Впечатляющий пик (СИ), стр. 1

Впечатляющий пик

Надежда Мельникова

Глава 1

Я прикасаюсь к Вечности рукой.

В горах так близко можно встретить Вечность…

Боясь нарушить неземной покой,

Я ввысь смотрю и вижу бесконечность.

Я стою на одном из самых зрелищных пиков горного парка Ергаки — Зубе Дракона. Неповторимое ощущение. Впечатляющий пик. Сверху — небо, под ногами — край скалы, до обрыва — всего шаг. Это место хорошо тем, что сюда добираются не только матерые альпинисты с тяжелыми мотками веревки и килограммами карабинов, но и обычные туристы. Чтобы подняться по восточному склону достаточно хорошей обуви, бутылки с водой и жажды приключений, а еще фотоаппарата для эффектного и очень яркого снимка на краю пропасти.

Здесь, в горах, я научился радоваться простым вещам — сухим ботинкам, теплому дню, горячему чаю, счастью от возможности снять тяжелый рюкзак и расправить плечи. В горах легко отличить главное от пустого и бессмысленного, встретить настоящих друзей, человека, с которым захочешь навсегда связать свою жизнь.

Именно в горах легко поверить в себя, в свои силы, достичь цели, которую поставил перед собой, будь то вершина или построенный своими руками двухэтажный дом. Главное даже не цель, а путь к ней, в котором очень важно сохранить себя настоящего.

Это место, где можно узнать свое тело и себя, испытания, которые предоставляет нам горы просто непередаваемы. А эмоции остаются навсегда.

И вот пока будут стоять горы, люди будут стремиться сюда, восхищаться их красотой и величием, преодолевать крутые горные тропы, менять себя. Эгоизм и тщеславие, которые что-то значили внизу, на вершине - пустой звук. На крутых ледовых и скальных отвесах, доверившись забитому крюку и крепким рукам друга на страховке, чувствуешь себя в единстве с природой.

 Сегодня утром я принял дежурство, провел небольшой вводный инструктаж по охране труда, до обеда беседовал с молодыми по инженерной подготовке и медицине, после заставил провести осмотр техники, а вечером у нас запланирована физподготовка в хорошем спортзале, если, конечно, ничего не случится. На самом деле - это самое главное. Для нас очень важна скорость, сила и выносливость.

Ведь у всей этой безумной красоты, есть другая, очень страшная сторона. Человеческая жизнь здесь, как песочная крупинка, самый маленький камешек у подножья горы. Бейсджамперы, делающие вид, что им совсем не страшно, прыгающие с вершины, порой получающие травмы несовместимые с жизнью. Такой модный нынче прыжок в вингсьюте — костюме, в котором человек похож на белку-летягу, кроме перепонок он содержит парашют, что иногда не раскрывается. Альпинисты не рассчитавшие свои силы, не проверившие должным образом крепления.  И зазевавшиеся туристы, оступившиеся на самом краю пропасти. Жизнь бывает очень жестокой. Горы — это враждебная среда, если долго находиться наверху снижается иммунитет.

- Глеб Дмитриевич, вы нужны нам, - рация шипит на поясе, голос совсем еще молодого диспетчера слегка дрожит – плохой признак.

Всматриваюсь вдаль. Птицы летают низко - будет дождь.

- Автобус с детьми, - появляется осиплость, - на конкурс ехали, вылетел за обочину в ливневую канализацию, замкнуло.  Дети от дошкольного возраста до четырнадцати лет.

- Проклятье, - стараюсь сдерживать эмоции, но непроизвольно увеличиваю шаг, - иду.

Привыкнуть к этому невозможно, дети – это самое страшное. Спускаюсь к контрольно-спасательному посту, находу запрыгивая в открытую дверь автомобиля. Ветер треплет мои длинные, чуть ниже подбородка темные волосы, привычным движением перетягиваю их резинкой на макушке. Машина подпрыгивает на неровной ухабистой тропе. Молчаливый водитель курит одну за одной. По каменистой дороге довольно быстро добираемся до места. Мы спасаем людей в горах, на воде, находим под завалами, но горы – это сезонное направление, поэтому мои ребята выполняют очень много всего. Это аварии на производствах, взрывы, дорожно-транспортные происшествия, авиакатастрофы. А на лесные пожары мы выезжаем, потому что пожарным в их амуниции очень тяжело бегать по пересеченной местности. Подготовка у спасателя совсем другая: он сможет с двадцатипятикилограммовым рюкзаком бегать, пожарный же больше заточен под здания. Речь идет о совершенно разных категориях силы. Здесь смогут работать только очень выносливые: нам приходится много ходить, искать пострадавших, укладывать их, спускать.

Не дождавшись окончательной остановки автомобиля, спрыгиваю с подножки, ко мне подбегает совсем еще зеленый Витька - спасатель без класса — у таких только первоначальная подготовка. Он заметно нервничает, вытирает нос, тяжело дышит, докладывая обстановку, сегодня его мир изменится навсегда, глядя на груду искореженного, дымящегося металла, я примерно представляю, что нас ждет в ближайшие часы.

Рыдающая женщина на обочине в истерике, ей что-то вкалывают, но это что-то ей не помогает, она заикается и плохо формирует свои мысли.

- Это Глеб Дмитриевич - начальник высокогорного поисково-спасательного подразделения, он…

- Сопровождающий? – перебиваю молодого, женщина смотрит пустыми, одуревшими от ужаса глазами, на вид ей лет пятьдесят, но это не имеет особого значения, - сколько их там?

Переодеваюсь находу, чтобы помочь ребятам, что уже приступили к работе.

- Двадцать, - рыдает, ее руки ободраны, в крови, но она жива.

- Ты здесь, а они там, нехорошо, - сурово говорю скорее в густоту дыма, что надвигается прямо на нас.

- Это еще что за хрень? – оборачиваюсь на шум бегущих по дороге людей, у одного из них на плече камера.

- Так ведь по телеку уже показали, мобильные, интернет. Сейчас все распространяется мгновенно.

Под ногами скрипит разбитое стекло, запах гари и чего-то, чему страшно даже дать название, наполняет легкие, к горлу подкатывает тошнота, натягиваю респиратор.

- Останови их, - толкаю в плечо новенького, мычу сквозь прибор для защиты дыхания.

- Как, Глеб Дмитриевич?

- Да хоть в морду дай.

Захожу внутрь, действую по инструкции. Помогая вытаскивать задыхающихся от дыма, кашляющих, стонущих от боли и страха малышей, разгибая руками металл, вынимая разодранные кресла и разбитые стекла.

И вот живых уже эвакуировали, информация, видимо, во всю муссировалась по ящику. Когда автобус переворачивало, по салону рассыпались детские телефоны. Я замер, глядя на жуткое зрелище того, как начали загораться экраны с надписью «мама», а вокруг кровь и детские тела, укрытые одеяльцами. Они звонили и звонили, чужие жизни, чужая адская боль. Невозможно привыкнуть. Тяжело жить дальше.

В детстве мне хотелось стать супергероем, поэтому я вырос и стал спасателем, но то, что я вижу каждый день совсем не похоже на яркий блокбастер. От этих страшных картин хочется выть и лезть на стену.

Глава 2

В маленькой комнате снятого на несколько суток коттеджа в горах очень жарко. Отбрасываю одеяло, но тут же оказываюсь прижатой к обнаженному крепкому мужскому телу. Жмурюсь от удовольствия, из груди вырывается стон наслаждения.

Его мужской запах, то, как он растирает мою кожу, сжимая в самых неприличных местах, кружит голову.

- Я от тебя без ума, - шепчет Егор, разворачивая к себе лицом.

Кровать скрипит под нашими телами, мы не можем насытиться друг другом второй месяц подряд, не верю, что мне так несказанно повезло.

Впервые Егора я увидела семь лет назад, мы учились в разных школах, а старшеклассниками проходили начальную военную подготовку в одном и том же центре. Совсем еще юной заметив его, я пропала, но не смогла даже подойти познакомиться, просто млела, разглядывая издалека, тогда это было романтической фантазией, которой не суждено было сбыться.

В «Трапецию» - самый крупный скалодром в нашем городе, меня притащила лучшая подруга Диана. На площади в пятьсот сорок квадратных метров оказалось больше двухсот маршрутов для лазания, рассчитанных на любой уровень физической подготовки. И в тот же день я прошла свой первый маршрут. И хотя лазила я с веревками и над страховочными матами, впечатлений набралась на полгода вперед. Было действительно очень весело. На самом верху, под потолком, я и увидела его. Наши глаза встретились и в потрясающем мужчине на противоположной стене, я не сразу узнала высоко мальчишку, который мне так понравился в школе. Егор изменился, превратившись в мужественного, сильного и дико привлекательного мужчину, мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда он подошел к нам сам. Диана пыталась перетянуть одеяло, громко шутила и смеялась, а я ничего не делала. Я чувствовала себя той самой девчонкой из школьной столовой. Он протянул мне свою сильную широкую ладонь и, усмехнувшись, прожег синими глазами, спрашивая, как меня зовут. Я забыла свое имя. Вместе с ним подошел еще один, и втроем они хорошо посмеялись над моим красным от смущения лицом.

×
×