Крылья для ведьмы, стр. 23

— Пусть так, — произнес Фредерик неохотно. — Но я все равно не понимаю, зачем мне приглашать на разговор Бретани Коул.

Хм…

Я с подозрением прищурилась, глядя на Фредерика. Почему он так упорно выгораживает Бретани? Поневоле вспомнилось, как не так давно она предлагала ему заплатить телом за помощь в устранении меня. Такое чувство, будто неприступный и суровый глава личной службы безопасности его величества короля Рауля все-таки не устоял перед любовными чарами предприимчивой блондинки. Иначе с какой стати так упорствует?

По всей видимости, Элден подумал о том же. Потому что вопросительно вскинул бровь, смерив Фредерика изучающим взглядом.

— Извините, но сейчас, по-моему, каждая секунда на счету, — объяснил тот, без особых проблем разгадав причину затянувшейся паузы. — Дэниель на грани смерти. И мне очень не хотелось бы терять драгоценное время на заведомо проигрышные пути расследования.

— А я считаю, что разговор с Бретани как раз может быть крайне полезен, — упрямо возразила я. — Особа она чрезвычайно любопытная. Ни за что не поверю, что она не устояла перед искушением и не сунула нос в бумаги Дэниеля, когда ночевала в его доме.

— И он, стало быть, спокойно наблюдал за этим действием? — Фредерик презрительно фыркнул. — Очень сомневаюсь. Насколько я знаю, Бретани Коул никогда не оставалась в доме Дэниеля одна. Впрочем, и на целую ночь она ни разу не оставалась.

— А вот и ошибаетесь! — радостно воскликнула я. — Один раз Бретани Коул совершенно точно находилась в доме Дэниеля, когда он вообще отсутствовал в городе.

— Неужели? — с плохо скрытым недоверием спросил Фредерик. — И когда же сие знаменательное событие произошло?

— Когда он прилетел в Адвертаун в образе дракона! — выпалила я. — При этом никого не предупредив. Она ворвалась в его дом и все там перерыла.

Огонек сомнения, горящий в глазах Фредерика, стал отчетливее, и я торопливо добавила:

— Я сама это видела! Дэниель связывался с ней при мне.

И с величайшим трудом подавила такое понятное, правда детское, желание показать вредному безопаснику язык.

И в самом деле, что он уперся, словно осел? Как будто и впрямь успел спеться с Бретани.

Фредерик мученически закатил глаза, всем своим видом показывая, что его мои слова не убедили. Но не успел ничего сказать. Потому что в этот момент прозвучало негромкое:

— Я поговорю с ней.

Я удивленно посмотрела на Артена Войса, который произнес эти слова. Ректор академии устало сгорбился за столом. Задумчиво запустил пальцы в свою густую шевелюру и добавил:

— Не переживай, Фредерик. Ты прав, терять время нельзя. Поэтому я сам побеседую с Бретани и выясню, знает ли она что-нибудь.

— А если она заартачится? — все-таки предпринял последнюю попытку переубедить нас Фредерик. — Или, что еще хуже, примется выдумывать какую-нибудь чушь, лишь бы поднять свою цену в ваших глазах.

Артен медленно растянул губы в подобие улыбки. Правда, получился настолько хищный оскал, что мне стало немного жаль Бретани.

— Поверь, мне она выложит все как на духу, — все так же негромко проговорил Артен. — Расскажет даже то, что, как искренне считала, забыла.

— Ну хорошо, — процедил Фредерик. — А я все-таки наведаюсь в академию. Проверю рабочий кабинет Дэниеля, просмотрю его бумаги…

— Каролина, — невежливо перебила его я.

По-моему, Фредерик с трудом сдержался, чтобы не выругаться. Он дернул кадыком и так свирепо глянул на меня, что я едва не рванула прочь из кабинета.

Но почти сразу я опомнилась и с вызовом вздернула подбородок, ответив на недовольный взгляд безопасника.

Собственно, почему я не имею права участвовать во всеобщем обсуждении? Если бы мое присутствие было лишним, то Артен давным-давно попросил бы меня удалиться. И я бы не рискнула возражать, потому что приказывать ректор магической академии умеет не хуже чем король. А пожалуй, и лучше.

— А Каролина какое отношение может иметь к исчезновению господина Горьена? — процедил Фредерик.

— Ну как же! — Я пожала плечами, удивленная, что нужно объяснять настолько очевидные вещи. — При непосредственном участии Дэниеля ее лишили колдовской силы. По-моему, вполне достаточная причина для мести.

— Вообще-то, Каролина куда скорее бы принялась мстить Артену или его величеству. — Фредерик несогласно покачал головой. — Потому что…

И в последний момент замялся, как-то виновато покосившись на Элдена, который с величайшим интересом внимал разговору.

— О, не беспокойтесь, — отозвался тот. — Я прекрасно знаю, какого рода отношения связывали баронессу Трей и его величества короля Рауля. А также в курсе, с позволения сказать, любовной трагедии глубокоуважаемого господина Войса. Недаром все-таки свой хлеб ем.

И безмятежно улыбнулся, тогда как Артен досадливо дернул щекой, как будто прогонял надоедливого комара.

— Возможно, Каролина решила отомстить всем, кого считает виновным в своей трагедии, — глубокомысленно проговорила я. — Просто до Дэниеля оказалось проще всего добраться. Но рано или поздно ее кара настигнет каждого.

И осеклась, поняв, насколько зловеще прозвучала последняя фраза. Демоны, а ведь Каролина вполне может и меня записать в число своих врагов! Точнее сказать, наверняка я иду в этом списке чуть ли не первым номером. Ведь мою скромную персону можно считать первопричиной ее бед. Не появись я при дворе, Рауль не сумел бы так ловко сыграть на ревности Каролины и не завлек бы ее в ловушку. Ну а итог этой западни уже известен.

— А я в свою очередь хочу напомнить, что баронесса Трей с недавних пор — обычная смертная, — скептически произнес Фредерик. — Демоны, да даже в Оливии магии больше, чем осталось в ней!

Я немедленно оскорбилась в ответ на столь нелицеприятное замечание безопасника.

Надо же, а мне всегда казалось, что он хорошо ко мне относится! По крайней мере, прежде он никогда не позволял себе сомнительных шуток в мой адрес, как прочие личности. Да и странно слышать подобное от человека, который не обладает и толикой магического дара.

— Тем не менее злости, обиды и хитрости Каролине не занимать, — тяжело обронил Артен. — Она всегда отличалась любовью к интригам. Поэтому не исключено, что нашла себе союзника. Так что Оливия права, ее тоже необходимо проверить.

— И я с превеликим удовольствием побеседую с баронессой Трей, — проворковал Элден.

— Ты?!

Ох, по-моему, мое удивленное восклицание получилось слишком громким. Элден даже вздрогнул от неожиданности и уставился на меня невинным прозрачным взором. Ишь какой, как будто не понимает, что именно меня возмутило в его предложении.

— А ты против, дорогая? — нарочито изумился он.

Я запыхтела от ярости. Конечно, я была против! Потому что помнила, какой красавицей была Каролина и как она себя обычно ведет. Зуб даю, она обязательно попытается соблазнить Элдена. Просто чтобы как следует насолить мне.

— Пусть Фредерик с ней говорит, — пробурчала я. — Или господин Войс. На худой конец, хоть король.

— Боюсь, никого из них она не станет слушать. — Элден покачал головой. — А скорее всего, до последнего будет избегать встречи. Тогда как со мной всенепременно захочет пообщаться.

В верности последнего утверждения Элдена я ни капли не сомневалась. Каролина до смерти обижена на всю эту честную компанию. Тогда как Элден для нее не просто человек со стороны, но в определенной степени противник Рауля и остальных. Недаром говорят, что враг моего врага — мой друг. Стало быть, она с готовностью примется изливать душу Элдену.

— Вот именно поэтому я совершенно не желаю, чтобы вы, господин Аддерли, общались с баронессой Трей, — внезапно раздался голос короля.

Я повернула голову и увидела Рауля, который стоял, небрежно прислонившись плечом к дверному косяку. Он едва заметно улыбнулся, перехватив мой взгляд, но сразу посуровел, уставившись поверх моей головы на Элдена.

— Ваше величество! — Фредерик приветствовал короля глубоким поклоном. Опомнившись от замешательства, я вскочила было с кресла, но Рауль лишь небрежно махнул мне рукой, обронив:

×
×