33 несчастья (СИ), стр. 1

========== Часть I. Столкновение с Фортуной ==========

Смотреть каждый вечер телемагазин во время готовки ужина из-за харизматичного и очень привлекательного продавца стало уже своего рода привычкой, если не традицией. Смазливый, с какой-то ультрамодной причёской лохматых патл, стройный и глазастый, будто лемур из «Мадагаскара», парниша постоянно рекламировал всякий ширпотреб за бешеные деньги, а Ривай, как последняя жертва маркетинга, все время порывался все это дерьмо купить. Однажды он даже набрал подозрительно легко запоминающийся номер телефона, но голос на том конце не был таким же бархатистым, как по телику, и вообще принадлежал женщине, и только поэтому удалось не попасться на крючок этой глупой аферы.

Он чувствовал себя последним идиотом, вел с собой длинные беседы на тему «Ты не будешь спускать все свои деньги на это дерьмо, Ривай» и «Даже если ты отдашь ему все свои деньги, он этого не заметит», а периодически дело доходило до «Кретин, он ведь просто продает свое лицо вместе с товаром, не будь тряпкой!», но стоило по привычке щелкнуть кнопкой на стареньком телевизоре и услышать пробирающийся в самую душу бархатистый томный голос продавца, как все внутренние установки летели к чертям собачьим. Что-то внутри Ривая просто не могло сопротивляться этому божественному созданию, напрочь отключая мозг. Ругать себя было бесполезно, перестать смотреть нереально, поэтому Ривай продолжал молча страдать, в гордом одиночестве уничтожая свой ужин и глядя на то, как его мечта ловко меняет насадки кухонного комбайна-монстра. Монстра потому, что он даже на вид не казался надежным, но рекламщики правильно сделали, что выбрали именно этого продавца — за его яркой улыбкой никто и не заметил бы отвратительное качество китайской подделки.

Ривай тяжко вздохнул и сделал очередной глоток пива. Ну почему жизнь так несправедлива?

***

— И тут он поворачивается, задевает официанта локтем, теряет равновесие и весь такой идеальный падает прямо в бассейн, — Ханджи заливается оглушительным хохотом, утирая выступившие на глазах слезы.

Еще немного, и у Ривая начнет дергаться глаз, потому что за последние десять минут он делает уже пятую ошибку в квартальном отчете. Но женщина если и замечает недовольство коллеги, то предпочитает это игнорировать, слишком поглощенная собственной историей.

— Когда мы его достали, он матерился как сапожник, а похож был на чихуахуа Сью, только без стразов, представляешь? Эндрю сказал, что это была самая фееричная свадьба на его памяти. А потом вынесли торт и пришла моя очередь провозглашать тост…

— Ты работать собираешься? — вкрадчиво уточняет Ривай. — Или успела получить наследство от далекой прапрапрабабки?

— Колючка, — закатив глаза, констатирует Зое, нажимая на пробел, чтобы разбудить компьютер. — Тебе вчера обломалось, и поэтому ты такой злой? — тактичность никогда не была сильной стороной этой странной женщины, но показатели ушли в минус после того, как однажды Зое случайно наткнулась на друга в одном из гей-баров. После этого их намертво связали удушающие узы общей страшной тайны, и только поэтому Ривай стоически терпел абсолютно все дурацкие истории о пауках Ханджи и огромной своре весьма раздражающих даже на расстоянии родственников. Хотя интуиция в последнее время все чаще напоминала о том, что ничто не вечно под этим солнцем, тем более терпение Ривая.

— Не помню, чтобы в твоем контракте была прописана слежка за моей личной жизнью.

— Это же по доброте душевной, — наигранно хлопает в ладоши Зое, да так сильно, что очки съезжают на кончик носа. — О тебе, бестолковом, забочусь.

— Куда больше твое внимание нужно отчетам, так что приведи их в порядок. Крайний срок их сдачи был два дня назад. Я отказываюсь ночевать на работе из-за твоей непунктуальности, — холодно отрезает Ривай, не намереваясь дальше продолжать беседу. Но Ханджи редко интересовало его мнение.

— Все еще сохнешь по своей телезвезде? — лукаво прищурившись, спрашивает женщина, и от этого вопроса Ривай напрягается, неестественно ровно выпрямляя спину. Эта реакция не остается незамеченной. — Голубая мечта сурового Ривая Аккермана, — продолжила веселиться Зое.

Ривай почти рычит сквозь сжатые зубы. Будь проклят тот день, когда Ханджи без предупреждения заявилась к нему на порог, бесцеремонно ввалилась в квартиру и нагло напросилась на ночевку. И Аккерман ей это позволил — Ханджи внезапно выяснила, что ее парень, с которым они встречались почти два года, предпочитает ей их соседку — пышногрудую недалекую Элин. Такого предательства от своего благоверного она никак не ожидала. Для Ривая до сих пор оставалось загадкой, почему из всех возможных вариантов Зое выбрала именно его — он был самой неважной эмоциональной поддержкой из всех возможных. Как бы там ни было, она все же попала в его квартиру, причем как раз в то время, когда он готовил ужин, традиционно любуясь парнишкой-продавцом. Кажется, Ривай был слишком очевиден, потому что расстроенная Зое раскусила его за пару минут, а затем долго изводила его глупыми шутками часто (читай: постоянно) пошлого содержания. Свое горе на фоне его позора как-то померкло.

— Думаю, тебе пора сходить на свидание.

Ривай переводит тяжелый мрачный взгляд с экрана компьютера на Зое.

— Чего?

— Сви-да-ни-е, — по слогам повторяет женщина, словно уровень айкью Ривая не превышает двухзначное число. — Знаешь, это когда двое людей встречаются и пытаются узнать друг друга получше.

Мужчина раздраженно закатывает глаза.

— Я не хожу на свидания.

— Но так ты никогда никого не найдешь, — громче, чем следовало бы, протестует Зое, привлекая к себе внимание ребят из соседнего отдела. Но, натолкнувшись на мрачный взгляд Аккермана, быстро теряют интерес, продолжая заниматься своими делами.

— Тебе не приходило в голову, что я не хочу никого искать, м?

— Но почему? — искренне недоумевает Ханджи. — Ты, конечно, не красавчик, но в тебе определенно есть изюминка, уверена, у тебя есть все шансы кого-нибудь привлечь.

Риваю захотелось горько рассмеяться. С длительными отношениями ему не везло. Едва только появлялся намек на то, что роман может вылиться во что-то более серьезное, как все по разным причинам торопились поскорее спрыгнуть с корабля, отговариваясь кто на что был горазд, либо же предоставляли вескую причину разорвать отношения. Когда был помоложе, Ривай тяжело это переживал, начинал заниматься самокопанием, ненавидел свое лицо и дурацкий характер. Но, став немного старше, решительно подвинул все загоны в сторону и просто перестал давать какие-либо намеки, окончательно разуверившись в отношениях.

— Хорошая стратегия для маньяка.

— Я серьезно!

— Я тоже.

— О, у меня есть прекрасная идея! — восклицает Ханджи, подаваясь немного вперед, поближе к Риваю. — Мы устроим двойное свидание.

Брови Ривая удивленно взмывают вверх, а лицо приобретает такое выражение, словно он не верит, что Зое действительно до такого додумалась.

— И как ты себе это представляешь?

— Очень просто, — женщина алчно сверкает стеклами очков. — У меня есть знакомый…

— Нет, — даже не дослушав, обрывает Ривай. Круг знакомых Ханджи состоял в основном из родственников и родственников родственников, и даже если среди них был гей, то Ривай совершенно не горел желанием сталкиваться хоть с кем-то из многочисленной четы Зое.

— Но ты ведь даже не дослушал, — возмутилась Ханджи.

— А я не хочу этого слышать, — парировал Ривай. — Никаких свиданий. Я все сказал.

***

Иногда в жизни Ривая случались такие моменты, когда он искренне готов был расцеловать Ханджи, даже несмотря на тот факт, что она женщина и совершенно не в его вкусе. Иногда. Сейчас же он готов был медленно и со вкусом убивать ее, откровенно наслаждаясь ее мучениями.

— Прекрати на меня так смотреть, — фыркает Ханджи. Проникнуться всей тяжестью содеянного с Риваем у нее почему-то совершенно не получается. — Не то я решу, что ты видишь во мне божье провидение и посланника небес, а посему самоотверженно решил сменить веру и жениться на мне.

×
×