Крылья для ведьмы, стр. 31

— Ага! — торжествующе вскричала я. — Тогда почему удивляетесь, что меня выбросило сюда порталом?

— Потому что, Оливия, в таком случае получается, что как маг ты намного превышаешь меня по силе, — холодно произнес Артен. — Раз смогла разгадать схему контура. Но как бы тебе помягче сказать…

— А при чем тут я? — невежливо перебила его, без проблем поняв, что сейчас услышу очередную насмешку над моим магическим даром. — Я вам в третий раз говорю: меня сюда выкинуло не по доброй воле. — Запнулась и вдруг с горячей обидой громко выпалила: — Демоны, да меня столько времени не было! Почему никто не спросит, что со мной случилось и где меня держали!

Замолчала, невольно устыдившись своих слов. Прозвучало так, будто я жаловалась.

А впрочем, это действительно несправедливо. Хорошо, я понимаю, что любить меня никто не обязан. Но хотя бы парочку вопросов для соблюдения приличий можно было задать? Например: «О, Оливия, давненько не виделись! Злодей уже выпустил тебя из подвала? Жива-здорова? Ну и славненько».

Рауль с каким-то сомнением посмотрел на свою руку.

— Ничего не понимаю, — пробормотал себе под нос. — Голову я ей вылечил. Но она по-прежнему бредит.

— Ничего я не брежу! — разъяренно рявкнула я. — Меня, между прочим, в склепе настоящем держали! Долго! Я вообще думала, что навсегда там останусь. А еще я знаю, что в похищении Дэниеля участвовала Бретани. Или Шарлотта Грейн. В общем, обеих надлежит расспросить.

— Так, стоп! — Артен повелительно воздел вверх указательный палец и шагнул ближе. Выразительно глянул на Рауля, и тот без лишних вопросов встал, уступив ему место.

Я вжалась в спинку кровати, когда ректор магической академии неторопливо опустился на краешек постели. Посмотрел на меня и обманчиво ласковым голосом проговорил:

— Оливия, вообще-то, мы расстались всего несколько часов назад. Ты и твой жених, господин Аддерли, уехали вместе. Ну а мы с Раулем еще немного побеседовали, обсуждая исчезновение Дэниеля.

Я удивленно приоткрыла рот, не в силах поверить своим ушам.

Как это — несколько часов назад? Да я поклясться готова, что провела в плену намного, намного дольше! Так долго, что сбилась со счета, сколько раз засыпала и просыпалась в унылом мрачном месте без окон и дверей.

— Не может быть, — прошептала чуть слышно. — А как же Дэниель? Точнее, Бретани, замаскированная под него. Я ведь точно помню все до мельчайших деталей! Все эти дни заточения!

Артен не торопился что-либо сказать, выдерживая томительную паузу. И по его виду я никак не могла понять, верит ли он мне или нет.

Я растерянно посмотрела на свои руки. И приглушенно ахнула от пришедшей в голову догадки.

Ногти… Они совершенно не изменили своей длины. А ведь это невозможно. Они должны были отрасти, поломаться, в конце концов.

— Ничего не понимаю, — пролепетала чуть слышно. Опять посмотрела на Артена и жалобно пропищала: — Но я не вру. Честное слово! Вот, на мне даже кольца помолвочного нет! Потому что оно обожгло меня, и я его сняла, а потом провалилась в портал!

После чего неуверенно протянула руку Артену.

Я думала, что он лишь мельком глянет на нее. Но ошибалась. Артен на удивление крепко взял меня за запястье, как будто опасаясь, что я отдерну руку. Провел по моему безымянному пальцу, и кожу едва заметно защипало от какого-то сканирующего заклинания.

— Вот видите, — испуганно пискнула я. — Я не лгу!

И утонула в глазах Артена, когда он резко вскинул голову, взглянув на меня в упор.

Нет, это не было больно, хотя в моих висках противно закололо, а в ушах гулко запульсировала кровь. Но неприятно это точно было. Мягко говоря.

При всем своем желании я не могла отвернуться или зажмуриться. Да я даже моргнуть была не в состоянии! Глаза заболели от напряжения, на ресницах повисли слезы. Но сделать что-либо было выше моих сил. Мне оставалось лишь послушно играть роль зачарованной крохотной птички, к которой неспешно приближается голодная змея.

А затем я начала вспоминать. Конец королевского бала, путь домой, за время которого мне так и не удалось разговорить Элдена. Мои ночные тревоги и сомнения. Перенос в подвал и встречу с Дэниелем. Мой долгий разговор с ним. То, как с него сходили чужие чары иллюзии…

На этом моменте власть Артена над моей волей слегка ослабла, как будто мужчина донельзя удивился тому, что увидел. Я осторожно попыталась было высвободиться из хватки мужчины. Но он тут же очнулся, вновь вперился в меня своим жутким взором, и в голове опять ожил водоворот пережитых событий.

Впрочем, больше вспоминать было нечего. Унылое время заключения, которое тянулось вечность. Затем моя вспышка ярости, улетевшая в небытие миска с кашей, попытка проверить, куда она исчезла. И финал — мое появление здесь.

В этот момент Артен наконец-то разжал свои пальцы, и я быстро отдернула руку. Принялась растирать онемевшее запястье.

— Ну? — с плохо скрытым любопытством спросил Рауль. — И что ты увидел в ее памяти?

— Что она не врет, — лаконично ответил Артен.

Я возликовала. Ну вот! Вообще-то, я никогда не вру. Ну, почти. Лишь в исключительных случаях.

— Точнее сказать, Оливия верит в то, что действительно долгое время провела в плену, — сказал Артен. — И это крайне занимательно.

— Что? — удивилась я, не совсем уловив смысл его слов.

Артен задумчиво потер подбородок. Потом встал и отошел к Раулю, который наблюдал за ним с явным интересом, видимо тоже ожидая объяснений.

— Оливия, что ты знаешь о так называемых наведенных воспоминаниях? — полюбопытствовал Артен. Но быстро добавил, досадливо поморщившись: — А впрочем, не отвечай. И без того понятно, что ничего.

— Наведенные воспоминания? — повторил Рауль, удивленно вскинув брови.

В глубине души я ощутила мгновенный всплеск удовлетворения. Вот! Если уж Рауль не в курсе, о чем говорит Артен, то и мне стыдиться нечего.

— Хочешь сказать, что кто-то заставил Оливию поверить в похищение? — спросил Рауль, и я огорченно сникла.

Эх, рано радовалась, как говорится.

— И в похищение, и в длительное заключение, — подтвердил Артен.

— То есть? — не выдержав, вновь влезла я с вопросом. — Получается, вообще ничего не было?

— Был портал в твоей комнате, — медленно проговорил Артен. — По всей видимости, он привел тебя в некое место. Но ты провела там совсем короткое время, вряд ли больше часа. Однако этого хватило, чтобы над тобой немного поколдовали и вручили каменный обломок в качестве оружия. После чего сразу же вышвырнули сюда. Все, что случилось с тобой между переносом из твоей спальни и появлением здесь, смело можешь считать выдумкой. Очень сильным заклятием, которое создало в твоей памяти иллюзорную реальность. Там ты спасала Дэниеля, видела Бретани, целую вечность страдала в заключении. Но, как ты понимаешь, в действительности ничего этого с тобой не происходило.

— Нет, не понимаю, — честно призналась я. — Как такое вообще возможно?

— Между прочим, это не так уж и сложно устроить. — Артен пожал плечами. — Даже последователем Тиарга для этого быть необязательно. Мозг человека, моя дорогая Оливия, пожалуй, самая загадочная вещь. Если его, конечно, можно так назвать. Суть в том, что наше воображение и без всякой магии способно создавать настоящие миры. Многие философы вообще спорят, существует ли наша реальность на самом деле.

Я озадаченно хмыкнула, упорно не понимая, о чем говорит Артен.

— По сути, мы можем быть уверены только в собственном существовании, — с усталым вздохом пояснил он. — А вдруг мира вокруг нас на самом деле нет? Вдруг это какое-то наваждение? Ты знаешь, наверное, что иногда люди впадают в летаргический сон. Что они видят в это время? Вдруг проживают какую-то особую жизнь, которая для них не менее реальна, чем настоящая? И где тогда гарантия того, что именно сейчас мы живем, а не прикованы к больничной кровати, застряв на пороге смерти?

Я невольно поежилась от проникновенных слов Артена.

×
×