Мастер порока (СИ), стр. 49

— Ты сказал, — повторила я, ухмыльнувшись и с удовлетворением отметила, как жадно и придирчиво Марк прошелся по моей фигуре. — И я непременно должна послушать своего господина. Если не как прислуга, то… как послушная девочка? Не так ли?..

Янтарные глаза сузились, а мужское лицо отразило грозное недоумение. Но пока Варрава молчал, неотрывно наблюдая, как я медленно приближаюсь.

— А если я не хочу быть послушной? — нарочито капризно спросила я, покачнувшись и замерев в нескольких шагах от стола. — Ты меня накажешь?.. Тебе ведь всегда виднее, что будет лучше для меня. Когда нужно погладить по головке, а когда лучше использовать кнут…

— Ты права — мне виднее, — сухо оборвал этот дьявол, ленивым движением подняв бокал. — Будет лучше, если сейчас ты остановишь свой пьяный треп, чтобы завтра не пожалеть об этом.

Я терпеливо дождалась, пока он сделает глоток, прежде чем с натянутой улыбкой заговорить вновь.

— К черту — завтра, Марк. Может я и пожалею, но сегодня… Я не хочу быть послушной. Я хочу быть свободной!

30

Янтарные глаза застыли на мне, словно Варавва уже подметил неладное. С вызовом глядя на него в ответ, я скользнула пальцами в вырез платья на бедре и плавно потянула ткань вверх. Добравшись до резинки черных ажурных трусиков, я отвела юбку в сторону, чтобы зацепить белье с другой стороны, и медленно стянула их по бедрам.

Снимать туфли не стала. Довольно успешно высвободила ноги и выпрямилась, удерживая в ладони полупрозрачную ткань.

— Смотри, какое белье ты мне купил, — воскликнула я, с фальшивым восхищением растянув трусики перед собой. — Тебе нравится? Красиво, правда…

Марк упрямо не отвечал, и это лишь подогревало мой опасный азарт. Смяв белье в руке, я игриво подбросила его в сторону стола, и оно как раз приземлилось возле мужской руки. Острый взгляд сосредоточился на трусиках, затем стрелой полетел в меня. Губы Вараввы плотно сжались, крылья носа разошлись от резкого дыхания, но я продолжала злорадно забавляться.

— Это еще не все, — с энтузиазмом объявила я, заведя руки за спину, и пытаясь через ткань отцепить застежку лифчика.

С пятого раза она поддалась, и черные бретельки слетели по плечам уже без былой осторожности. Вытянув лифчик через вырез на груди, я так же продемонстрировала Марку всю прелесть сексуальной вещицы, и швырнула её, даже не прицеливаясь.

Белье ударилось о верхний угол кресла и упало прямо на мужские колени. Только теперь Варавва и глазом не моргнул. Сидел неподвижно словно статуя, а я внутренне бесилась, что не могу вывести его из равновесия. Никак не могу найти слабое место!

Хотелось, во что бы то ни стало пробить эту стену невозмутимости. Вытащить наружу все, что он таит внутри, прячет, маскирует! Я не думала об осторожности, я хотела выбить почву из-под ног этого напыщенного манипулятора, так же как он выбил почву из-под моих…

— Как бы я хотела, чтобы ты оказался на моем месте, — выдохнула я сквозь стиснутые зубы.

С этим сделала шаг к столу и еще один, чтобы наверняка нарушить личное пространство хозяина кабинета. Отметила, как желваки заиграли на мужском лице, как напряжено тело Марка. Но я осмелилась прикоснуться к оголенному проводу — подняла руку и мягко провела по его светлым волосам.

— Иногда мне кажется, что ты читаешь мои мысли, — хрипло произнесла, ласково проводя по бритому виску. — Как бы ты чувствовал себя, если бы кто-то узнал твои?

Не спеша отстранившись от своего дьявола, я сделала шаг назад и уверенно забралась на край стола, который ощутила бедрами. Глаза не отрывались от мужского лица, когда я провела кончиками пальцев по вырезу платья, что едва прикрывало обнаженную грудь.

— Если бы кто-то забрал твой контроль… как бы ты чувствовал себя?

С этим вопросом я бесстыдно широко развела ноги, понимая, что открытое место между бедер прикрывает лишь багровая ткань. И Варавва смотрел прямо туда. Так открыто и пристально, будто этой ткани вовсе не существовало!

— Так о чем ты думаешь, Марк? — негромко и коварно спросила я. А следом с тихой усмешкой подвела: — Хотя я догадываюсь…

Он вдруг поднял взгляд к моему лицу и резким тоном выдал:

— Хочешь знать, о чем я думаю?

Я даже рта раскрыть не успела, как Варавва рывком поднялся с кресла, сдернул меня со стола и точно куклу перекинул через плечо. Не обращая внимания на мои вскрики и пыхтения, он вынес меня из кабинета и быстро зашагал в неизвестном направлении.

Сквозь шум в ушах я расслышала, как открылась какая-то дверь, а через пару мгновений мое тело мешком свалилось на что-то мягкое. Лихорадочный взгляд заметался по обстановке незнакомой спальни, скорее всего предназначенной для гостей. Не осознавая толком происходящего, я неуклюже перевернулась и резко застыла, уставившись на Марка, возвышающегося над кроватью — не щадя пуговиц он сдирал с себя рубашку!

Лицо будто высеченное из камня и потемневший взгляд, нацеленный прямо на меня — от его грозного вида холодок прошел по спине. Я только дернулась в сторону, как Варавва хищником бросился на кровать, и мощное мужское тело оказалось надо мной. Матрас пошатнулся, крепкие колени сдавили мои бедра — я буквально оказалась в капкане!

Схватившись за вырез платья, Марк разорвал ткань до живота и, не обращая внимания на мои попытки вывернуться, несдержанно сжал грудь.

— Нет!.. — взвизгнула я, пытаясь сбросить с себя его руки, пытаясь вернуть хоть какое-то подобие контроля. — Не смей, Марк!.. Пусти!

Но он будто был оглушен. Уже растолкал мои бедра, поймал запястья и завел их над головой. Без церемоний забравшись под юбку, Марк вторгся пальцами в мое лоно, и сдавленный стон разнесся по комнате. Меня всю пробрало до оцепенения, не столько из-за дискомфорта, сколько от накатившего страха…

В этом состоянии беспомощности грудную клетку стиснула такая щемящая боль, что я не выдержала и сдалась. Тело разом обмякло, лицо исказилось от плача, а с губ сорвался громкий всхлип.

Отвернув голову, я отрывисто задышала, чувствуя, как горячие слезы быстро наполняют глаза. Большая капля скатилась по виску, и я зажмурилась, не замечая под гнетом подавляющих эмоций, что мои руки уже освобождены. Что Марк просто завис надо мной, обжигая висок дыханием.

— Черт возьми, Арина… — рыкнул он виновато и тяжело.

Я хотела закрыть лицо ладонями, но Варавва не дал — сам обхватил щеки руками и тревожно прошептал:

— Прости, моя девочка. Я не хотел тебя пугать!.. Я бы ни за что не причинил тебе боль…

Он приподнял меня и крепко прижал к себе, ощущая дрожь от беззвучных рыданий. Этого непробиваемого мужчину словно охватила паника, и он принялся целовать мое лицо, гладить тело теплыми руками, губами собирать слезы, лишь бы унять мои эмоции!

В какой-то момент наши взгляды встретились, и время будто замерло. Я уже не плакала, а задумчиво хмурясь, смотрела в красивое лицо. Какое же красивое у него лицо… Дьявольски привлекательное тело, мистически завораживающие глаза и манящий запах.

Марк будто увидел эти мысли в глубине моих зрачков. С этим плавно наклонился, осторожно захватил мои распухшие губы и развел их языком, наполняя мой рот своим вкусом.

Горячо, горько в груди и одновременно сладко в голове …

Разум затуманило.

Варавва все еще лежал между моих ног, и я четко ощущала, как распирает ширинку его твердый член. Целуя меня он не только приносил успокоение, но и стремительно пробуждал внутри иную энергию! И мы вдвоем почувствовали это и потянулись друг к другу всем существом.

Глубокий страстный поцелуй, тесное соприкосновение наших тел — все это вызвало мощный заряд возбуждения. Осторожность и нежность ушли. Задыхаясь от желания, мы принялись жадно исследовать друг друга и добровольно теряли голову!

На мгновение отстранившись, Марк торопливо расстегнул ремень, дернул ширинку, и я отзывчиво подалась навстречу, желая скорее ощутить его в себе. Налитый член вонзился в лоно резким толчком, и громкий стон вырвался из моего горла от болезненного удовольствия. Он начал ритмично пробивать меня, посылая по телу огненные выстрелы, заставляя извиваться в агонии желания и забыть обо всем!