Ярослав Умный. Конунг Руси, стр. 12

– Так не бывает. Я по южным морям ходил. Эти нарастания – сущее бедствие. Уходил на крепких свежих драккарах, а вернулся на обветшалых. Словно они уже лет пять, а то и все десять ходят по морям. Ты глянь на них. Ныне на большую волну и не выйдешь. А ты говоришь… – произнес Бьёрн и осекся, выдав один из своих мотивов поступления на службу.

– Опять ты споришь? – улыбнулся Ярослав. – Про мышьяк ведаешь?

– Ведаю.

– Вот берешь камень с мышьяком какой, подходящего цвета, растираешь в порошок и замешиваешь на вареном масле, да и красишь этим составом. Ни червяк, ни ракушка жрать эту краску не станет. А если и станет, то сдохнет. И вся сложность – обновлять краску время от времени. Впрочем, даже то покрытие, что я применил, уже само по себе весьма стойко к нарастаниям.

– М-да…

– Что?

– Мышьяк?

– Да.

– Все так просто?

– Все так просто.

– И если я драккар такой краской обмажу – нарастаний не будет?

– Этот порошок лучше в деготь примешивать. Или даже не в деготь, а в выгонку дегтя – креозот. Эта штука, конечно, пованивать будет, но всякая живность ее на дух не переносит. Да и в море на ветру свежо, не то что в помещении. Сильно не надышишься.

– Мы с тобой договаривались на один корабль, – после излишне затянувшейся паузы произнес Бьёрн.

– Вообще-то ты поклялся мне служить, – прекрасно поняв, куда клонит викинг, заметил Ярослав.

– Зачем я здесь? Эти лоханки строить? Когда я давал клятву, то думал о том, что под твоим началом стану в Индию ходить или еще куда. А мы тут что делаем? Да и клятва… Ты ведь не знаешь, но с ней я схитрил.

– Мне нужно, чтобы ты построил мне несколько кораблей, – произнес с нажимом Ярослав. – Обучил моих людей или сколотил команды из викингов, готовых служить мне. Чтобы ты сходил со мной в походы в ближайшие два-три года. А они будут. Поверь. Если все так, как я думаю, то один там точно будет. И ты мне будешь в нем ОЧЕНЬ нужен. А потом, когда все утрясется, мы построим тебе настоящий океанский драккар. Вот по такой технологии построим.

– Такое же корыто? – горько усмехнулся Бьёрн.

– Зачем? Это мне нужно корыто, чтобы много всего возить. А тебе построим стройный и быстрый корабль, чтобы по волнам бегать. Но с набором корпуса жестким, чтобы волну держал хорошо. С высокими бортами, чтобы не заливало в свежую погоду. С таким вот покрытием корпуса, дабы не гнил и хорошо воду держал. Да мачт поставим с парусами. И весла ему сделаем такие, чтобы на каждом по два-три гребца смогло бы сидеть. Будет у тебя великий драккар. По-настоящему Великий. Гроза не морей, но океанов. Ты на нем и в Индии сможешь ходить, и много дальше – к тому месту, откуда Шелковый путь начинается. Представляешь СКОЛЬКО и с КАКОЙ выгодой ты сможешь оттуда привести шелка на таком корабле? Зараз больше, чем любой персидский караван. И корабль построим. И товаром тебя снабжу, чтобы было чем торговать. Но сначала ты должен помочь мне.

– Один океанский драккар?

– Три. Один тебе и по драккару такому же каждому твоему сыну.

– И насколько они будут большими?

– Тебе понравится.

– По рукам, – произнес Бьёрн и протянул свою пятерню, лицо же его имело вид весьма оживленный.

– По рукам, – ответил Ярослав и пожал ее.

Глава 6

864 год, 17 июля, Новая Троя

Понимая, что Новая Троя находится под постоянной угрозой нападения, Ярослав решил отправить в нее небольшой отряд для усиления гарнизона. Десять лучников и двадцать легионеров, имеющих при себе полный комплект вооружения с коротким колющим мечом, легким копьем, пилумом и подсумком на десяток плюмбат. Плюс определенный запас стрел, плюмбат и пилумов в обозном фургоне, который им выделил консул. Не так чтобы ультимативное решение, но с таким гарнизоном эта небольшая крепость должна была стать намного устойчивее.

Но Ярослав в своих благих намерениях не учел главного…

– Ты должен принести мне клятву верности! – уперев руки в бока, заявил Виктор. – Я верховный военный вождь восточных кривичей. Я ярл этого поселения. И я не потерплю в нем таких случайных людей, как ты и твои приблуды! Это – моя земля! И только я решаю, встанет здесь твой отряд или нет.

– Я уже принес клятву нашему консулу! – нахмурился Волк [28].

– Так и проваливай к нему!

– Что ты говоришь?! Ты же сам приносил клятву Ярославу!

– Приносил. Как старшему брату. Как конунгу. Но в своем доме – хозяин я! Захочу – пущу на постой, захочу – прогоню. И я требую, чтобы ты подчинился! Принеси прилюдно клятву верности, признавая мое верховенство. И я приму тебя.

– По какому праву ты это требуешь?

– По праву ярла этих земель!

– Мы оба служим Ярославу!

– Ты служишь! А я – нет! Я признал его верховенство как конунга и готов прислушаться к его просьбам, как старшего брата, но я ему не служу. Я ярл, а не слуга. Или выполняй то, что я тебе приказываю, или проваливай!

– Хорошо, – холодно произнес Волк. – Я сообщу нашему консулу о твоей измене.

– Измене?! – заводясь, воскликнул Виктор. – Да как ты смеешь меня обвинять?! Ты! Грязь! Гниль!

– Закрой свой рот! – холодно произнес Волк. – Я выполняю приказ Ярослава. И в моем лице ты бросаешь вызов ему!

– Не ему! Тебе!

– Мне?

– Я вызываю тебя, слуга! Это великая честь для тебя! Мог и так прирезать, как барана, каковым ты и являешься. Но из уважения к Ярославу я так не поступлю. Ты пришел в мой дом и пытаешься наводить здесь свои порядки. Ты оскорбляешь меня. Ты обвиняешь меня. И я вызываю тебя на божий суд!

– Все слышали эти слова изменника? – чуть дрожащим голосом спросил Волк.

– Все! – хохотнул один из дружинников Виктора.

– Давай уже, иди в круг и сдохни! – поддержал его другой дружинник.

Виктор был снаряжен в лучших традициях эпохи и региона, демонстративно подчеркивая свой относительно независимый статус. Короткая легкая кольчуга была надета поверх толстой шерстяной туники. Легкий открытый шлем с полумаской «сова». Дощатый круглый плоский щит скандинавского типа, только обтянутый кожей, как у богатых северян, а не обыкновенный, что использовали обычные викинги. В руках у него было вполне обычное копье, а на поясе располагался меч-каролинг и боевой топор.

По местным меркам – очень богато и весьма представительно. До «полного фарша» не хватало только ламеллярной кирасы византийского толка. Но пока не дорос до такой роскоши.

Его дружинники, пусть и немногочисленные, всего в дюжину человек, также были недурно снаряжены и также с явно читающейся фрондой по отношению к Ярославу. Во всяком случае, шлем, кольчуга, топор и копье были у всех. У троих имелись даже мечи. Богато. Учитывая бедность региона – очень богато. Что в известной степени кружило голову ярлу.

Консул не поскупился и после последней битвы наградил Виктора и его людей за стойкость, за то, что не сбежал из крепости, выделив ему и его людям хорошее снаряжение и вооружение из трофеев. Однако это было ошибкой. Дала о себе знать черная кошка, что пробежала между Виктором и Ярославом на том собрании старейшин, где тогда еще конунг предложил восточным кривичам выставлять рекрутов. И к 864 году уже раздулась до размеров огромной пантеры.

Волк, что вышел в круг к Виктору, был снаряжен и вооружен по стандарту легионера, установленному к тому году. На нем была кольчуга римского образца с наплечниками, надетая поверх стеганого халата. Шлем с развитой маской, козырьком и «раковым хвостом» на затылке. В одной руке у него был большой овальный щит, клеенный из японской деревянной бумаги бакелитом. В другой – пилум, взятый верхним хватом, как обычное копье. Именно пилум, а не копье, которое он отдал одному из своих бойцов. На поясе висел короткий колющий меч. Подсумок же с плюмбатами он также снял и передал подчиненному.

Вышли. Встали в круг. И медленно закружились.

Волк был в римской стойке с копьем над щитом. Осторожен. Экономен в движениях. Года три назад он пришел к Ярославу и за это время отъелся и кое-чему научился. И главное, чему он научился – думать, а не с яростью вступать в схватку. Его оппонент явно превосходил Волка в количестве схваток и был намного опытнее. Поэтому рассчитывать на легкую победу, если драться по его правилам, командир легионеров не мог… во всяком случае, он сам так считал, опуская свою выучку, технику и стиль боя.