Переплетенные судьбы (СИ), стр. 11

— Идем. Умеешь ездить верхом?

— Конечно.

Глава 11

Верхом на лошадях они быстро преодолели дальнюю дорогу до столицы. Высокая стена окружала это поселение, отчего город был виден уже издалека. Здесь не любили ни чужих, ни жителей деревень. Столица всячески демонстрировала свое превосходство над остальными городами и селами. Тут не было борделей или других заведений с низменными развлечениями. Воины столицы носили золотые мантии и украшали свои клинки драгоценными камнями. Это красивое и чистое место не терпело людей недостойных собственного величия. Оттого и мнение о столице разделилось: кто-то мечтал попасть сюда, выйти замуж за влиятельного человека и навсегда позабыть о ручном труде, другие же возненавидели и презирали этот город за его помпезность.

Джек и Мира проехали через главные ворота. Их скакуны устали, а сами путники мечтали скорее выпрыгнуть из неудобных седел.

— Куда теперь? — поинтересовалась девушка.

— Видишь то огромное здание на возвышенности?

— Да, — подтвердила она. — Там герб имперского Ордена, мы туда направляемся?

— Именно.

— Но что ты там забыл? Ты не говорил, что работаешь на Орден Золотого Льва.

— Похоже, я должен заново представиться, — сообщил мужчина. — Майор Джек Найман, на службе у Ордена уже более десяти лет.

— Никогда бы не подумала, — удивилась Мира.

— И почему же?

— Я заметила, что ты умен, но…

— Что «но»?.. — полюбопытствовал Джек.

— Ты чужеземец, еще и безалаберный.

— Всего-то чуть-чуть, — он усмехнулся, и казалось, даже не обиделся.

Хотя Мире внезапно стало стыдно за то, как резко она выразилась.

«Зря я это ему сказала. Джек вовсе не безалаберный. Хорошо, что мое высказывание его не задело, — подумала она, но сразу же одернула себя: — Когда меня начали волновать его чувства?!»

* * *

Под палящим солнцем они преодолели сотни ступень, ведущих на холм. Для Миры это был пустяк, но не для Джека, пребывавшего в не самой лучшей физической форме. Девушка смешками подгоняла своего спутника, оказавшись, наконец, в чем-то лучше него.

— Тебе стоит больше упражняться с мечом, а не решать все проблемы револьвером! — заявила она.

— Зачем тогда нужен прогресс, если нельзя решить все эффективным огнестрелом? Глупо не пользоваться данными нам возможностями.

— А как же возможности нашего тела? Я полагаюсь лишь на свою скорость и реакцию.

— Слабо оно помогло, когда тебя продали в бордель, — запыхавшись, но он все же усмехнулся.

Мира наигранно обиделась на колкое замечание Джека, притворно поморщилась, а затем выпалила:

— В следующий раз, когда отсыреет порох в твоем револьвере, я не стану тебя спасать!

Джек остановился на одной из последних ступеней и рассмеялся. Мира продолжала мастерски играть обиду, хотела что-нибудь съязвить, но посмотрев на смеющегося напарника, и сама не сдержала улыбки.

— Веселье тебе к лицу, — заявил Джек.

— А тебе не помешала бы капелька серьезности. Хотя, когда улыбаешься, ты очень смешной.

— Смешной как шут? — поинтересовался он.

— Нет, скорее как милый полненький щенок.

— Щенок? — удивился Джек.

— Как очень умный и смышленый щенок, — Мира рассмеялась.

Позади них заскрипела тяжелая дверь. Изнутри ее открыли двое, и навстречу путникам вышел крупный мужчина в черно-золотой мантии, подобно той, что была на Джеке. На его лице обильно росли волосы, чего нельзя было сказать о голове. Джек сразу зашагал ему навстречу, попутно произнося:

— Генерал Берг! Лично меня встречаете? Это на вас не похоже.

— Вы без чьего-либо ведома, покинули Орден и отправились в самовольную разведку. Я жду ваших объяснений, майор, — не церемонясь, заявил тот.

— За несколько дней моего путешествия, я узнал больше, чем за месяцы сидения в Ордене, — объяснил Джек. — Вам и самому не мешало бы порой выбираться из-за каменных стен.

— Не пререкайтесь, Найман, — отрезал генерал. — Этот поступок глуп, опасен и совсем не в вашем духе. Вы рисковали доверием правителя Йорана.

— Правитель лично назначил меня на эту должность, а знаете почему? — Джек заговорил очень серьезно. — Йоран отметил мой нестандартный подход и готовность действовать. Это те качества, которых не хватает Ордену.

— Боюсь, этот разговор ни к чему не приведет, — заявил Берг.

— Это точно, — подтвердил Джек.

— Начнем заново. Майор Найман, я рад, что вы вернулись к нам в полном здравии.

— А я как рад, вы себе не представляете, — вновь голос Джека приобрел нотки веселья.

«Когда они уже замолчат, — подумала Мира. — Чувствую себя третьей лишней».

Генерал будто бы прочел ее мысли, взглянул на девушку и поинтересовался:

— Что ты здесь делаешь?

— Э-э…

— Храмовники разозлятся, если узнают, что одна из послушниц покидала здание без спроса. Иди к своим.

— К своим?.. — Мира сильно удивилась и совсем не поняла, о чем тот говорит.

— Ты глупа, или глуха?! — генерал начал злиться. — Отправляйся внутрь к остальным послушникам, девочка.

Мира не стала больше ничего говорить и быстро направилась внутрь здания. За тяжелыми дверями находился просторный холл, украшенный гербами имперского Ордена: черные полотна, расшитые золотой нитью, изображающие рычащего льва. Посреди зала стояли колонны с лепниной и несколько огромных скульптур почивших правителей столицы. Однако девушке было плевать на величие этих стен, ее взгляд был прикован к другому: в помещении она увидела, как упражняются в мастерстве ее бывшие соратники. Свирепое выражение застыло на ее лице, и она замерла на месте. Мира тяжело дышала, готовая вот-вот сорваться. Джек и Берг вошли в холл в тот самый момент, когда девушка, наконец, решилась подойти к монахам Одхана.

— Что вы тут делаете?! — громко спросила она, идя к группе людей, облаченных в черное.

Все присутствующие сделали несколько шагов назад, отходя подальше от девушки.

— Что это значит? — не понимая спросила у них Мира.

— Мы знаем, где ты была, — заявил один из послушников. — Не приближайся к нам блудница!

— Ты — позор Одхана, — произнес другой.

— Наконец-то ты нашла себе подходящее ремесло! — выкрикнул кто-то еще.

Мира оцепенела. Глаза начали наполняться слезами, а в груди образовалась дыра. Она понимала, что они знают правду, но все равно презирают ее. Они и не искали виновника, не волновались о ее пропаже. Все были рады ее исчезновению. Все кроме одного. Тогда с надеждой в голосе Мира спросила:

— Где наставник?

— Он скончался, — заговорил кто-то в другом конце зала. — Той же ночью, как ты нашла свое истинное призвание.

Мира обернулась, позади нее стоял Рольф. Тот самый послушник, который так сильно ей завидовал, что продал в бордель.

— Я убью тебя! — гневно прокричала девушка и рванула к нему.

Из узкого рукава она вытащила острую иглу, желая вспороть ею артерию подонка.

— Стоп! Всем замереть! — звонко прокричал генерал Берг. — Для этого есть суд, Орден может разрешить ваш спор.

— Я хочу не суда, — прошипела Мира, остановившись. — Я хочу, чтобы он заплатил за предательство. Как послушница Одхана, я вызываю тебя на поединок, который решит кто из нас прав.

— Тебе не одолеть мужчину, — усмехнулся Рольф. — Сколько бы раз наставник ни называл тебя своей преемницей, сильнее меня ты не станешь.

— Он выбрал меня не из-за силы, болван, — заявила Мира. — А из-за того, чего у тебя нет, и никогда не будет! Ты бесчестный, подлый и завистливый ублюдок! Тебе не понять, что значит единство и честь! Наставник учил нас быть преданными и готовыми всегда выручить единоверца!

— Хватит, я не желаю ничего слышать о наставнике. Он был стар и совсем выжил из ума, ты тому доказательство. Приступим?

— Стоп! — вновь прокричал генерал Берг. — Как вам не стыдно, это здание Ордена Золотого Льва. Одно из величайших строений столицы, если хотите драться — делайте это на тренировочной площадке.

×
×