Берегись! Полукровка в ковене! (СИ), стр. 2

— Рой, Питр, — с презрением во взгляде приказал Патрик, махнув рукой охранникам, выросшим словно из-под земли за его спиной. — Проводите господина Велдана до ворот.

Джон продолжал проклинать меня, даже пару раз попробовал наслать реальное проклятие, но умелые ведьмаки, которых бабушка заприметила и выбрала для охраны своего особняка ещё, когда я под стол пешком ходила, играючи пресекли все попытки недоброжелателя.

— Всё будет хорошо, Ваша Светлость…

— Патрик, называй меня по имени, как раньше, — тихо вздохнула, собирая волосы в высокий хвост.

— Разве можно, — едва заметно улыбаясь, то ли спросил, то ли попенял старичок, смерив меня ласковым взглядом.

— Нужно. Идём, у нас много работы.

Лицо Патрика вытянулось.

— Но… позвольте! После принятия силы необходим отдых!

— Некогда отдыхать, — оказываясь в холле, улыбнулась Сильвии… и Марте, и Натаниэлии. Горничные, с которыми я выросла в этом особняке, широко улыбались, чуть ли не прыгая в восторге от того, что я вернулась. — Можно мне кофе?

Обычные человечки, заслужившие мою признательность и любовь задолго до приёма на работу, бросились выполнять просьбу наперегонки.

— Амина, — строго начал дворецкий, неободрительно глядя вслед своим внучкам.

— Патрик, соберись, — призвала мужчину, серьёзно посмотрев ему в глаза. — Сейчас Джон на полпути к извечной бабушкиной сопернице. Как думаешь, придёт кто-нибудь завтра ко мне на обязательное празднование совершеннолетия, если я не предприму прямо сейчас необходимые меры? Считаешь, Микаэлла Бран подождёт, пока я высплюсь?

— Вы намекаете, что ковен проигнорирует совершеннолетие последней из Велдан!? — Бабушкин дворецкий прямо-таки чуть не захлебнулся от возмущения.

— Я не намекаю. Я говорю это прямым текстом, поэтому повремени с заботой. Лучше соедини меня с Линой.

Старичка, как ветром сдуло.

С предвкушением улыбнувшись, зашагала в сторону бабушкиного кабинета.

«Моего, — поправила себя, улыбнувшись ещё шире. — Всё здесь — моё. И ковен тоже мой! Пусть попробуют его отобрать у законной наследницы. Глупые курицы! Посмотрим, кто кого… В конце концов, превращать строптивых ведьм в лягушек я научилась ещё в пятом классе!»

Глава 2

— Что известно о Марии Сантини? — Внимательно перечитывая уже пятую папку с полной подборкой материала на очередного акционера бабушкиного предприятия, раздражённо подняла глаза на Лину — помощницу, доставшуюся мне по наследству, как и особняк.

— Мария — активистка. Любит людей. Полностью согласна с законами Инквизиции. Считает…

— Достаточно. — Отбросив папку в сторону, устало положила подбородок на сцепленные в замок пальцы. Часы показывали четыре утра. — Она нам тоже не подходит. Лина, объясни одну вещь. Я попросила тебя найти слабое звено в очаровательном тандеме ведьм, чьи бабушки или матери имеют то или иное отношение к нашему фармацевтическому концерну, а теперь они прекрасно гребут деньжата, благодаря акциям. — Я начинала потихоньку заводиться. — У меня половина пакета акций… нужен какой-то один грёбанный процент, чтобы со мной считались! Думай, кто из этих ведьм может продать мне этот процент! И никаких фанаток Инквизиции!!! — Резко поднявшись со стула, сама не заметила, как оказалась у окна кабинета. Только чёрный дым дал понять, что без вампирских способностей не обошлось.

— Есть одна, — голос Лины дрогнул.

Медленно обернувшись, вопросительно посмотрела на светловолосую молодую женщину, лет двадцати пяти.

«При нашей последней встрече что-то не припомню, чтобы она меня боялась. Наоборот, без зазрения совести послала к чёрту на кулички. Ой, пардон! К вампиру на инициацию! Но факт остаётся фактом — даже не предупредила меня о предстоящем знакомстве!»

Ведьмы не воевали с вампирами в открытую, но недолюбливали их. Впрочем, это было взаимно. Говорить о том, чтобы эти два разветвления иных вдруг обзаводились потомством, так и вовсе чушь. Может, в глубинке иные не гнушались, идя на эксперименты, но Древний Трибунал быстро «решал» эту проблему. Полукровок не было… я и мой брат до сих пор оставались огромной тайной для общества иных. Теперь, когда инициация завершена и моя сила ведьм раскрыла не только резерв, но и вампирскую сущность, что наблюдается и у Макса, начинается борьба за выживание.

«Мне нужна эта власть! Закари Налан настолько презирает Велдан, что палец о палец не ударит, чтобы помочь. Одно то, что Макс остался под защитой вампира, своеобразный лимит… на большее рассчитывать не приходится! — Я дёргано улыбнулась своим мыслям, не замечая, как Лина побледнела, быстро зарывшись в листах бумаги. — И сказать, что я — его пара, не могу. Это самое последнее решение! Даже не план «В»… и даже не «С»! Какая там у русских последняя буква в алфавите? «Я», кажется? Вот-вот!»

Пройдя за стол, слушала характеристику очередной фифы, не переставая думать о многоходовке Карлы Велдан.

«Да, бабуля была права. Закари — эгоист. Узнает, что я — его пара, сразу забудет о привязанностях к мальчику, которого воспитывал все эти годы! Ему своего заводить было пора … веков десять так назад! — Перед глазами поплыли картинки с ребристым торсом, пристальным взглядом чёрных глаз, горячими губами и сильными руками. — Мда… совсем не вяжется его внешность с возрастом. Такой брутал максимум на тридцать лет тянет! ТАК! Хватит! Вышел из моей головы!!! Ох! Как жарко в комнате!»

— Да! — Воскликнула Лина, перепугав меня своим криком. Помощница доставала фотографию пожилой ведьмы и теперь чуть ли не прыгала от счастья, что-то вспоминая. — Анфиса Полякова! Я совсем забыла об этой русской! Она точно нам подходит!

— Говори, — быстро отмахнувшись от собственных мыслей, с интересом взглянула на портрет седой старушки, своим суровым взглядом совершенно не смахивающей на Божий Одуванчик.

— Анфиса давно отошла от дел фармацевтической компании «Велдан и Ко». Сейчас живёт на окраине Голливуда… совсем рядом…одна! Хотя ещё недавно была дочь. Тот случай, помню, всколыхнул общественность!

Навострив ушки, приготовилась с новостью познакомиться.

— Девушка была влюблена в одного из простаков. Какой-то мажор, точно не помню. Так вот, он не отвечал ей взаимностью! Бабник, настоящий прожигатель жизни, короче, эта Инна решила наставить парня на путь истинный. Влюбила его в себя… по средством зелья.

— Ох, — выдохнула грустно, понимая, что за этим нарушением последует.

— Ага. Инквизиция схватила ведьмочку прямо в момент венчания… возле алтаря. Как вы знаете, за такой проступок никто на костре уже не жарит нашего брата, но заключение сроком на двадцать лет — это запросто!

— Она потеряла осторожность, — ответила, как полагается, а сама тут же вспомнила бабушкин порошок подчинения, который я пару недель назад использовала для того, чтобы утихомирить друзей братца… ну, ещё для того, чтобы поступить в Мендонсинский колледж. — Кхм-кхм. И что с девушкой? Так и сидит? Апелляцию подавать Полякова не пробовала?

— Девушка повесилась. В камере, в ту же ночь.

Лина повергла меня в шок своим пояснением.

Переваривая информацию, задумчиво нахмурилась.

«Дааа… Анфиса точно подходит. Уж эта женщина явно не будет ожидать от меня подчинения системе. Возможно, даже обрадуется, что я собираюсь перезаключить договор с Инквизицией на своих условиях, что немало важно, ведь контрольный пакет акций — это лишь начало!»

— Отлично! — Наконец, улыбнувшись, поспешила отпустить помощницу спать. — Подъём в семь утра! Утром отправляемся к Поляковой. Остаёшься спать в особняке. Сильвия ещё не ложилась… она покажет тебе гостевую комнату.

— Спасибо, Ваша Светлость, — неожиданно перешла на официальный тон Лина, добавив к «вы» ещё и мой новый статус.

«Это я виновата. Понимаю, что учили с детства командовать людьми, но надо немного прикрутить этот краник властности, иначе моему характеру грозит полное превращение в натуру Карлы Велдан, чего точно не хотелось бы!»

×
×