С первого взгляда (ЛП), стр. 6

Я сажусь рядом с Каем за круглый стеклянный стол и рассматриваю его сегодняшний черный костюм.

— Ermenegildo? Я плачу тебе столько, что ты спокойно тратишь по тридцать тысяч на кусок ткани?

— Ари, — говорит он, в его голосе я слышу упрек. Он — единственный, кому позволено называть меня так, как называла меня она, когда я был ребенком. И он, блять, единственный, кто может при этом разговаривать со мной в таком тоне.

— Это не входило в мои планы. Она вышла из уборной, когда близнецы выпроваживали женщину с лестницы. Чего ты хотел, чтобы я проигнорировал ее и устроил сцену?

Он прищурился.

— До меня дошли слухи, что ты устроил ту еще сцену, поцеловав ее костяшки на глазах у ее жениха.

Снова этот чертов Сэл, и все мое хорошее настроение вмиг испаряется.

— О, великий и ужасный торговец детьми позвонил настучать на меня?

Кай откидывается назад, и его смуглая кожа поблескивает на свету из дальнего окна.

— Мы пока не можем выступить против Новака. Если раззадоришь Виктора и его партнеров, все может измениться, и мы можем не успеть внести правки в наши планы.

Он говорит спокойным голосом укротителя тигров, будто это помешает мне выйти на улицу и толкнуть Сэла под машину.

В комнату входит горничная и ставит между нами поднос с кофе, я хватаю с него кружку. Когда она вновь уходит, я встречаюсь взглядом с Каем.

— Говорю тебе, это ничего не значит. На этом давай закончим. Если Сэл недоволен, ему не стоит поднимать шум. Меня больше волнует, что он не может сделать верный выбор. У стукачей вроде него обычно сильно развито чувство самосохранения. Если он так самоуверен, значит, у него есть на то причина.

Кай делает глоток кофе.

— Он помолвлен с дочерью Новака. Может, он думает, что социальное положение будущего тестя защитит его?

Я пожимаю плечами и убираю мокрые пряди с лица. Они высохнут и останутся там же, но сейчас меня это раздражает. Но не настолько, чтобы просить одного из пятерки купить мне фен, не собираюсь потом терпеть их насмешки. Может, я побреюсь налысо и покончу с этим.

Интересно, Вэл понравится, если я сбрею волосы? Казалось, они ей понравились, когда она изучала меня прошлой ночью. Нет. Я вынуждаю себя вернуться к Каю.

— Ему кажется, что сейчас он в безопасности. И, может, так и есть. Мы не можем выступить против них, и сомневаюсь, что найдется много людей, которые смогут справиться с силами Новака. По крайней мере, на этот сезон он в безопасности, — говорю я. Но во рту после этих слов остается противное послевкусие. Надеюсь, этот урод больше никогда не почувствует себя в безопасности. Хотя бы из-за грусти во взгляде Валентины прошлой ночью.

— Что-нибудь еще? — спрашиваю я, затем делаю еще один глоток кофе. — Какие-нибудь последствия вечеринки? Новые позиции, определенные кровью этим утром?

Он качает головой.

— Сегодня относительно спокойное утро. Я разослал пятерку на разные территории, чтобы они выведали немного информации. Посмотрим, смогут ли они найти что-нибудь интересное для нас. Я отослал близнецов на территорию Новака, ибо Алексей — самый благоразумный из них, а Андреа никогда не станет рисковать его безопасностью.

— Передай им, чтобы зашли ко мне, когда вернутся. Я хочу сам все услышать.

Он кивает, после чего сидит и наблюдает за мной, ничего не говоря.

— Что такое, Кай? Если ты собираешься сказать что-нибудь еще про Сэла, я вмажу тебе по члену так сильно, что даже флирт в казино тебе сегодня не поможет.

— Он не при чем. Я переживаю за тебя.

Мое сердце переворачивается в груди, но это никак не отражается на моем лице. Он знает, что я ищу себе жену, и что женщина, которая станет моей королевой и будет рядом со мной, должна быть на высоте. Моя мать — единственная женщина, которую я любил и из-за потери которой я страдал.

— Почему? Уверен, в этом или следующем сезоне я заключу альянс, и нам больше не придется об этом беспокоиться.

— Ты, может, в этом и уверен, но я – нет. Черт, ты отпугиваешь большинство женщин одним лишь взглядом. Люди вчера уходили в другой конец зала, когда шли в бар, лишь бы с тобой не пересекаться. 

Я пожимаю плечами.

— Скажи-ка мне, когда это я был тем, кто располагает к себе людей? Разве это новости для вас, что будет нелегкой задачей найти кого-то, кому я смогу довериться и кто будет терпеть мое безумие?

Смерть моей матери сломала что-то внутри меня. Как и в моем отце, но он никогда не показывал мне эту боль. Теперь моя цель — занять его место; улучшить и укрепить то, что у нас уже имеется, и настолько в этом преуспеть, чтобы ни у кого и в мыслях не было всадить мне нож в спину, когда я буду старым и седым.

— Может, тебе нужен секс? Хочешь, я позвоню той девушке из казино, которая тебе нравится?

— Нет. Я не хочу, чтобы ты искал мне кого-то для ебли. Я хочу, чтобы ты делал свою гребаную работу и как можно быстрее нашел мне способ убрать Новака.

На мгновение в моем сознании мелькает мысль пойти в казино и найти девушку с непослушными локонами и миниатюрной фигурой, чтобы ослабить эту боль. Но даже мысль об этом кажется мне предательством по отношению к ней. Предательством. По отношению к женщине, на которую я, блять, даже не в праве претендовать. По крайней мере, пока.

Нет. Я не пойду на это. Потому что когда я смотрю ей в глаза и говорю, что она моя, мне хочется верить в это, и чтобы она принимала это как факт.

Кай поднялся со стула и застегнул пуговицы на пиджаке.

— Кстати, раз ты спросил, я выиграл этот костюм у итальянца в карты месяц назад. Он снял его с себя прямо за столом.

Я не могу сдержать улыбки.

— Ты играл в стрип-покер с итальянцем, Кай? Что бы об этом сказала твоя мать?

Теперь настала его очередь улыбаться.

— Она сказала бы, что я совсем рехнулся, раз отказался от его Ламборджини в пользу нескольких ярдов ткани.

Я обвожу его взглядом — от кончиков начищенных ботинок до короткой аккуратной стрижки.

— И не ошиблась бы, но, мужик, хорошо выглядишь. Если пойдешь в казино, убедись, что все готово к бою на следующей неделе. Не хочу проблем, и не хочу, чтобы кто-то думал, что может обмануть нашу систему.

Он кивает, берет кофе, телефон, iPad и уходит. Через несколько минут я слышу хлопок парадной двери, за ним следует резкий звон включившейся сигнализации.

И тотчас же мои мысли возвращаются к Вэл. Хотелось бы мне поговорить с ней вчера подольше. Провести еще несколько минут, слушая и изучая ее черты.

Блять.

Я отодвигаю стул и выхожу из комнаты, направляясь в свой кабинет. Сейчас мне нужно выкинуть ее из головы. На бой в моем казино придут посмотреть многие члены нашего сообщества, что в сезон всегда сопряжено с опасностью. Мне есть чем заняться, и мне некогда убиваться по девушке, которая уже очень скоро станет моей.

Неважно, насколько она охуительно красива.

 5

ВАЛЕНТИНА

Через неделю синяк на моем лице приобретает неприглядный желтый оттенок. Но скрыть его консилером оказывается легче, поэтому я могу больше не прятаться в своей комнате. Когда я в последний раз показала отцу синяки, которые оставил на мне Сэл, он назвал меня отвратительной и сказал, что я это заслужила. Мне не хотелось, чтобы мой отец и дальше продолжал поддерживать поступки Сэла с моей подачи.

Я не могу перестать думать об Адриане и о том, как Роуз назвала его. Монстр. В эти дни я много времени проводила, лежа в постели и размышляя, действительно ли он из тех монстров, которых боятся другие монстры.

В моей голове формируется план, но он в лучшем случае непродуманный. Мне нужно обсудить это с Роуз, но после вечеринки она стала избегать меня, и, так как я не могла надолго выходить из своей комнаты, не смогла узнать почему.

Я надеваю удобные джинсы и футболку. Моего отца не будет в городе всю следующую неделю, и благодаря этому я смогу поговорить с Роуз, и нам не придется часто встречаться с Сэлом.