Крылья для ведьмы, стр. 22

— Думаю, начать лучше вам, — предложил Элден. — Все-таки он ваш сын, зов крови облегчит нашу задачу. А я присоединюсь.

После чего аккуратно положил медальон на столик, сдвинув в сторону бутылки и освободив достаточно места.

Артен кивнул. Глубоко вздохнул и задержал дыхание, сосредотачиваясь. Затем простер над кулоном ладонь, с которой полился прохладный свет.

Заклятие облаком клубилось над цепочкой, постепенно набирая интенсивность и яркость. Но продолжало висеть неподвижно, не торопясь превратиться в портал в пространстве.

Да, Артен прав. Такое чувство, будто чары кто-то блокирует. Если бы Дэниель был мертв, то заклятие не смогло бы даже сформироваться. Колючие синие искры просто гасли бы, едва успев сорваться с пальцев Артена.

Цвет заклятия между тем менялся, темнея на глазах. Из прозрачного голубого оно стало багрово-фиолетовым, почти черным. А внутри то и дело с громким треском проскакивали темно-красные зловещие молнии.

Я невольно попятилась, когда остро и резко запахло озоном. Ох, как бы сейчас это все не взорвалось!

Но в этот момент рука Элдена легла поверх ладони Артена. И тотчас же молнии исчезли, а цвет чар посветлел, вновь став небесно-голубым. Мгновение, другое — и посреди облака зародилась ослепительно-белая искра. Поднялась выше и зависла на уровне глаз Артена.

Поразительно, но он при этом не моргнул, даже не прищурился, хотя, вне всякого сомнения, смотреть на заклятие было очень больно. Лишь отблески света заиграли на его мокрых щеках — видимо, унять слезы оказалось выше его сил.

Почувствовав, что рискую ослепнуть, я зажмурилась. Именно в эту секунду пробой и состоялся.

В комнате словно взорвалось маленькое рукотворное солнце. Даже с закрытыми глазами я увидела нестерпимо яркую вспышку света. Сразу после этого послышался взволнованный крик Артена:

— Дэниель!

Я распахнула глаза. Слепо заморгала, силясь хоть что-нибудь разобрать в том белоснежном мареве плотного сияния, которое заливало сейчас комнату. Оно затопило все окружающее меня пространство до такой степени, что казалось, будто я нахожусь не в комнате, а в бескрайней пустыне, выжженной безжалостным светилом.

Но постепенно интенсивность чар спадала. Через плотную стену света выступили очертания мужской фигуры.

Демоны!

Я покраснела и отвела глаза, когда поняла, что вижу полностью обнаженного Дэниеля. Нет, я и прежде видела его без одежды. Но тогда рядом не было моего жениха. Как-то неловко получается.

— Дэниель, — уже тише повторил Артен, — ты меня слышишь?

Ай, да плевать я хотела на приличия! До смерти любопытно, что происходит. Если быть честной, Дэниель уже не раз потрясал передо мной своими чреслами, так сказать. Поэтому вряд ли я увижу там что-нибудь новое.

И я вновь уставилась на разворачивающуюся перед моими глазами картину.

Прямо посреди комнаты трепетал прокол в пространстве. Свечение портала медленно угасало, и я понимала, что, как только энергия, вложенная Артеном в чары, иссякнет, моментально схлопнется и это своеобразное окно.

А затем я осознала, что именно вижу перед собой. И все посторонние мысли тут же вылетели из моей головы.

Дэниель лежал на ровной каменной поверхности. Его мертвенно-бледную кожу крест-накрест перехлестывали черные матовые веревки.

Полно, веревки ли?

В этот момент Дэниель слабо пошевелился, и сразу же одна из так называемых веревок ожила. Блеснула чешуей, туже врезаясь ему в кожу, и я с замиранием сердца поняла, что это змея.

Фу, какая гадость! Меня передернуло от отвращения. Пожалуй, нет в мире вещи страшнее и отвратительнее змей. Ну, кроме пауков, пожалуй. Хотя, признаюсь, как-то затрудняюсь определить, какое из этих существ гаже.

Артен беззвучно дернул кадыком. Сделал шаг к порталу, до побелевших костяшек сжав кулаки. И я прекрасно понимала, какие чувства сейчас обуревают ректора Рочерской академии. Это же его сын! Где-то далеко и в смертельной опасности!

— Дэниель, — внезапно прозвучал сухой и твердый голос Элдена. — Где ты?

Дэниель опять дернулся. Затем открыл глаза.

Его зрачки были настолько расширены, что от радужки не осталось и следа. Но самое ужасное — во взгляде не было ничего. Ни узнавания, ни радости, ни страха, ни бессловесной мольбы о помощи. Дэниель смотрел на нас так, как будто вообще не понимал, кто мы такие и чего от него хотим. Нет, даже страшнее. Как будто в нем не осталось ни капли разума и осознания себя человеком. Полная и безграничная пустота.

— О небо…

Я так и не поняла, кому принадлежал этот испуганный шепот. Не исключено, что мне самой.

А затем портал вдруг схлопнулся. Раз! И я потрясенно глазела на пустую противоположную стену комнаты.

ГЛАВА 9

Я украдкой раз за разом зевала, прикрываясь ладонью.

За окнами давно разлилась темная синь позднего вечера, неуклонно переходящего в ночь. К этому моменту мы перебрались в кабинет короля, правда, пока Рауля с нами не было. Фредерик порывался немедленно поставить его величество в известность о том, что случилось с Дэниелем, но Элден покачал головой и негромко обронил:

— Не стоит.

Как ни странно, Артен не возражал. Вообще, ректор Рочерской магической академии впал в какое-то странную прострацию после того, как увидел сына в столь пугающем состоянии. Сейчас он сидел в кресле, которое обычно занимал Рауль, и словно дремал с открытыми глазами. Но я не сомневалась, что его ум сейчас просчитывает тысячи вариантов того, что могло произойти с Дэниелем.

Элден то и дело обеспокоенно поглядывал на Артена, но не задавал ему никаких вопросов, негромко обсуждая с Фредериком план ближайших действий.

— Первым делом необходимо расспросить слуг Дэниеля, — проговорил глава личной службы безопасности его величества. — Я займусь этим. Сегодня же.

— Вряд ли они что-нибудь знают. — Элден с сомнением покачал головой. — Как я понял, господин Войс с ними уже беседовал. Он уверен, что они понятия не имеют, куда запропастился их хозяин.

— Тогда попробую разговорить его коллег. — Фредерик выудил из кармана камзола блокнот и принялся вдохновенно строчить, то и дело мусоля во рту графитную палочку, которую взял со стола. — Может быть, они что-нибудь слышали.

— Сейчас в академии каникулы. — Элден пожал плечами. — Не думаю, что Дэниель часто бывал на рабочем месте. Зачем ему это? Студенты все давным-давно разъехались.

— Но начать-то все равно надо с чего-то, — возразил Фредерик. — Слухами, как говорится, земля полнится. Вполне может статься, что кто-то что-то и слышал.

— Бретани, — вдруг неожиданно даже для себя сказала я.

И тут же оказалась на пересечении двух взглядов. Только Артен не повел и бровью, продолжая пребывать во власти своих раздумий.

— Что, простите? — с мягкой улыбкой переспросил Фредерик.

— По-моему, логичнее всего начать расспросы с Бретани Коул, — пояснила я, недоумевая, отчего вдруг понадобилось объяснять Фредерику такую очевидную вещь. — Она была любовницей Дэниеля какое-то время.

— Слишком короткое. — Фредерик с сомнением покачал головой. — Насколько мне известно, Дэниель не встречался с ней после своего бесславного возвращения из Адвертауна.

— И что? — не унималась я. — По-моему, очевидно, что Дэниеля кто-то похитил. Кто-то достаточно могущественный, способный справиться с последователем Тиарга. И этот враг вполне может быть из прошлого Дэниеля.

— Отчего вдруг такой вывод? — Фредерик скептически приподнял бровь.

— Оттого, что в последнее время Дэниель был слишком занят мной, — раздраженно выпалила я, устав от вопиющей недогадливости Фредерика.

Выпалила — и тут же охнула, поняв, насколько грубо это прозвучало. Скромно потупилась, не забыв кинуть на Элдена виноватый взгляд.

Тот, однако, лишь усмехнулся и кивнул.

— Оливия права, — сказал он. — Да, господин Горьен показал себя как человек, который очень легко наживает врагов. Но вряд ли он успел перейти кому-нибудь дорогу в недавнем прошлом. Слишком много дел на него навалилось.

×
×