Крылья для ведьмы, стр. 58

— А еще куда скорее прирезали бы вас, — скептически буркнула я.

— Возможно, — не стал спорить Фредерик. — Как бы то ни было, но все решится сегодня. Одним точным безжалостным ударом я избавлю нашу страну от этой драконьей заразы.

— Но при этом своего союзника вы все-таки убили, — не удержалась я от саркастического замечания.

— О, ты догадалась! — Фредерик негромко фыркнул от смеха, словно польщенный моими словами. — Да, конечно, при первом же удобном случае я избавился от Каролины. Надеюсь, ты не будешь спорить с тем, что она слишком непредсказуема. Я просто не мог оставить ее в живых. Потому что самый лучший союзник тот, кто не предаст тебя. А Каролина обязательно бы это сделала, выслуживаясь если не перед Артеном, то перед Элденом точно, и силясь вновь заслужить право на крылья. Поэтому я просто нанес удар на опережение.

После чего горделиво вздернул нос вверх. Его глаза запылали просто-таки фанатичным огнем, и я обреченно осознала, что мне не удастся переубедить его. Какие бы доводы я не приводила, как бы не молила его одуматься — все зря. Он свое решение уже принял.

— А если пострадает кто-нибудь еще? — все-таки сделала я последнюю попытку.

— Безусловно, пострадает! — перебил меня Фредерик и презрительно фыркнул. — В этом даже сомневаться не приходится. Но, Оливия, знаешь — мне плевать! Я так много лет следил за обитателями этого дворца, что знаю — все это гнилые и мелочные душонки, корысти ради готовые родную мать продать. Поэтому мне ни капельки не жаль, если все придворные отправятся вслед за своим лже-королем прямо на суд богов! И тьфу на них!

В запале Фредерик действительно плюнул, и я невольно порадовалась, что он стоит так далеко от меня. Еще не хватало плевок в лицо получить от этого ненормального.

— Да, наверное, погибнет какой-нибудь невинный, — чуть спокойнее проговорил Фредерик, вытерев губы рукавом камзола. — Ну что сказать… Жаль, но так часто бывает. Невозможно вершить историю, не замарав при этом рук. Я готов пойти на это. Готов потом ответить за свои преступления перед богами. Все равно мой подвиг не будет забыт!

— Но… — пролепетала я, чувствуя, как у меня волосы на голове начинают шевелиться от ужаса.

Поразительный цинизм! Как так можно? Это же люди! Живые люди со своими горестями и радостями. И у каждого из них есть семья, близкие, друзья. Пусть придворные и не отличаются особой порядочностью, по мнению Фредерика, но все равно. В конце концов, он-то не бог, чтобы судить, кому жить, а кому умереть.

— Хватит, — сурово перебил меня Фредерик. — Оливия, я устал от этого спора. Да, понимаю, что кажусь тебе чудовищем. Мерзким, отвратительным гадом. Но я готов войти в летопись нашей страны как Фредерик Кровавый. Плевать! Все равно придет время, когда люди осознают мою правоту!

Выше подбородок Фредерик при всем своем желании вздернуть не мог — и так уже почти смотрел в потолок. Он выпрямился во весь рост, гордо расправил плечи и, печатая шаг, покинул комнату. Послышался лязг запираемого замка. Мы с Эльзой остались одни.

ГЛАВА 5

— Слышь, ты лучше сядь, — добродушно пробасила Эльза. Она удобно развалилась в кресле и снисходительно наблюдала за моими метаниями по комнате. — Голова уже закружилась за тобой следить.

— А тебе, значит, плевать на то, что задумал Фредерик? — спросила, резко остановившись напротив нее и воинственно уперев кулаки в бока. — Неужели ты не понимаешь, что погибнут люди?

— Какие люди? — наивно удивилась Эльза. — Те самые, которые меня гнобили долгие годы? Жить мне не давали, пальцами тыкали да смеялись прямо в лицо? Конечно, плевать. Причем с высокой колокольни.

Я прямо забулькала от душившей меня ярости. Опять забегала по комнате. Точно сейчас взорвусь от гнева!

— Да не кипятись ты так, — миролюбиво попросила Эльза. — Фредерик вроде мне сказал, что твоего отца сегодня точно во дворце не будет. Ежели что, его просто стража не пропустит. Так что о семье можешь не переживать.

— А Элден? — плачущим голосом воскликнула я. — Он мой жених, между прочим! И никому ничего дурного не сделал. В тебя он точно пальцами не тыкал и не смеялся в лицо!

— Да, с Элденом как-то нехорошо получается, — немного помрачнев, согласилась со мной Эльза. Но тут же вновь расплылась в широкой ухмылке, добавив: — Но девка ты молодая, симпатичная. Быстро другого найдешь. Так что не кисни.

— Я не хочу другого! — От негодования я взвилась чуть ли не под потолок. — Я Элдена люблю, понимаешь?

Эльза вместо ответа лишь выразительно всплеснула руками, словно говоря — бывает, что поделаешь.

— Давай я тебе наливочки какой, что ли, плесну, — предложила она виновато. — Выпьешь, успокоишься малость. Ты себе сердце-то не рви, какой в этом смысл? Все равно ничего не изменишь.

Я прикрыла глаза и мысленно сосчитала до пяти, пытаясь взять под контроль свои чувства. В некотором смысле Эльза права. Бестолковыми метаниями я ничего не исправлю. Но и сидеть сложа руки тоже не намерена.

— Вот и отлично! — обрадовалась Эльза, видимо сочтя мое затянувшееся молчание за знак согласия.

Тяжело поднялась и отправилась к столику с напитками. Загремела там бутылками, щедро плеснула в бокал тягучей вишневой жидкости.

— А сама не будешь, что ли? — проворчала я.

— Э нет… — Эльза лукаво покачала головой. — Ты об этом даже не мечтай, милочка. Во-первых, перепить ты меня все равно не сумеешь. В прошлый-то раз мне ясно дали понять, что мое дело маленькое: наклюкаться да задрыхнуть. А во-вторых, если честно, я вообще алкоголь не люблю. Изжога у меня от него. Пью, только если мне прикажут.

Я неохотно приняла из рук женщины бокал. Осторожно взболтала его содержимое, угрюмо глянула на Эльзу через переливы красного.

Та опять бухнулась в кресло и замерла, глядя на меня с омерзительно безмятежной улыбкой.

— Почему ты помогаешь Фредерику? — глухо спросила я. — Что он тебе пообещал?

— Быть со мной. — Эльза с нескрываемым блаженством улыбнулась еще шире.

— Но ты же понимаешь, что он тебя не любит? — спросила я и на всякий случай сделала пару шагов назад.

Кто ее знает, вдруг как ринется на меня с кулаками, оскорбленная в самых лучших чувствах.

— Конечно, понимаю. — Эльза негромко хихикнула. — Но, говоря откровенно, мне все равно, Оливия. В паре всегда кто-то любит сильнее, а кто-то лишь позволяет себя любить. Я буду хорошей женой Фредерику. Верной, заботливой подругой. И моей любви хватит на нас двоих.

Я мысленно содрогнулась, представив эту парочку вместе. О небо, неужели Эльза действительно думает, что будет вместе с Фредериком? Он ведь просто использует ее. А потом наверняка найдет какой-нибудь способ избавиться.

— В принципе, мне все равно, даже если он не исполнит своего обещания, — продолжала Эльза, словно каким-то чудом прочитав мои мысли. — Оливия, я помогаю Фредерику просто потому, что могу помочь ему. Он единственный в этом мире, который отнесся ко мне по-человечески. Помогал, выслушивал мои жалобы, утешал. Да я ради него даже в огонь пойду!

— Если ты поможешь мне, тебя ждет щедрая награда, — вкрадчиво проговорила я. — Король наверняка выполнит любое твое желание.

Эльза запрокинула голову и расхохоталась, не давая мне договорить.

— Прости, — простонала она, заметив, как я обиженно насупилась. В последний раз хрюкнула от смеха и проговорила уже спокойнее: — Оливия, ты и впрямь не понимаешь? Что, ну что мне предложит король? Золото? Титул? Повторить, с какой высокой колокольни мне на это плевать? Мое единственное желание — счастье Фредерика. Если он исполнит свою мечту, о большей награде я и надеяться не смею.

Я с размаху бухнулась на диван. И застонала от отчаяния, вцепившись в бокал с такой силой, что чуть не раздавила его.

Эльза мудро помалкивала, видимо, понимая, что я не в том состоянии, чтобы вести светские разговоры.

— А ты знаешь, что задумал Фредерик? — спросила я.

— Если честно, то нет. — Эльза пожала плечами. — В общих чертах я, конечно, в курсе, что он одним ударом собирается избавиться и от Артена, и от его сынков, и от твоего жениха. Но как именно, понятия не имею. Фредерик не рассказывал, впрочем, я и не расспрашивала. Мне это не интересно.

×
×