Княжна (СИ), стр. 49

– Идем! – он потянул едва стоящую на ногах Ольху за собой в помещение, где тепло, где они смогут быть вдвоем.

Ольга вдруг ощутила мороз и пришла в себя. С трудом успокаиваясь, пытаясь понять, куда ее тянут и зачем.

«Да-да… здесь же холодно…»

Стала спускаться, послушно, как-то по-детски запахивая полушубок и аккуратно ставя ноги на лестницу. Вот и тепло. Оказывается, оно может остужать и трезвить. Ольга остановилась и пригладила волосы, машинально провела рукой по рубашке, пояска не было, его держал в руках Игорь. Она потянулась забрать, контролируя свои движения, сосредоточившись только на том, чтобы не смотреть ему в глаза.

Ногой Игорь распахнул единственную дверь на этаже, зная, что там никого нет, и не потревожат – это была его комната в Детинце Канева. Оставалось подтянуть за пояс Ольгу, которая вдруг замерла и не хотела идти к нему. Еще раз поцеловать? Чтобы забыла свои условности и стала таять в его руках? Запросто – уговаривать не нужно. Желание мгновенно застучало молотом в голове, едва он жадно приник к ее губам. Дразнил недолго, девушка ответила. Княжич подхватил упрямицу на руки и внес в комнату, но Ольга прервала поцелуй.

– Нет, – вместе со вздохом пробормотала она, уткнувшись ему в шею, но он услышал. Остановился, решив не отпускать, прислонился к двери и опять начал ее целовать – ведь действует же! Какой протест?! Он желает ее, она его – это так просто!

– Княжич!.. – дверь, на которую они опирались, сотряслась под ударами, – Хвост вернулся! Княжич!..

– Иду… – прохрипел Игорь, осторожно отпуская Ольгу. Мотнул головой, приходя в себя и наблюдая, как девушка в очередной раз приводит одежду в порядок. Протянул ей поясок, который почему-то так и остался в его руках. Заметил, пальцы Ольги дрожат, глаза не поднимает.

– Дождись меня, – поднял ее голову и заглянул в глаза, они были полны слез, – Дождись, слышишь? Я должен идти.

Ольга кивнула, скорее, чтобы отвязался, чем соглашаясь, твердо решив – она идет к себе и никаких прогулок.

Глава 26

Едва шаги княжича на лестнице стихли, девушка поправила на себе одежду, нахлобучила шапку и направилась в другую сторону – на стену, чтобы потом войти в гридницу со двора. Очень не хотелось, чтобы кто-то заметил их вместе. Стеснялась? Возможно. Не могла она свыкнуться с простотой общения – захотел – бац! В кровать. Да, это только их с Игорем отношения, которых почти нет. Но для себя как? Брак – вилами по воде писан. Да и чувствовала она, как княжич нехотя начал целовать. Это просто бесило. Выходит права она, Ольга – чужие они. Так что нечего планы строить и мечтать! Схватив пригоршню снега и, как не хотелось, но остудила лицо.

В гриднице было людно. Больше всего собралось людей рядом с княжичем и мужичком, странно-потрепанного вида. Он медленными глотками пил что-то из дымящейся чаши, тихо отвечая на вопросы. Юркнуть к себе не удалось, ее заметили.

– Ольха, нужно раны обработать!

Ольга кивнула, зашла на девичью половину и взяла необходимое. Попросила воду вскипятить. Раны врачевать – основная служба у поляниц. Ее к этому готовили, да и знания из прошлой жизни пригодились.

Пока Ольга «партизанскими тропами» пробиралась в гридницу, сведения мужичок уже изложил. Судя по задумчивым лицам – не очень хорошие. Суть ей удалось уловить из обсуждений гридней и Игоря со Свенельдом.

Угры. Поток. Армия Арпада. Обоз. Самого предводителя угров нет. Воины – светловолосые аланы – достойные воины. Хвост едва смог оторваться от разведчиков. Петлял как заяц, пользуясь, что степь знает.

– Мы их ждали весной, как так, Хвост?

– Арпад, княже, идет и не останавливается. Не нападает на степняков наших. Правда те с зимовок сорвались и сдвинулись. Вглубь степи отошли. Только следят.

– Через сколько будут у Славутича?

– Дня через два увидишь, как горизонт закроют их костры, княже.

– Скорее всего, переход будут делать, пока лед крепок. Умно. Потом ждать долго, пока лед сойдет. Не дадим здесь и у Роси – выше пойдут, так и до Киева доползут. Что, княже, делать будем? – спросил Свенельд, внимательно следя за руками Ольхи, ловко управляющимися с раной Хвоста.

– Упредить жителей в округе, пусть либо в город идут, либо вверх по Славутичу. Родень и остальные крепости предупредить. И дозорных в степь, пусть смотрят, считают. В Киев гонцов отправить. Сей же час ко всем отправляй. В вотчину Ольха пусть заедут и Забаву заберут. Мы здесь остаемся, – тихо отдавал распоряжения Игорь. Потом глянул на Ольгу, и добавил, – Княжне сопровождение и тоже завтра же в Киев… Пойдем смотреть, Свенельд, где и как встречать гостей будем.

– Дозволь с утра, княже домой отправиться? – мужичок уже переводил дух после перевязки и попытался даже приосаниться.

– Сил-то на дорогу хватит, Хвост?

– Хватит, княже. Домой хочу!

– Завтра посмотрим.

«В Киев?! Опять скакать?! Я не ослышалась?» – Ольга закончила врачевать лазутчика и решила поговорить с Игорем. Не хотелось, но нужно. Мужчины стояли во дворе детинца. К ночи мороз упал, стало теплее, но въедливая сырость пробирала до костей.

– Княже, прости. Спросить хочу, – Ольга запахивала полушубок, наброшенный в спешке.

– Говори.

– Мне завтра в Киев уезжать?

– Да.

– А остальные поляницы?

– Здесь останутся.

– Я тоже поляница.

– Ты – княжна. Тебе здесь не место. Пока дорога свободна, уедешь.

– Хорошо, – прошептала Ольга, круто развернулась, подавила комок в горле, сделала шаг назад, к дому. Что она могла думать?! Просить оставить, потому что пятая точка отваливается? Что ноги не привыкли еще к земле? Не поверит, решит – навязывается, на шею вешается.

– Ольха, не спеши, – княжич удержал девушку за рукав полушубка, повернул к себе, – Тебе не место здесь.

– А остальным место?

Игорь вздохнул и тихо-тихо произнес:

– Ты будешь камнем на моей шее. Пока есть время – нужно уехать в Киев.

– Я все поняла, княже, спасибо за заботу, – Ольга высвободилась и пошла в гридницу. Вот и поговорили!

– Княже, дозволь молвить? – Свенельд неожиданно прокашлялся, – Канев хорошо укреплен. Все же лучше, чем в чистом поле…

– Арпад мог и выше отряды с разведчиками отправить и, не мог, а должен был! – понял мысль товарища Игорь.

– Завтра свои разъезды пошлем – узнаем. Снег следы не скроет. А княжне уж лучше здесь остаться, за стенами, у тебя на глазах и под защитой, – настаивал Свенельд.

– Хорошо. Пусть остается. Сам скажешь ей. И головой отвечаешь за нее, заступник.

«Перун этих девок забери!»

Хвост не ошибся.

Первые разъезды вернулись ночью. Они видели дым от костров. По счету приблизительно прикинули – шло с Арпадом много. Тьма и не одна. И они спешили перейти Славутич.

Другие разведчики, что вверх по реке рыскали, подтвердили догадку Игоря – два клина стоят выше верст на пятнадцать. Пока не перешли, и гонцы, отправленные Игорем, имеют шанс добраться в Киев. В лагере угров только воины. По стягу – основной отряд с Арпадом во главе.

– Эти идут на Киев.

– Обозы переправятся сами, прикрытие, конечно же оставили, но это обоз… А что, может и вылазку сделаем, потрепим их, княже? Заложников выкрадем… Вдруг поторговаться нужно будет. Все польза. Девок красивых полоним, потом ромейцам продадим? Прямая выгода!

– Тебе своих девок мало? – улыбнулся Игорь.

– Своя далеко, а не каждая девка – вишенка!

– Ладно! Посмотрим, как поведут себя. Если мирно – пропустим. А наглеть начнут… Хоть здесь, хоть в Киеве, ответим.

Город стал похож на встревоженный муравейник. Прибывали пешком и на санях жители округи. Тащили на веревках упирающуюся от усталости скотину, гнали небольшие отары овец. Мешки зерна сгружались в хранилище детинца. Выделенные учетчики сорванными голосами командовали и распределяли потоки провианта и людей. Снег в городе утоптался и разбился до черноты. Ушла беззаботность – без дела жители не выходили, только чтобы отметиться в списках местного ополчения.

×
×