Берегись! Полукровка в ковене! (СИ), стр. 45

Ник и Алан, проехались по перилам, весело гогоча.

— Эй, вы! — Гаркнула на парочку племянников, пальцем подзывая их к себе, когда они "удачно" приземлились друг на друге.

— Тётя Амина… я не виноват. Это Ник уговорил меня на спор! Говорит, что девчонки… — оглядевшись по сторонам, Алан перешёл на шёпот, — что Марика, Натали и Данюша будут в шоке, если мы проедемся по узким перилам.

— Мальчики, в шоке будет ваш папочка… а мама, скорей всего, вообще в ярости, — мой укоризненный взгляд племянники восприняли как самое страшное предсказание.

Да, бабушкин дар всё-таки пробудился, но я им пользовалась очень редко, в основном заглушая видение на стадии зарождения. Я предпочитала жить настоящим и не смотреть вперёд на несколько лет.

«Моя жизнь практически бессмертна! Я буду жить долго и счастливо!!!» — Улыбнувшись, потрепала юных школьников по тёмным макушкам, цветом передавшимся им от папашки.

— Лучше скажите, всё ли готово к ритуалу? Сегодня вас примут в ковен! Это невероятно значимое для каждого юного мужчины событие.

Племянники окончательно стушевались.

— Мы сейчас!

— Наперегонки! — Снова подбил брата на соревнование Ник. — Кто до мамы добежит последним, тот тухлое яйцо!

Близнецы Макса сорвались, толкая один другого, а мы с Анфисой переглянулись и дружно расхохотались.

Из дверей выступила троица блондинок, похожих между собой, как две… ой, простите, три капли воды.

— Ласточки мои, — Полякова присела на диван, и пятилетние козочки расселись вокруг своей очаровательной мамы. — Как дела? Видели, как мальчишки умеют?

— Ха! — Фыркнула Даша, у которой красовался голубой бантик на голове. Я давно поняла, что Анфиса решила не уподобляться мамочкам, обожающим наряжать близнецов в одинаковые наряды, чтобы девочки чувствовали себя свободно, и чтобы мы не терялись, ориентируясь хотя бы по их одежде. — Мы так умели ещё месяц назад!

— Даша!

— Даша! — Марика прикрыла ладошкой рот и выпучила глаза, ожидая, что от мамы сейчас все получат взбучку.

Полякова лишь расхохоталась.

— Знаю. Видела. Ругать не буду, вы у меня так здорово левитируете… Даже если полетите мимо перил, спикируете спокойно на землю.

— Где мои девочки? — в проёме появился глава инквизиции Николас Мортон. Тройняшки завизжали от восторга, бросаясь в сторону своего отца.

Стоя в сторонке, умилялась невероятной картинке.

«Надо же! Какие-то десять лет назад Анфиса была одинокой старушкой, доживающей отведённое ей время! А сейчас?! Счастливая, молодая женщина, вокруг которой пляшут трое красивых малышек, пока добрый папочка целует свою жену! Как же я за неё счастлива!» — Незаметно выскользнув на террасу, окинула взглядом территорию своего особняка.

Брат играл в догонялки с племянниками, пока Энджел колдовала с драпировкой шатра на пару с Сабриной, которая ушла из компании, открыв своё дело — «Holiday of the soul», где занялась любимой работой и начала организовывать мероприятия, банкеты и свадьбы. Триш так и осталась моей заклинательницей, из ковена невозможно уйти, потому что мы — настоящая семья. Я была рада на очаровательную мулатку, глаза которой горели восторгом, и она всегда приходила ко мне на помощь, когда это было нужно.

Хизер Моррис, кстати, тоже устроилась на работу в больницу, после того, как родила очаровательного мальчугана. Во время родов девушку поразила халатность санитарки, и она решила поменять корпорацию медикаментов на живое общение с пациентами. Сейчас вот мне грозилась, что лично проследит за моими родами. Мы с Хизер сблизились, оставив школьные обиды в прошлом. Это было достижением с её стороны.

— Догоню! — Выкрикнул Виктор Бран, присоединившийся к догонялкам малышни. Только красавец-брюнет, как обычно, роль жертвы отвёл своей молодой рыженькой жене.

Николь дала дёру, ставя блоки и лавируя между столиками с ловкостью угря.

«Только визжит при этом, точно поросёнок», — покачав головой, не удержалась от смешка.

— Привет, мой арбузик, — прижавшись со спины, Закари ласково провёл тёплыми ладонями по моему животу.

Улыбка, вопреки здравому смыслу, расплылась ещё шире.

Развернувшись, чмокнула любимого мужа в губы.

Хотела это сделать быстро, но как всегда забылась, когда на меня обрушили всю нежность этого мира.

— Ты такая красивая…

— … бегемотиха.

— Ну! — Закари так обиделся, будто это я его обозвала, а не обозначила свои невероятные объёмы. — Не говори глупости, малышка. Ты такая худенькая… — Мужчина враз посерьёзнел. — Кстати! Ты сегодня кормила моих детей или нет?!

— Эм… — взгляд заметался. Как-то подготовка в шабашу совсем меня увлекла. Не специально, но я сегодня только зелёный чай с маленьким бутербродиком съела.

Мой виноватый вид оценили звонким шлепком по заднице.

— Ой!

Закари подхватил мен на руки, испепеляя грозным взглядом.

— Никаких ритуалов, пока я тебя не покормлю!

Счастливая, я с удовольствием встретила знакомую темноту, переместившую нас прямо на кухню.

«Аааа! Я самая счастливая виккана двадцать первого века!»

Это было так мило — есть с рук любимого мужчины, смеяться над его бурчанием и смотреть, как ярко горят его глаза, вспыхивая любовью.

«Не представляю даже, что ждёт нас впереди, но точно знаю, что мы справимся с любыми неприятностями, потому что любим друг друга по-настоящему! Мы — семья!»

×
×