Мастер порока (СИ), стр. 38

Недаром говорят: понедельник — день тяжелый. Сегодня одно каверзное событие складывалось краше другого, и в этой череде все труднее удавалось сохранять оптимизм. Мучимая чувством вины из-за часов, я все думала, как лучше объясниться перед Марком, и уж точно вспомнила бы о Паше в самую последнюю очередь, если бы не случайность…

В тот момент у Викки состоялось знакомство с молодой и обворожительной учительницей танцев, и я решила побродить по резиденции. Надо сказать, с тех пор как мне выпала честь стать няней, я довольно редко сталкивалась со своими бывшими коллегами по должности. А если это и случалось, мои ноги машинально меняли направление, стоило услышать их голоса, потому как хватило одной встречи, чтобы понять — таких пересечений лучше избегать.

Девочки вели себя скованно и прохладно, всем своим видом показав, что теперь мы на разных ступенях. Наверняка надумали обо мне невесть что… В частности, каким образом я получила эту должность. Было обидно, но я посчитала лишним оправдываться без вины и просто смирилась.

Сегодня я услышала их в последний момент. Велся тихий разговор, чуть ли не вполголоса, так что я замерла буквально в шаге от двери. По инерции, отступила и собралась уйти, но вдруг различила слова:

— …гадать про Павла. Леня скажет наверняка.

Напряженный голос принадлежал теть Любе — самой старшей из нас.

— Я и без Лени знаю, что его убрали ни за что! — возмущенно прошептала рыжеволосая Мира, а я в недоумении нахмурилась и подошла ближе к двери.

— Откуда?

— У меня свои источники, — деловито сообщила она. — Да и Макар что, зря с утра нагнал жути, чтобы по струнке все ходили? Перестраховываются, потому что и сами не поймут причину хозяйского гнева. Значит, не было никакого нарушения.

— Ой… — отмахнулась теть Люба. — Марк Алексеевич никогда бы не стал кого-то увольнять без веской причины! Тем более Пашка — такой парень хороший и работник проверенный.

Мира не оценила преданности, с которой коллега встала на защиту хозяина резиденции и резонно заметила:

— Много ли надо богачам, чтобы причина показалась веской?

— Так все! — строго заключила старшая горничная. — Хватит болтать. А то и для нас причины найдутся…

Дальше я не слушала. Попятившись от двери, поспешила прочь по коридору, чувствуя, как неприятно стянуло внутренности, и горит огнем лицо.

До конца дня я успешно блокировала все мысли связанные с тем, о чем говорили девочки. Спокойно выполняла свою работу, лишь изредка уводя задумчивый взгляд в пространство и на мгновения, отвлекаясь от реальности. Хотя меня уже не трогали переживания из-за часов или другие неурядицы случившиеся сегодня — стягивающая тяжесть, застывшая внутри, то и дело напоминала о себе.

Уложив Вику, я не пошла на ужин, а сразу направилась в свою спальню. Некоторое время просто сидела на краю идеально заправленной кровати, задумчиво поглядывая на телефон. В какой-то момент будто резко очнулась, встала и взяла трубку в руки.

— Я слушаю, Арина, — отозвался поставленный мужской баритон, после бесконечных трех гудков.

— Мне нужно с тобой поговорить.

Я не раз была в этой части дома, но впервые стояла перед стеклянными дверьми лаборатории. Он сказал прийти сюда и, понимая важность назначенного помещения, я немного волновалась. Хотя поводов для волнения и без того хватало…

Высоченные потолки, иссиня-белые стены, громоздкое оборудование неизвестного назначения — лаборатория представляла собой широкий коридор уходящий буквой «С» в смежные помещения. В таком большом пространстве трудно было сразу сориентироваться, поэтому я пошла наугад.

Сложив руки спереди, как школьница на экскурсии, я осторожно двигалась в выбранном направлении, обводя любопытным взглядом технику, что встречалась на пути. Неужели он один со всем этим работает?.. По мне так здесь дел хватило бы для целой команды ассистентов.

— Аа!.. — глухо вскрикнула я, резко замерев на месте.

За широким поворотом меня ждал тупик, где краем глаза я заметила странный силуэт, сидящий в высоком кресле. Понадобилось несколько мгновений и еще пару шагов на ватных ногах, чтобы понять, что это… робот. Махина с человеческий рост, с ногами, руками, туловищем и лысой головой!

Эта зона лаборатории отличалась от того, что я успела увидеть. Здесь было много света, несколько мониторов, большой шкаф у стены с мигающими лампочками, разная аппаратура, а еще открытая угловая кабина с какими-то крепежами.

— Фантастика, — выдохнула я, остановившись в метре от бездвижного киборга.

И правда. Таких человекоподобных роботов я только в фантастических фильмах и видела! У него или скорее у нее — мягкие очертания туловища и головы, давали понять, что это образ женщины, была разобрана половина пластикового лица, что выглядело завораживающе и жутковато одновременно.

Желая лучше разглядеть внутренний механизм лица, я немного наклонилась к роботу, и вдруг поняла, что кожа его вовсе не из пластика. Это был матовый силикон, мягкий на ощупь и эластичный…

— Заблудилась? — с коротким эхом дошел до меня мужской голос, и я отскочила от робота как ошпаренная.

— Боже, ты меня напугал!.. — с укором выдала я, приложив ладонь к груди.

Одетый в стильную серую водолазку и темно-синие брюки, Марк стоял всего в нескольких метрах от меня, с широко расставленными ногами и устало-хмурым взглядом.

— Это ты её сделал? — спросила с тихим восхищением.

Однако он не спешил хвастаться. Беспристрастно посмотрел на робота и, оставив мой вопрос без ответа, начал приближаться.

— О чем ты хотела со мной поговорить?

Тело тут же сковало от смятения и трусости. И хотя Варавва прошел мимо, я не сразу собралась с духом.

— Это по поводу Паши… — неуверенно произнесла, наблюдая, как он переходит от монитора к монитору, задавая какие-то команды на прозрачной клавиатуре. Словно и не услышал меня. — Я хочу, чтобы ты кое-что знал.

— Говори, — разрешил Марк, даже не взглянув в мою сторону.

— Несколько дней назад… так получилось, что мы столкнулись с ним в столовой, — сбивчиво призналась я, заламывая руки и внимательно вглядываясь в мужское лицо, по которому практически невозможно было что-либо прочесть. Умом своим ведь понимала, что ничего такого в этом нет, но сердце так и колотилось в груди. — Я испекла пирог, и он как раз зашел…

— Какое совпадение, — вдруг перебил он невозмутимо.

— Да, — согласилась я растерянно. — До этого мне ни разу не приходилось с ним пересечься вот так. В общем… я решила его угостить и предложила вместе попить чай. Мы совсем немного посидели, а потом…

Я запнулась, потому что Марк оторвал свой взгляд от очередного монитора и вдруг сосредоточил его на мне.

— И что было потом? — подтолкнул он понизив тон.

— Ничего, — обронила я, отчего-то напрягшись. — Я просто пошла спать.

Варавва не сводил с меня глаз, казалось, целую вечность, будто я не закончила историю, что-то намеренно опустили или… будто ничего нового он не услышал.

— Ты знал об этом? — выдала я на одном измуленном дыхании, хотя догадка еще до начала разговора червем сидела внутри.

24

— О том, что мой наемник не один вечер выслеживал тебя по камерам? — поинтересовался Марк, холодно приподняв бровь. — Или о том, что наплевав на правила, он одолжил тебе телефон в больнице?

Мое лицо мгновенно поменялось в выражении — внутри прямо передернуло от услышанного.

— Да, Арина, я знал, — огласил он стальным тоном, медленно приближаясь ко мне.

Я не могла определить, от чего опешила больше: от того, что Паша вовсе не случайно пришел на кухню тем вечером или от того, что Марк как-то узнал о телефоне? С трудом укладывая в голове полученную информацию, я негромко заключила:

— Значит это из-за меня…

Еще не была уверена к чему именно это отнести, но уже не сомневалась в главной причине увольнения Паши.

— Так ты пришла его защищать, — не спросил, констатировал Варавва, возвысившись надо мной, и неприятные мурашки сбежали по спине.