Крылья для ведьмы, стр. 42

— А почему Дэниель был так уверен, что вы, господин Рейн, отправите его отца по ложному следу? — задала я последний вопрос. — И тот не успеет прийти на помощь его величеству?

— Потому что Эльза должна была меня убедить в том, что слышала разговор Бретани с каким-то таинственным мужчиной, — ответил Фредерик. — И этот незнакомец убеждал Бретани, что отомстит Дэниелю за все ее слезы, переживания и горечь расставания. Видимо, услышав это, господин Войс обязан был немедленно помчаться на поиски Бретани.

— Но Эльза рассказала правду — поэтому я здесь, — с лукавой усмешкой завершил Артен.

Я сдвинула брови. Так, по-моему, теперь все ясно. Ну, кроме одного: какую же участь уготовил Дэниель своему брату.

Если честно, я все равно до конца не верила в происходящее. Да, я лично видела Дэниеля, слышала его слова. Но в глубине души тлела робкая и, наверное, глупая надежда, что все это неправда. Неужели Дэниель и впрямь такой хладнокровный отъявленный мерзавец, что готов убить собственного брата?

— И что теперь будет? — негромко спросила я.

Артен тяжело вздохнул. Потянулся, неприятно хрустнув костяшками пальцев, и неспешно поднялся из кресла.

— А теперь посмотрим, что же задумал мой сын, — сказал он.

Спокойно так сказал. Без малейшего намека на гнев или раздражение. Но мне почему-то заранее стало жаль Дэниеля.

ГЛАВА 3

— Будешь рыпаться — оглушу сразу же, — сурово предупредил меня Артен в сотый, наверное, раз.

— Да я и не собиралась, — в сто первый раз огрызнулась я.

Мы опять были в покоях Рауля. Заняли для наблюдения самый дальний угол комнаты, надежно укрытые куполом невидимости, созданным Артеном. И я то и дело ежилась, когда колючий рукав камзола ректора магической академии ненароком задевал меня. Если честно, было как-то неловко стоять в столь непосредственной близости от мужчины. Демоны, да я даже его дыхание чувствовала на своей щеке! Но отступить подальше не смела. Артен при первой же моей попытке сделать шаг в сторону приглушенно рявкнул, чтобы я и думать об этом забыла. Мол, чем меньше пространства занимает маскирующее заклинание, тем меньше шансов, что его обнаружат. И вообще, он разрешил мне присутствовать лишь по доброте душевной, поэтому лучше не испытывать его терпение.

Угу, как же, по доброте душевной… Да я почти разрыдалась, уговаривая его взять меня сюда! Готова была на колени пасть, потому как прекрасно понимала, что в противном случае все самое интересное пройдет мимо. И далеко не факт, что потом мне кто-нибудь расскажет, чем же все закончилось. Куда вернее обронят снисходительное пожелание не лезть в серьезные государственные дела.

Как ни странно, но стоило только первой слезинке повиснуть на моих ресницах, как обычно невозмутимый и суровый на вид мужчина явно растерялся. Я внутренне возликовала, поняв, что нащупала слабое место Артена. Еще несколько слезинок, приглушенные всхлипывания — и он сдался. Хмуро выудил из кармана носовой платок, упорно глядя куда-то поверх моей головы, протянул его мне. И сквозь зубы процедил, что так и быть, он возьмет меня с собой. Однако слагает с себя всякую ответственность в том случае, если со мной что-нибудь произойдет.

— Ни звука, Оливия! — прошипел Артен. — Если я почувствую, что ты собираешься вмешаться, тотчас же парализующими чарами ударю. Ты онемеешь и ослепнешь. Превратишься в настоящую статую, даром что из плоти и крови. И, возможно, у меня получится уговорить твоего жениха оставить тебя в таком состоянии на нару-тройку часов, если не дней.

Я могла бы ему сказать, что Элден на подобное никогда не согласится. Но мудро придержала язык.

И без того понятно, что нервы Артена на пределе. Еще бы! На его месте я бы вообще себе все ногти до мяса сгрызла от волнения и тревоги.

Артен втянул в себя воздух, наверное собираясь еще что-нибудь добавить. И вдруг перестал дышать. И я не преувеличиваю. Да что там, у него и сердце, по-моему, остановилось.

Я в свою очередь замерла, услышав в коридоре шаги. А спустя пару секунд дверь открылась, и на пороге предстал Рауль собственной персоной.

— Поражен твоей выдержке, Элден, — проговорил он, обращаясь к моему жениху, который шел следом. — Честное слово, впервые вижу такое самообладание.

Надо же, эта парочка, по-моему, даже как-то сдружилась, пока выполняла задание Артена. По крайней мере, Рауль более не величает Элдена господином Аддерли.

— По-моему, мы договорились не обсуждать происшествие в имении баронессы Трей при Оливии, — укоризненно произнес Элден, входя вслед за Раулем в комнату.

В этот момент Артен сжал мой локоть, видимо, испугавшись, что я выдам наше присутствие. И в самом деле, я чуть не взвилась до потолка, услышав слова Элдена.

Так и знала, что нельзя его отпускать к Каролине! Зуб даю, что эта вредная особа принялась всячески соблазнять его.

По губам Рауля скользнула пакостливая улыбка, которая, впрочем, тут же исчезла. Чуть нахмурившись, он повел головой из стороны в сторону и удивленно спросил:

— Собственно, а где она?

Элден с недоумением кашлянул. В свою очередь внимательно осмотрел помещение. На какой-то миг задержал взгляд именно на том месте, где под защитой маскирующего заклинания стояли мы с Артеном.

Артен продолжал стискивать мой многострадальный локоть, и я почувствовала, как его пальцы дрогнули. Впились в мою кожу глубже, но тут же, опомнившись, мужчина ослабил хватку.

— Быть может, она ушла домой? — пробормотал Элден себе под нос, словно беседуя сам с собой.

— Тогда бы мне об этом сообщили. — Рауль скептически покачал головой.

— Но не могла же она просто раствориться!

Рауль пожал плечами. Затем посмотрел на окно, около которого на столике все еще стояла чашка кофе. И решительно двинулся к нему.

Естественно, по самой короткой дороге. То есть через центр комнаты.

Я до боли в челюстях сжала зубы, памятуя о недвусмысленном и неоднократном предостережении Артена. Но, честное слово, предупреждающий окрик едва не сорвался с моих губ. Я слишком хорошо понимала, что Рауля ожидает какая-то опасность. И чуть не рванула ему наперерез, желая остановить.

Это произошло в тот момент, когда Рауль наступил на светлый бежевый ковер. Казалось, будто время замедлило свой бег — такими бесконечно тягучими стали его движения. Я словно наблюдала за мухой, утопающей в вязком киселе.

— Осторо… — Элден резко развернулся. Кинулся было вслед за Раулем, но тут же замер, попятившись.

Что он делает? Почему не пытается помочь Раулю?

Я искусала в кровь все губы, удерживая себя от желания вмешаться. Эх, не стоило мне напрашиваться с Артеном! Но кто же знал, что все так обернется. Это напоминало самую настоящую пытку. Я с ума сходила от невозможности что-нибудь изменить, как-нибудь помочь Раулю.

«А вот Артен, по всей видимости, от таких переживаний не страдает».

Эта простая мысль немного охладила мой пыл и заставила более трезво взглянуть на ситуацию.

Так, Оливия, не пори горячку. Рауль — сын Артена. Если последний стоит спокойно и не рвется в бой, стало быть, ничего совсем уж страшного не происходит.

Наверное.

В этот момент в центре комнаты полыхнуло бесцветное пламя. Пелена огня почти скрыла за своими всполохами фигуру короля. Он еще пытался сопротивляться чужому колдовству. Через стену непонятного заклятия я видела, как с его пальцев веером посыпались ярко-голубые искры.

Ни одна из них, впрочем, не достигла пола, быстро погаснув в полете. А еще через мгновение Рауль упал на колени. Не закричал даже — замычал, как будто от невыносимой боли.

«Не сметь!» — зло рявкнул в моей голове Артен, предугадав мое дальнейшее движение.

Непреодолимая сила влекла меня на помощь Раулю. Я не могла, не хотела стоять и просто смотреть на то, как он страдает. Понятия не имею, что именно я собиралась сделать. Колдовство, которое сейчас творилось в комнате, намного превышало мои способности, да что там — все мои представления о магии.

×
×