Мастер порока (СИ), стр. 34

К слову, к врачу мы приехали вовремя. Детская стоматология оказалась просто роскошной, хотя другого и не следовало ожидать. Внутри все напоминало изысканную детскую игровую комнату, но никак не больницу. Даже женщина-врач, вышедшая к нам навстречу, была одета не в белый халат, а в милейший бирюзовый костюм усыпанный изображениями котят и песиков.

Сразу стало ясно, что они с Викки уже знакомы — девочка обрадовалась и обняла женщину как родную, после чего взявшись за руки, они вместе удалились в кабинет. Мы же с Пашей остались ждать в холле.

Он уже расслабленно устроился на ближайшем диване и стянул со столика какой-то журнал, а я, углубленная в свои мысли, принялась не спеша ходить от стены к стене.

— Эй, у тебя все в порядке?

— А? — Я сосредоточила растерянный взгляд на охраннике.

— Может, присядешь? — предложил он, приподняв брови. — Тут достаточно места.

— Эм… да.

Неловко улыбнувшись, я опустилась на край соседнего дивана и уставилась в пространство.

— Какие-то проблемы? — отвлек меня сдержанный голос Паши, который, как оказалось, изучал мое лицо внимательным взглядом.

— Нет, все в порядке, — уклончиво отозвалась я. — Просто с утра домой не могу дозвониться, переживаю немного.

— Есть причины?

Встретившись с серыми глазами нашего с Вик охранника, я немного растерялась. Слишком привыкла к дистанции с этими солдатами.

— Брат младший заболел, — сообщила я, опустив взгляд на руки. — Вчера вечером у него температура высокая была, а сегодня даже не знаю, как он там… Наверное с ума сойду до вечера, пока смогу позвонить им.

— Можешь позвонить сейчас, пока девочка на приеме, — внезапно предложил он невозмутимо. — Я дам тебе телефон.

— Правда? — Я уставилась на Пашу во все глаза, с горячей надеждой, но уже в следующую секунду опомнилась. — Так нельзя же…

— А мы никому не скажем, — подмигнул он мне, вытаскивая из внутреннего кармана какой-то навороченный компактный смартфон с ультратонким металлическим корпусом.

Бережно взяв в руки разблокированный гаджет, я торопливо поблагодарила своего спасителя и поднялась с дивана. Отошла в сторонку, набирая по памяти номер мамы.

— Да? — раздалось удивленное в трубке после трех мучительно-долгих гудков.

— Это я, мам, — тут же сообщила я. Покосилась на Пашу и, понизив голос, продолжила: — Как Миша себя чувствует?

Мои догадки оказались верны — ночь у мамы прошла без сна. Лишь под утро температура сдалась, и они с моим братиком наверстывали упущенное.

— Ох, мам, — выдохнула я, приложив ладонь ко лбу.

— Я же тебе говорила: нормально все будет. Врач приходил — ангина у Миши. Ликуша в школу сегодня не пошла, уже сбегала, купила все, что назначили. Будем лечиться.

— Хорошо, просто я утром звонила, звонила…

— Прости, солнце, я как проснулась, сразу набрала тебя, да поздно было, — виновато отозвалась она.

— Ладно… Главное, у вас все в порядке. Я тебе сегодня днем постараюсь позвонить, когда Вика уснет, сейчас пока не могу долго говорить!

— Хорошо, зайка.

— Мишутку от меня поцелуй…

Сбросив вызов, я вернулась смартфон Паше и еще раз поблагодарила его.

— С братом все в порядке? — осведомился он.

— Да, ему уже лучше, — кивнула я. — Не знаю, как благодарить тебя, Паш, ты меня очень выручил!

Глядя из-под бровей прямо мне в глаза, он сдержанно улыбнулся.

— Да ладно. Свои люди — сочтемся.

Я в свою очередь тепло улыбнулась ему в ответ, про себя порадовавшись, что среди выдрессированных киборгов Вараввы есть и такие — приятные, добрые люди.

21

Следующие два дня я ходила сама не своя. Никак не могла понять, что тревожит меня больше: невозможность сорваться и съездить домой, чтобы хоть немного времени провести с болеющим Мишуткой? Поддержать маму, не только словом, но и делом — объятиями, помощью с домашними хлопотами… Или долгое отсутствие Марка, которому я не могла даже позвонить? Спросить, как у него дела и когда он вернется.

Очень сильно ждала своего выходного, думая, что тогда, наконец, смогу успокоиться. Но в пятницу вечером, когда малышка Викки уснула, вопреки всем ожиданиям меня, напротив, накрыло еще большей тоской. Возвращаться в свою комнату не хотелось совершенно, и я решила спуститься в столовую, побаловать себя чем-нибудь вкусненьким.

Как назло ничего привлекательного для своего настроения в холодильнике я не обнаружила. Фрукты и полезные деликатесы, произведенные на свет поварами Вараввы, уже так приелись! Хотелось чего-то нового — вредного, сладкого и сытного. И мне вдруг пришла идея: возьму и сама приготовлю для себя что-нибудь эдакое…

Эта мысль так понравилась мне, что я без промедления направилась к дверям кухни — святая святых, куда простому персоналу заходить не приходилось. Она оказалась почти такой же огромной, как и столовая, стерильно-чистой и пустой, что неудивительно, ведь повара покидали резиденцию еще днем.

Решив, что в моем замысле нет ничего плохого, и вряд ли кто-нибудь на меня за это обидится, я принялась лазать по шкафам, отыскивая необходимые продукты и посуду. Вскоре на мега-современном кухонном островке с отполированной мраморной столешницей стояло все необходимое для приготовления шарлотки.

С принципами работы навороченного духового шкафа разобраться оказалось несложно, и примерно через полчаса я, довольная собой, достала подоспевшую ароматную выпечку. Втянула носом приятный запах и с наслаждением прикрыла глаза.

Тщательно вымыв за собой испачканную посуду, я разложила все по местам, и вернулась с заветным блюдом в столовую, предвкушая чудесный поздний ужин. Однако стоило опустить чашку с шарлоткой на стол и занятья чаем, как мое уединение внезапно нарушили…

— Привет, — раздалось сзади, и я едва не подпрыгнула от неожиданности.

Уже в следующую секунду расслабленно выдохнула — это был всего лишь Паша. Тот самый приятный молодой человек из охраны, который два дня назад выручил меня, предложив свой телефон.

Интересно, что он здесь забыл? Раньше никто из охраны не нарушал моего уединения во время поздних вылазок в столовую.

— Привет! — отозвалась я оторопело. — А я тут… Немного решила поимпровизировать с ужином, — смущенно добавила, кинув взгляд на свою шарлотку. — Надеюсь, правилами это не запрещено?

— Вроде нет, — отозвался он, пожав плечом и с любопытством глянув по сторонам. — Пахнет вкусно.

Обстановка мгновенно разрядилась.

— Просто захотелось чего-то домашнего, — объяснилась я, неловко улыбнувшись.

Паша неспешно приблизился к столу и окинул оценивающим взглядом результаты моих трудов. Я же впервые обратила внимание на его высокий рост и мужественную осанку. Он был довольно стройным, но у меня не возникало сомнений по поводу его профессиональных способностей.

У Вараввы не может быть случайных людей среди персонала.

— Понимаю, — задумчиво бросил Паша. — Я тоже люблю домашнюю еду.

— Здесь, конечно, тоже очень вкусно готовят, — поспешила поправиться я. — Повара большие молодцы!

— И все же, домашняя еда — это домашняя еда, — заключил Паша, возвращая ко мне доброжелательный взгляд.

Он, кажется, не собирался уходить, и правила хорошего тона требовали от меня предложить ему кусочек своего творения. Но отчего-то это показалось мне неловким. Время позднее, мы в столовой вдвоем… Словно у нас вечернее рандеву.

— Хочешь, я оставлю тебе порцию?.. Поешь потом тоже с чаем, — от чистого сердца предложила я, отворачиваясь обратно к диспенсеру, и наполняя кипятком свой бокал.

— Если честно, я не люблю есть один, — донеслось небрежное из-за моей спины.

На секунду замешкавшись, я развернулась к нему с бокалом чая в руках, и не сразу нашлась, что ответить. Поначалу немного напряглась от этого прямого намека Паши составить ему компанию, но уже спустя мгновение отругала себя за мнительность.

В конце концов, почему бы и нет? Этот парень всегда был со мной вежлив и приветлив, но четко придерживался границ приятельского общения. А даже если у меня и мелькала мысль, что я, возможно, нравлюсь ему как девушка, вполне вероятно ведь, что Паша просто сам по себе такой и со всеми общается дружелюбно.