Крылья для ведьмы, стр. 30

Но главное, что в комнате никого не было. А еще здесь имелось окно, за которым нежными розовыми красками то ли отгорал закат, то ли занималась утренняя заря.

С негромким стоном я привстала. Подобрала валявшийся неподалеку каменный обломок.

В этот момент где-то неподалеку послышался шум. Как будто кто-то приближался к комнате, при этом громко разговаривая.

Ага, вот и мой похититель пожаловал. Сейчас наверняка примется мучить и убивать меня. Или еще что похлеще.

И мой взгляд невольно упал на роскошную кровать.

Ну уж нет, живой я точно не дамся.

Покрепче сжав камень, я подкралась к двери. Прижалась к стене, от волнения даже забыв о необходимости дышать. Будем надеяться, что мне удастся оглушить мерзавца и сбежать. На моей стороне эффект неожиданности.

Дверь резко распахнулась.

— Ничего не понимаю! — раздался недовольный голос. — Артен, ты уверен…

В тот же миг я пошла в атаку. С диким воплем выскочила из-за двери, высоко поднимая камень, готовая обрушить его на голову противника.

Моя рука уже начала опускаться, как вдруг до меня дошло, что именно услышала.

Артен? Кто это говорил про Артена?

Я внимательно всмотрелась и наконец разглядела мужчину, который стремительно развернулся, услышав мой душераздирающий вопль. Эти светлые волосы и прохладные серые глаза были мне слишком хорошо знакомы.

Ой!

Остановить замах я уже не успевала. Впрочем, я вообще больше ничего не успела сделать. Потому что в затылке вдруг взорвался колючий шар боли. И мир вокруг исчез в ослепительной вспышке.

ГЛАВА 4

— Оливия…

Возвращаться в обычный мир из такого мягкого и уютного забытья совершенно не хотелось. Я нежилась в темноте, не желая вспоминать недавние события. Зачем? Тут так хорошо. Спокойно и тихо.

— Оливия.

Правда, окончательно расслабиться никак не давал смутно знакомый голос, который настойчиво звал меня по имени. Наглость какая! Неужели не видно, что я совершенно не желаю приходить в себя? Потому что кто знает, что я тогда обнаружу. Вдруг окажется, что моя попытка к бегству провалилась и я опять в том проклятом каменном мешке. Правда, теперь без всякой надежды на спасение.

— Оливия!

На сей раз окрик прозвучал очень сердито и громко. Не довольствуясь этим, кто-то крепко схватил меня за плечи и как следует встряхнул.

Моя голова пару раз безвольно перекатилась из стороны в сторону. А затем щеку обожгла внезапная боль.

— За что? — негодующе взвыла я, тут же распахнув глаза. Прижала ладонь к горящей от хлесткой оплеухи щеке.

И умолкла, увидев рядом с собой Рауля.

Ох… Получается, я все-таки вырвалась из лап похитителя. Но где я?

Бросила быстрый взгляд вокруг, и увидела, что нахожусь все в той же комнате. Более того, со всем возможным удобством возлежу на кровати.

Осознав это, я вспыхнула от смущения, вспомнив, что на мне только ночная рубашка. Да, она довольно строгого фасона, без всяких легкомысленных кружев. Но все равно — на редкость неудобная ситуация.

И я схватила край покрывала и завернулась в него, словно гусеница, круглыми от ужаса глазами уставившись на короля.

— Оливия, — строго проговорил Рауль, неодобрительно покачав головой при виде моего стремительного маневра. — Почему ты пыталась убить меня?

Поскольку сильнее распахнуть глаза уже не получалось, я некрасиво раззявила от удивления рот.

— Ч-что? — запинаясь от волнения, спросила я, не смея верить ушам. — Убить? В-вас?

Наверное, Рауль шутит. И сейчас рассмеется при виде моего страха.

Но, вопреки моим ожиданиям, король продолжал смотреть без тени усмешки. И мне как-то резко поплохело.

Ох, немедленно верните меня обратно в подвал! Все-таки там было не так уж и плохо.

— Помнишь то происшествие с рыцарскими доспехами? — вдруг поинтересовался Рауль.

Я несмело кивнула, немного приободрившись. Ну вот, сейчас Рауль точно рассмеется и скажет, что разыграл меня.

— Теперь оно не кажется мне таким забавным, — продолжал Рауль все с той же суровостью. — Возможно, прав был Георг и это было попыткой покушения.

— Нет! — жалобно пискнула я. — С чего вы решили?

— Потому что на обычное совпадение это уже не похоже, — отчеканил Рауль. — Оливия, ты подкараулила меня в моей же спальне! И набросилась, пытаясь размозжить мне голову. Любопытно, что на сей раз ты придумаешь, пытаясь объяснить свое поведение? Или скажешь, что пряталась здесь от кого-то?

Какой-то странный разговор. И претензии ко мне странные. Я, вообще-то, отсутствовала несколько дней, а возможно, и недель, если не месяцев. Неужели никто не заметил моего загадочного исчезновения? Да ну, бред какой-то! Меня должны были искать! Ладно, Рауль вроде как не обязан за меня переживать, но что насчет Элдена?

— Я ни от кого не пряталась, — пробормотала я. И с внезапной обидой выпалила: — И вообще, почему вы не радуетесь моему появлению?

— А я должен? — Рауль высоко вздернул бровь. На дне его зрачков все-таки промелькнули озорные смешинки, и он чуть мягче произнес: — Нет, Оливия, безусловно, твое появление в моей спальне очень, хм… волнующе. И если бы ты не набросилась на меня с камнем на изготовку, то наша неожиданная встреча была бы куда приятнее для меня.

Я окончательно перестала понимать, что происходит. Предположим, Рауль обижен на меня за досрочное прекращение контракта и за то, что я приняла предложение Элдена. Но мне казалось, что он испытывает ко мне хоть какие-то теплые чувства. Вряд ли бы он не заметил, что я отсутствовала столь долго. Почему тогда не спрашивает, что со мной произошло?

— Никто из стражников ничего не видел и не слышал! — В этот момент в комнату быстрым шагом ворвался Артен.

При виде ректора магической академии меня охватило непреодолимое желание спрятаться под покрывало с головой. Или же немедленно добровольно вернуться в заточением никогда более не показываться на глаза людям.

— Магическая защита тоже не потревожена, — добавил Артен, остановив на мне тяжелый испытующий взгляд. — Ну-с, госпожа Ройс, как вы объясните свое столь внезапное появление? А самое главное, каким образом, хотелось бы мне знать, вы миновали охрану?

— Потому что меня сюда перенесло порталом, — честно ответила я.

Артен и Рауль быстро переглянулись. Я заметила, как Артен скептически вздернул бровь.

— По-моему, ты слишком сильно огрел ее по голове, — с издевкой проговорил Рауль. — И она бредит.

— Оливия, ты думаешь, мы тебе поверим? — сухо спросил Артен. — Вообще-то, данная часть дворца, относящаяся к личным покоям Рауля, — одно из наиболее защищенных мест Герстана, а возможно, и всего мира. Тут просто нельзя колдовать. И уж тем более сюда невозможно перенестись. Никак. Ни при помощи активации энергетического кристалла, ни посредством телепортирующей пентаграммы.

— Значит, какой-то способ все-таки есть, — буркнула я. — Или вы всерьез считаете, что я из своего дома через весь город в ночнушке сюда добиралась?

Рауль и Артен опять переглянулись. На сей раз Артен как-то неопределенно пожал плечами.

— И вообще, — ворчливо проговорила я, — почему вы не спрашиваете, где я пропадала?

В комнате воцарилась изумленная тишина.

— Ну-ка, покажи свою голову, — первым очнулся Рауль. — Сдается, ты все-таки не в себе.

— Да я бил-то ее вполсилы, — буркнул Артен, он явно чувствовал себя неловко. — Оливии повезло, что в последний момент я все-таки ее узнал и успел смягчить удар.

Рауль простер надо мной ладонь, и с его пальцев полился прохладный голубоватый свет. Тотчас от тяжести в затылке и тупой боли не осталось и следа.

— Вот видите! — торжествующе воскликнула я. — А говорили, что здесь колдовать нельзя. Или вы, господин Войс, меня кулаком огрели?

— Бить кулаком кого бы то ни было слишком вульгарно, — с насмешкой проговорил Артен. Посерьезнел и добавил: — Я лично создавал охранный контур. Поэтому я могу здесь колдовать. Потому что оставил для себя, так сказать, лазейки. Ну и поделился этими знаниями с Раулем. Как-никак, но это все-таки его спальня. И в случае чего он должен быть в состоянии дать отпор неприятелю.

×
×