Княжна (СИ), стр. 45

Выйти за ворота им не позволили. Бродить по двору было не интересно, и девушка решила посмотреть на окрестности со стены, благо тут им никто не препятствовал.

Немного расстроенная неудавшейся вылазкой, Ольга просто смотрела с башни на Подол и Днепр. Подол пестрил снующей толпою: гуляли, торговали, веселились. Днепр же сковало льдом, но детвора не давала покою реке – каталась по его ровной глади, кричала и носилась гурьбою.

– Здрава будь, княжна Ольха! – голос был не знаком, девушка обернулась. Перед нею стоял Мал. В медвежьем тулупе он казался еще более огромным и рослым. Юноша улыбался.

– И тебе, княжич, здравствуй! – ответила на улыбку Ольга.

– Любуешься Киевом?

– Да.

– Искоростень, значит забыла, – понизил голос Мал.

– Нет, – просто ответила Ольга, не солгав – она не могла забыть то, чего не видела. Ее ответ, очевидно, подбодрил молодого человека, он приблизился на максимально дозволенное приличием расстояние и продолжил:

– А я думал, ты все забыла, как в Киев приехала. Обиду на меня таишь.

– Что я забыла, княжич? Не понимаю. И на тебя не за что обижаться!

– Тогда почему?.. Почему ты согласилась сюда приехать?!

– Так Дира решила.

– А то, что мы с тобой решили не в счет?.. Понимаю: Игорь – княжич Киева, но ты же иное говорила! Обещала, что со мною будешь! Так почему ты здесь?! – яростно шептал Мал, приближаясь ближе.

Прислуга стояла достаточно далеко, чтобы не слышать, смотрела в сторону, изредка оглядываясь, но близко, чтобы прийти на помощь. Слова Мала огорошили Ольгу. Получалось, настоящая Елена и Мал были влюблены! Зная немного Евпраксию, можно было предположить, что им пришлось таиться.

«Вот же – засада! Как нехорошо вышло!» – непроизвольно Ольга опустила голову, чтобы скрыть смущение и метавшиеся мысли, отчего-то стало искренне жаль молодого княжича и Елену. Своим появлением она разрушила отношения. Где-то когда-то читала о версии, что Мал и Ольга, после смерти Игоря, были потом вместе. Стало неуютно, как-то гадко, – «Как же выкрутиться?!»

– Зачем я с людьми тебя поджидал? Ты же все знала! Отчего к княжичу под коня там бросилась?! Знала же, что это я со своими людьми тебя умыкнуть хочу! Согласие мне дала! Сговорились ведь! Передумала? Голову мне морочила?!

«Ох, ты ж, как интересно…»

Ольга, чтобы придать словам большую убедительность, положила руку на шубу Мала. Взглянула на него жалостно, как могла и выдохнула на одном дыхании:

– Прости меня, Мал, не помню я ничего. Так упала тогда, что память потеряла, да чуть живой осталась. Знаешь ведь это.

– Я же сейчас тебе напомнил, что теперь делать будем?

«И, правда, что?»

– Я не понимаю, – Ольга убрала руку, и отвернулась.

По княжьему двору с дружинниками шел Свенельд.

«Только тебя сейчас и не хватает!» – почему-то расстроилась Ольга, прекрасно понимая, что брошенные за праздничным столом слова Игоря не имеют под собой почвы. Это как шутка была. Абсолютная шутка! Только Свенельд с людьми отчего-то свернул с пути, едва разглядел, кто стоит на стене, и быстрым шагом двинулся в их сторону.

«Опять драка что ли? Что-то много за несколько дней»

– Я тебя увезу. Выйди, как стемнеет. Сегодня.

– Никуда я не выйду! – отпрянула Ольга, с облегчением заметив, что Свенельд уже поднимается к ним.

– Не люб теперь? Или княжич нужен? – настойчиво пытал Мал, – Только ты ему не нужна. А я не отстану!

– Здрава будь, княжна! И ты, княжич! – Свенельд уже стоял за спиною Мала. Ольга перевела дух, спокойно обошла его, улыбнулась приятелю подруги:

– И ты, Свенельд!

– Провести к терему, княжна? – Свенельд всматривался в лицо огорченного Мала.

– Да, ветер холодный, нагулялись мы уже, – Ольга махнула девушкам рукою, предпочтя удалиться, чтобы ничего не спровоцировать. Она тоже была расстроена – теперь нужно ходить и оглядываться, пока вторично не умыкнули, теперь без ее согласия.

«И как он из города попытается выехать со мною? Вот же чудак-человек! Всюду охрана… Может спросить Свенельда о Калинке?»

– Что-то я Калинку не видела давно, может, ты знаешь, где она? – решилась Ольга, снизив голос до шепота.

– С ней все хорошо, княжна, – так же тихо отвечал воин, – Я передам ей, что ты спрашивала.

«Ну, спросила! И что узнала?»

– А ты ее случайно не умыкнул, Свенельд? – остановилась Ольга. Свенельд заулыбался, мотнул головой:

– Все по согласию, княжна!

ЧАСТЬ VI

Глава 24

Очередной день беззаботного безделья, как называла свое пребывание в Киеве Ольга, начинался обычным легким пикированием Диры и Евпраксии, бесшумным скольжением теней-служанок. Но что-то было не так. Уж очень усердно молилась Евпраксия, неожиданно раздраженной была Дира. Очень тщательно они подошли к выбору одежды и украшений. Когда обе были готовы, женщины уставились на Ольгу, словно, вспомнили о ее существовании.

– Нечего ей там делать, – отмахнулась Дира, увидев немой вопрос дочери.

– Она имеет право, – тихо и смиренно произнесла Евпраксия.

«Ух ты. Это на что же я имею право?» – Ольга проявила заинтересованность, как была в рубашке и штанах, с босыми ногами прошлепала к «родственницам».

– О чем вы?

– Сегодня, сейчас, нас ждет Ольх на сговор, – Евпраксия буквально вцепилась взглядом в мать, но Дира молчала, нервозное состояние выдавала рука, держащая посох.

– Где это видано, чтобы еще не невеста, а была на сговоре? – проговорила быстро бабушка, круто развернулась, чтобы выйти. Но Ольга предупредила этот маневр и встала в дверях.

– А где это видано, чтобы родственники невесты шли к родственникам жениха, а не наоборот? И вообще, почему мы живем в этом тереме, у потенциального жениха в доме? – проговорила Ольга, опираясь на входную дверь.

– А где нам жить? На Подоле? Дай дорогу! – посох Диры взлетел, но замер, так и не опустившись на Ольгу.

– А раз так, раз все, не как положено, то я имею право знать, о чем вы там толковать будете! Идите, я догоню! – Ольга отошла и начала натягивать теплые чулки и сапоги.

– Ты не можешь так идти! – выразила слабый протест Евпраксия, – Ты как оборванка…

– Ох, матушка, как же вы сейчас правы! Но это – мои вещи. И я пойду в них. Как поляница, – Ольга прихватила шапку, радуясь, что сорочка свежая – надела сегодня утром после холодного обливания водой. Чем только не займешься от безделья!

Дира, как всегда, недовольно поджала губы и вышла. Евпраксия, не споря и опустив голову, перебирая четки. Ольга, выдохнув и приняв боевой вид.

«Бестолковая! Нож забыла!» – вернулась к лежанке, достала и спрятала в сапог.

Ольх ждал их в комнате, как догадалась Ольга, для советов, обсуждений. Длинные лавки, отполированные многочисленными гостями, множество мечей, щиты, топоры, луки – настоящая находка для любого историка. И кресло, такое же, как за столом в главном зале.

Женщины сели, Ольга решила сбросить с себя полушубок и подстелить – скамья была холодной.

«А где Игорь? Он что: детей делать и жениться – взрослый, а решать с кем и на ком – маленький мальчик? Значит, буду отбиваться сама, без союзников. Хотя… какой из княжича союзник – ему же все по барабану!»

В комнату вошел еще один человек, чье присутствие Ольгу обрадовало – Любомир.

«Хоть кто-то здравомыслящий»

– Начнем? – спросила Дира, которую отсутствие княжича совсем не смущало.

– Начнем, – послышалось от дверей, в которые вошел Игорь, на сапогах были капли растаявшего снега, во все щеки здоровый румянец после мороза.

– Самое первое, на когда назначаем свадьбу? – подала голос Дира.

– Можно на Красную горку, – предложил Ольх.

– Нет. Не раньше Купалы, – ответил Игорь.

– Чего тянуть? – удивилась Дира.

– Да внучка твоя не сильно ласковая, – отшутился Игорь, – Раньше не уговорю.

– Ладно, как приспичит, так, и остановить не сможем! Поговорим о деле, какое вено ты установишь, Дира? – махнул рукой Ольх, – Что за внучкой дашь?

×
×