешение на перевод денег.

– Вы мне говорили, что все в порядке.

– Я не думал, что они начнут так быстро все проверять.

– Действуйте, – разрешил Чиновник, – но держите меня в курсе происходящего.

И положил трубку, не попрощавшись.

Сизов почти сразу приказал Ратмирову найти полковника Волкова. Найти где угодно и во что бы то ни стало. Добросовестный помощник засел за телефон, но Волкова в номере гостиницы не было. Не было его и у знакомой, чей телефон полковник оставил на всякий случай. Во втором часу ночи Ратмиров догадался позвонить к Евсееву и нашел у него полковника. Испуганный Евсеев, уже ничего не соображавший от навалившихся на него проблем, передал трубку сидевшему рядом с ним Волкову. Полчаса назад они приехали в номер и теперь, достав бутылку водки, устроили своеобразные «поминки» по убитому капитану.

Услышав, что его ищет Ратмиров, полковник быстро взял трубку, понимая, кто поручил найти его в Берлине.

– Полковник, – услышал он голос Ратмирова, – с вами хотят говорить.

– Да, – прижал трубку к уху Волков.

– Добрый вечер, – услышал он знакомый голос, – как у вас дела?

– Все в порядке, завтра вылетаем.

– Хорошо. Утром получите телеграмму. Я попросил Матвеева, он дал официальное разрешение, чтобы ты сопровождал самолет. У Евсеева все прошло благополучно?

– У него да.

– А у кого нет?

– Пропал капитан Янчорас, – полковник понимал, что разговор по обычному телефону может быть прослушан и на всякий случай сотворял себе еще одно алиби. Но в Берлине его не поняли.

– Как пропал? – встревоженно спросил Сизов. – Куда пропал?

– Мы не знаем. Просто его нигде нет, – сказал Волков. – У нас в Праге был подобный случай, – добавил он осторожно.

Двойной смысл сказанного мог понять только Сизов. Теперь он понял. Понял, что с Янчорасом случилась такая же неприятность, как и с полковником КГБ Валентиновым. И понял, кто именно организовал эту неприятность. Он умел быстро соображать. В этом генералу ГРУ нельзя было отказать.

– Завтра прилетайте в Берлин, но не туда, куда вы планировали. Пилоты получат специальные инструкции. Сядете на наш запасной аэродром. Это в пятидесяти километрах от города. Можете не волноваться, все предупреждены, и вас встретят.

– Спасибо.

– Твой друг завтра приезжает?

Волков замешкался. О каком друге спрашивал Сизов?

– Он ведь живет рядом с границей? – уточнил генерал.

Волков наконец понял. Он спрашивает про того чеха.

– Завтра вечером он будет в Берлине, – подтвердил полковник.

Сизов хотел еще что-то спросить, но осторожность взяла верх, и он воздержался. Просто добавил:

– Будьте внимательны, – и отключился.

Волков осторожно положил трубку и посмотрел на сидевшего рядом с ним бледного от пережитых волнений Евсеева.

– Давай еще по одной, – предложил полковник.

Утром следующего дня из банковского хранилища выезжали тяжелые машины в сопровождении вооруженных охранников. В кузове всех трех сидели автоматчики, прикрытые брезентом. В каждой машине были и ручные пулеметы на случай внезапного нападения. Впереди шли милицейские машины ГАИ и военный «УАЗ» с находившимися в нем полковником Волковым и майором Евсеевым. Командир группы охраны находился в другом «УАЗе», замыкавшем колонну.

Так они и проехали через весь город. Грузовики выехали на летное поле и замерли у самолета, готового к погрузке. Около самолета уже стояло вооруженное оцепление охраны аэропорта. Ящики начали вносить в самолет. Волков до последней минуты не садился, словно ожидая возможного приезда капитана Янчораса. Лишь когда командир экипажа дал сигнал к взлету, Волков вошел в самолет.

– Наверное, сбежал, – громко сказал он, обращаясь к майору Евсееву.

Полет прошел благополучно. Через два с половиной часа они приземлились в аэропорту, где их уже ждали сотрудники Матвеева. Около самолета стояли два генерала – Матвеев и Сизов. Только увидев их, Волков немного успокоился, перестав сжимать потной рукой рукоятку пистолета, переложенного в правый карман пальто. На Евсеева присутствие генералов, наоборот, подействовало еще хуже, словно он уже готов был к тому, что его арестуют в Германии, как только он сойдет с трапа самолета.

Он застегнул пальто и нетвердым шагом вышел первым из самолета. Подойдя к генералам, он слабым голосом отрапортовал.

– Груз доставлен. Вся документация оформлена. В Москве пропал капитан Янчорас.

– С прибытием, – Матвеев кивнул ему головой, даже не спрашивая об исчезнувшем капитане. Его больше интересовал груз, доставленный группой Евсеева. Вчера он одиннадцать раз звонил в Москву, помогая майору пробивать необходимые документы. А насчет исчезновения капитана Сизов успокоил его, заявив, что у особистов давно были подозрения в отношении литовца. Именно этим он и обосновал присутствие в Москве полковника Волкова. Сизов не хотел и не мог говорить Матвееву, что вся операция спланирована в Москве и деньги, получаемые в результате этой сделки, идут на закрытые счета в швейцарские банки.

Сразу следом за Евсеевым вышел полковник Волков. Он также подошел к генералам, здороваясь с каждым из них.

– Литовец все-таки сбежал? – спросил Сизов.

×
×