Крылья для ведьмы, стр. 57

— З-здравствуйте, — запинаясь, отозвалась я. Посмотрела на Фредерика, который с такой же милой доброжелательной улыбкой протягивал мне полотенце.

— Прости, что облил тебя, — извинился он. — Но у меня не так много времени. Скоро твое исчезновение заметят. Мне надо успеть придумать какую-нибудь подходящую ложь. Например, что ты попросила отвезти тебя к родителям, потому как переживала о них. В общем, как-нибудь выкручусь. Благо Артен и Рауль доверяют мне безгранично.

Я послушно приняла полотенце из его рук. Промокнула лицо, вытерла волосы. Затем отложила его в сторону и вопросительно уставилась на Фредерика.

— Что все это значит, господин Рейн? — глухо спросила.

— Это значит, Оливия Ройс, что скоро наша страна освободится от последователей Тиарга, — спокойно ответил он.

Я быстро-быстро заморгала, не понимая, о чем речь.

Неужели передо мной стоит загадочный помощник Каролины? Но как, почему?

— Я понимаю, что тебя разбирает любопытство, — мягко проговорил Фредерик. — Но я не из тех людей, которые выкладывают все свои планы перед противником. Знаю слишком много случаев, когда такое поведение выходило боком. Так что прости, Оливия, откровенничать не намерен. Однако можешь не переживать. Ты не пострадаешь.

— Я думала, что вы преданы его величеству! — выпалила я с возмущением.

— Я предан Герстану, — сухо сказал Фредерик. — Буду честен: Рауль отвратительный правитель. Свои личные интересы он всегда ставил превыше государственных. Да что там, ты и сама в курсе, с каким трудом его удалось уговорить на династический брак. Хотя тот был выгоден прежде всего нам.

— И кого же вы прочите на роль нового короля? — с сарказмом поинтересовалась я. — Себя?

— Ни в коем случае! — Фредерик покачал головой. — Но, к слову, ты прекрасно знаешь, что Рауль занимает престол незаконно, потому что в его жилах нет ни капли крови рода Ашберов, к которому он себя причисляет. Прямых наследников у него нет, но это и к лучшему. Самое время восстановить справедливость. Пусть трон Герстана вернется к истинному обладателю королевской фамилии. Благо таковых хватает.

— Но вы же понимаете, что толкаете страну в пропасть междоусобицы? — Я воззрилась на Фредерика, не веря своим ушам.

— И пусть. — Фредерик холодно усмехнулся. — Смута — это неизбежный период в развитии любого государства. В такое время ярче всего проявляются как худшие, так и лучшие качества людей. Я буду очень внимательно наблюдать за тем, как поведут себя предполагаемые наследники престола. И окажу поддержку достойнейшему из них, после чего восхождение его на престол будет вопросом ближайшего будущего.

Я так и замерла с открытым ртом.

По всему было видно, что Фредерик все тщательно обдумал. Ни на секунду не задумывается над ответами.

Фредерик чуть склонил голову, прощаясь. И неторопливо отправился к дверям, видимо, решив, что мои расспросы завершены.

— Подождите! — отчаянно взвыла я. — Но Элден тоже один из последователей Тиарга!

— Я знаю, — небрежно обронил через плечо Фредерик. — Увы, но он тоже обречен.

— Но почему? — Я с яростью сжала кулаки. Затараторила, от спешки глотая окончания слов: — Он-то что вам дурного сделал? Я понимаю, почему вы ненавидите Дэниеля. Понимаю, почему настроены против Рауля и Артена. В самом деле, они могли бы как-нибудь посерьезнее наказать Дэниеля за то печальное происшествие с вашей невестой. Но Элден-то не имеет к этому никакого отношения! Ему-то за что мстить?

Фредерик тяжело вздохнул. На самом пороге остановился и устало посмотрел на меня.

— Оливия, неужели ты не понимаешь, против чего, точнее сказать, против кого я борюсь? — спросил он меня укоризненно. — Мне вообще не нравится существование магии в нашем мире. Это слишком несправедливо, скажем так. Почему некоторые люди рождаются с этим даром, а некоторые нет? Если честно, это настоящее издевательство! Я много лет усердно работал. Прочитал, наверное, книг больше, чем кто бы то ни было в этой стране, если не в мире. И что? Я даже простейшую иллюзию не в силах создать! Досадно? Да не то слово! Почему ты способна на это, хотя, уж прости за откровенность, умом явно не блещешь?

Я обиженно засопела, неприятно покоробленная словами Фредерика. Никогда бы не подумала, что он мне завидует.

— Ну ты-то ладно, — снисходительно проговорил Фредерик. — Твои способности к магии полностью нивелируются твоей доверчивостью, наивностью и, только не обижайся, умственным развитием.

Конечно, я тут же обиделась. Даже не верится, что я не раскусила подлую натуру Фредерика раньше. Как все-таки он ловко скрывал свое истинное отношение ко мне!

— А вот последователи Тиарга имеют такую власть над нашей реальностью, что жуть берет! — продолжал Фредерик, распаляясь все сильнее и сильнее. — Они могут кроить саму ткань мироздания, черпая небывалую силу из своей тени. Это неправильно, Оливия. Нельзя, чтобы подобная власть была доступна какому-нибудь отдельному человеку. Это слишком опасно для мира! — Фредерик нервно облизал тонкие губы. Подумал немного и добавил мягко, как будто разговаривал с неразумным ребенком: — Оливия, я понимаю, что ты любишь Элдена. Но ты уверена, что твои чувства настоящие? Что, если это наваждение? Ты ведь знаешь, что у него неплохие способности к магии убеждения. Недаром он так легко убедил твою мать поменять фасон твоего бального платья.

— Что? — перебила я мужчину. — А вы-то откуда об этом знаете?

Фредерик дернулся. Я буквально прочитала по его губам короткое ругательство, готовое сорваться с его уст. Но он быстро опомнился и расплылся в нарочито равнодушной улыбке.

— Странный вопрос, Оливия, — спокойно сказал он. — Понятное дело, за твоим женихом была установлена слежка с того самого момента, когда он раскрыл свое инкогнито. А как иначе? Он глава секретной службы соседнего государства. По крайней мере, был им до недавнего времени. Было бы преступной глупостью позволить ему разгуливать без надзора по улицам нашей столицы.

— Предположим, — согласилась я. — Но откуда вы узнали, о чем именно он беседовал с моей матушкой?

— Ну-у… — Фредерик сухо хмыкнул. — Госпожа Адрия явилась к нему с целой стопкой модных каталогов, прижатых к груди. По-моему, не нужно быть провидцем, чтобы угадать, о чем они вели разговор.

Слова Фредерика звучали убедительно. Но все-таки не оставляла меня смутная уверенность в том, что на самом деле все обстояло иначе. А что, если Элден не лукавил, когда говорил мне, что не имеет никакого отношения к этому выбору? Что, если это работа того же Артена? Эдакий незамысловатый способ вбить клин между мной и женихом. Маленькая, но приятная сердцу гадость. Фредерик наверняка докладывал ему обо всех перемещениях Элдена. Артен вполне мог якобы случайно столкнуться с моей матушкой, когда она возвращалась домой. Он ведь прекрасно понимал, что рано или поздно та же портниха на примерке обязательно удивится столь резким переменам в уже утвержденном фасоне. Ну а мне не составит особого труда сделать очевидный вывод в причастности к этому моего жениха.

— В любом случае это не суть важно, Оливия, — мягко сказал Фредерик. — Пусть не сейчас, пусть позже, но ты поймешь мою правоту. Мир станет лучше в результате моих действий. Конечно, я надеялся, что мне не придется вмешиваться. До последнего рассчитывал на то, что эти так называемые драконы перебьют друг друга, словно науки в банке. Потому и оказывал всяческое содействие Артену в его плане дискредитировать Элдена в твоих глазах, а в идеале — вообще уничтожить. Но на всякий случай организовал запасной вариант. — Он сделал паузу и внимательно посмотрел на меня, словно проверяя, слушаю ли я его.

Естественно, я слушала. Да я ногти себе от волнения готова была грызть, внимая откровениям Фредерика!

— Говорят, что лучший друг — это враг твоего врага, — вкрадчиво произнес он, убедившись, что я вся внимание. — Для меня самым верным союзником стала Каролина. Я знал, что она алчет мести, поэтому с радостью согласится поведать мне, как легче всего прикончить последователя Тиарга. В самом деле, не мог ведь я выслеживать их по одному и нападать с ножом наперевес. Это как-то вульгарно.

×
×