Крылья для ведьмы, стр. 68

Я попыталась было улыбнуться ему, сказать, что все в порядке. Но внезапно повеяло горьким влажным запахом хвои, можжевельника и погребальных благовоний. Ласковый женский голос, так похожий на материнский, тихонько шепнул мне на ухо:

— Пора.

И я перестала дышать.

ГЛАВА 6

— Почему вы не доверили это мне, господин Аддерли? Слишком опасно было делать это самостоятельно.

— Опасно? Не сказал бы. Слишком опасно было доверять это вам, господин Войс.

— Да неужели? — В воздухе словно затрепетала снисходительная усмешка. — Позвольте не согласиться. Я трижды проводил через тень людей, которые были мне дороги. И знаю, как это мучительно и страшно. Причем, заметьте, я делал это в спокойной обстановке. И у меня, в отличие от вас, есть немалый опыт в делах подобного рода. Тогда как Оливия действительно умирала у вас на руках.

— Тем не менее я справился.

— А я и не спорю. Вот только вы при этом потеряли слишком много сил. Вы едва не отдали этой сумасбродной девчонке всю свою тень.

— Господин Войс! — раздался раздраженный рык, преисполненный гнева. — Вы желаете проверить на собственном опыте, насколько я слаб? Уверяю, на вас меня хватит.

— О, я даже не сомневаюсь в этом. — Голос звучал серьезно, но я будто воочию увидела, как на губах говорящего затеплилась улыбка. — Не будем ссориться, — сказал примирительно. — Все хорошо, что хорошо кончается. Тем более, насколько я вижу, госпожа Ройс уже пришла в себя.

— Оливия?

В следующее мгновение меня рывком подняли с постели, прижали к себе, до боли стиснув плечи.

Я уткнулась лицом в шелковую рубашку, чувствуя, как меня окутывает знакомый терпкий аромат мужского парфюма, слыша, как отчаянно бьется сердце Элдена. А в том, что именно он сейчас обнимал меня, сомневаться не приходилось.

— Оливия, — уже утвердительно прошептал Элден, гладя меня по волосам. — О небо, Оливия, ты себе представить не можешь, как я испугался! Я почти потерял тебя.

Элден осторожно отстранился. Его палец лежал на моем подбородке, не позволяя мне опустить голову или отвернуться. Но я и не собиралась этого делать. Я купалась в его взгляде. Таком радостном, таком восхищенном, таком…

Таком влюбленном.

— Пожалуй, я пойду, — услышала я голос Артена. — Вижу, что мое присутствие сейчас неуместно.

Хлопнула закрывшись дверь, и мы остались наедине.

Тотчас же Элден потянулся к моим губам. Поцеловал сначала слабо, почти невесомо. Но затем все более и более требовательно.

И мое тело послушно откликнулось на его зов. Руки скользнули по его плечам, наслаждаясь такой знакомой твердостью.

Язык Элдена скользнул промеж моих полуоткрытых губ, и я слабо вздохнула, ощутив, как низ живота наливается теплом желания.

Не прерывая поцелуй ни на секунду, Элден рванул на себе рубашку. Откинул ее далеко в сторону. Следом с треском тонкой ткани полетела и ночная сорочка, которая была на мне.

Прикосновения Элдена обжигали. Поцелуи становились все более долгими, глубокими и интимными. Неожиданно он опрокинул меня на подушки, прижал меня к ним, и я ощутила, как его руки приподнимают мои бедра.

Больно на этот раз не было. Я словно слилась с Элденом в одно целое, двигаясь в одном с ним ритме. Его дыхание запуталось в моих волосах, в особо острые моменты удовольствия я впивалась ногтями в его спину и слышала, как Элден отзывается приглушенными стонами наслаждения.

Наконец, жар в моем теле стал невыносимым. Я вскрикнула, уткнулась лбом в плечо Элдена, обхватив его тело ногами. И внутри запульсировало горячее блаженство.

Некоторое время после этого было тихо. Элден все еще был во мне, и я хотела, чтобы этот миг полного единения продлился как можно дольше.

— Оливия, — прошептал он. Осторожно отстранился, и я чуть не потянулась за ним, молчаливо требуя, чтобы любовная игра возобновилась.

Элден прочитал мое желание по глазам. Слабо улыбнулся и осыпал быстрыми благодарными поцелуями лицо, шею, грудь. С явным усилием прервал столь увлекательное занятие и с укоризной посмотрел на меня.

— Ты знаешь, что ты самая невыносимая, самая бедовая особа, которую я только встречал? — спросил он.

— Вообще-то, я предупреждала тебя об этом, — смущенно проговорила я, почему-то ощущая смутную вину. — Когда ты делал мне предложение руки и сердца. Точнее говоря, второе предложение, потому как первого я не помню.

Улыбка завибрировала в уголках рта Элдена. Светлые глаза словно заискрились изнутри затаенным смехом.

— Что случилось? — спросила я, и Элден посерьезнел. Перекатился на спину, увлекая меня за собой, и я послушно положила голову ему на грудь.

— Случилось то, Оливия, что ты умерла, — глухо проговорил он, и я услышала, как его сердце болезненно дрогнуло, пропустив удар, а потом зачастило вдвое быстрее обычного. — Ты уходила от меня дорогой мертвых. А я никак не мог догнать тебя. Знал, что если упущу, то никогда в жизни не прощу себе этого. Поэтому преследовал тебя даже после того, как ты пересекла грань, после которой нет возврата.

Я невольно вздрогнула, услышав эти слова. Ого! Но это значит…

— Без Артена, наверное, я бы не вернулся, — задумчиво протянул Элден. — Но если бы я не догнал тебя — не стал бы откликаться на его зов.

— Но ты бы тогда тоже умер.

— Вот именно. — И что-то легкое коснулось моих волос, видимо, Элден поцеловал меня в макушку.

И еще одна пауза. Но теперь не долгая и томительная. Я просто наслаждалась близостью Элдена. Его запахом, вкусом его кожи, звуком его пульса…

— А почему ты не позволил Артену остановить меня? — спросила я, вспомнив разговор, который велся над моей головой. — Он ведь прав. Опыта в этом у него намного больше.

— Оказывается, ты многое слышала, — с легчайшим неудовольствием заметил Элден. — Оливия, во-первых (и это главное) я не доверяю Артену. Даже несмотря на то, что он, по сути, спас мне жизнь, вовремя вытащив из мира мертвых, я ему по-прежнему не верю. И тебе, кстати, не советую. Я просто не мог позволить, чтобы твоя жизнь оказалась в чужих руках. Я абсолютно точно знал, что совершу все мыслимое, все возможное и даже немного больше, лишь бы спасти тебя. Из кожи вон выпрыгну, но вытащу тебя. Тогда как Артен, скорее всего, остановился бы на грани между мирами, решив, что и без того сделал достаточно.

Я запрокинула голову, поймав взгляд Элдена. Тот, воспользовавшись удобным случаем, подтянул меня повыше. Поцеловал сначала в лоб, потом в губы.

— Подожди! — хрипло взмолилась я, почувствовав, что вот-вот мне станет окончательно не до расспросов. — Ты сказал «во-первых». А что же тогда «во-вторых»?

— А ты не чувствуешь? — вопросом на вопрос ответил Элден.

Я с недоумением нахмурилась. А что именно я должна чувствовать?

Элден смотрел на меня с мягкой насмешливой полуулыбкой. И вдруг…

«Ты моя самая любимая девочка».

Голос Элдена так отчетливо прозвучал в моей голове, что я вздрогнула. А потом словно увидела себя со стороны. Встрепанную, бледную, осунувшуюся, с припухшими от поцелуев губами.

— Оливия, я поделился с тобой своей тенью, — вкрадчиво проговорил Элден. — А значит, мы стали связанными. Где бы ты ни была, что бы ни делала — я всегда буду знать это. Всегда буду чувствовать, когда тебе больно или нужна помощь. При желании даже увижу то, что видишь ты. Это же справедливо и для тебя. И вот представь, что было бы, если бы Артен отдал тебе часть своей тени.

Я так и замерла с приоткрытым от изумления ртом, когда поняла, на что намекает Элден.

О нет, это было бы слишком! Что может быть хуже — знать, что в любой момент в моей голове может похозяйничать ректор магической академии!

— Вообще-то, я люблю эксперименты в постели, — проговорил Элден, и его светлые глаза загадочно сверкнули. — Но терпеть вечное незримое присутствие третьего в нашей жизни… Это чересчур даже для меня.

— Эксперименты? — удивленно повторила я. — Ты о чем?

×
×