Княжна (СИ), стр. 19

Важно, взвив длинный хвост трубою, аккуратно и размеренно ставя лапы в белых "чулочках", на Ольгу надвигался кот. Несколько крупнее привычных ей городских, но самый настоящий, темно-серый, с черными полосками…

– Держи ее! – донеслось сзади. Это бабка Красуня наконец-то отплевалась. Ольга поняла, что слова предназначались коту, который спокойно приближался к ней.

"Боевой кот?.. Мамочки… Фиг его знает, прыгнет, вцепится в глаза и все, прощай Ольга!"

Девушка подхватила лук и вложила стрелу. Кот тут же вздыбил шерсть и приготовился к прыжку.

Он и прыгнул.

Недалеко, чтоб взять разгон и в следующем прыжке вцепиться в жертву.

Приземлилось животное аккурат напротив разбитой крынки.

И тут тонкий нюх кота уловил вкуснейший, нежный запах, против которого ни одно животное его семейства устоять не могло. Белоснежные усы вздыбились, а шерсть наоборот улеглась. Противник Ольги уже не видел ее, не слышал повторного крика хозяйки – бабы Красуни… Морда кота быстро ткнулась в молочное изобилие, и лишь кончик хвоста нервно задергался, демонстрируя полное счастье и отсутствие желания совершать агрессивные действия. Пока кот поглощал лакомство, Ольга пришла в себя и засобиралась вновь бежать. Не делая резких движений, она подхватила оружие, котомки и сделала первые шаги в сторону спасительной темноты.

– Ты что это делаешь?! Держи ее! – раздалось очень близко и очень знакомое – баба Красуня семимильными шагами приближалась на опасное расстояние. Девушка оглянулась и картина запечатлелась в ее памяти: огрызки живописной юбки развивались темными крыльями, платок держался на честном слове, бабка смешно размахивала руками, во время бега она сносила все на пути, и, казалось, ничто не причиняло ей неудобств и не могло остановить. Змеюка же в очередной раз решил самостоятельно повоевать, запустил хвост в новый полет, намереваясь перекрыть Ольге путь к отступлению, и обрушил очередное дерево. Но не рассчитал – дерево упало, отгородив Ольгу с лопающим сливки котом от бабки Красуни, что не рассчитала и со всего разбега наткнулась на преграду. Застряв между веток, болтая ногами, недостающими до земли, бабка ругалась и безуспешно пыталась освободиться.

– Что делаете?!. Помощники!.. Девку держите – ужин убегает!

Но змей, с выражением полного недоумения, написанного на его огромной морде, возвышался над всем и мирно покачивался.

Кот наконец-то оторвался от первого осколка крынки, и в промежутке между вторым, поднял к хозяйке морду, отфыркался, сделал шажок и вновь уткнулся в еду.

– Предатели! – вопила Красуня, она наконец-то сплолзла на сторону Ольги, бесцеремонно пнула кота, – Держи ее!

Девушка сбросила оцепенение, рванула и тут произошло непредвиденное – кот, вздыбив шерсть и зашипев направился не к ней, а занял позицию для защиты против своей хозяйки. Та враз тормознула и остановилась:

– Ты чего, Милай?!.

Кот продолжал шипеть и выгибать спину, демонстрируя: еще шаг и он бросится в защиту девушки.

– Ну ладно-ладно! Переметнулся к девке, потрапезничал, так домой все одно ко мне вернешься, – спустила пар бабка Красуня, – Стой. Не убегай! – обратилась она к Ольге, устало прислонясь к дереву, с которого только выбралась, – Раз Милай тебя признал, не трону!..

Потом был вкусный чай из душистых трав в хижине бабки Красуни, долгая беседа до рассвета, тихий и теперь убаюкивающий шелест ползающего за стенами змея, короткий сон перед дальней дорогой.

Глава 11

Собрав пожитки, Ольга вышла, раскланявшись с бабкой Красуней и котом. Вот только Милай потерся доверительно о ее правую ногу и, взвив хвост, пробежал несколько метров по тропинке.

– Ступай, Ольха, Милай проведет тебя!

– Он знает куда мне идти? – удивилась девушка и недоверчиво посмотрела на нового друга, что проспал рядом с нею всю ночь, а теперь терпеливо ждал.

– Знает-знает, чай ты не перва, да не последня у нас гостила, – улыбнулась Красуня, продемонстрировав клыки, которые ничуть не испугали Ольгу, – Прощай, девица, помолюсь Матери за тебя!

– Спасибо! Прощайте! – поклонилась Ольга и пошла за котом.

Тропинка вилась-вилась, но скоро и зоркий глаз стрелка не смог бы ее рассмотреть в густой, высокой не по-весеннему, траве. Девушка брела, не выпуская из виду маячивший черный в полоску хвост неожиданного проводника. А тому все было нипочем: если дерево упало, то под низ поднырнет, или впрыгнет на ствол, когтями зацепившись. Ольге же приходилось только сожалеть об отсутствии таких нужных способностей, вздыхать и либо, кряхтя, обдираясь о кору, пролезать там, где нормальный человек застрянет, либо бить ноги по буеракам, обходя завал. Сначала девушка боялась потерять кота, но он неизменно выскакивал ей навтречу, привычно терся о ногу и устремлялся дальше.

Куда? Если б Ольга знала… Ей пришлось довериться животному, совсем как прошлой ночью.

После полудня кот вывел девушку на небольшую поляну. Лес вокруг стоял густой, высоченные мощные ели отблескивали сединой иголок и "простынями" паутины, которая в некоторых местах была настолько густой, что создавалось ощущение о человеческой "рукотворности". Ольга даже потрогала одну, не выдержав натиска любопытства, чем потревожила несколько довольно большого размера пауков. Эту живность девушка не особо приветствовала, потому быстро отдернула руку из чувства брезгливости, не желая получить лесного обитателя себе на рукав, а потом скакать вприпрыжку, чтобы сбросить. Она непроизвольно погрозила семейству пауков и отошла подальше.

Милай же уселся у корней вывороченного дерева и терпеливо ждал, пока девушка подойдет.

– И что тут у нас? – Ольга, придерживаясь за корень, нагнулась над образованной ямой, стараясь близко не подходить – почва была песчаной, и с тихим шорохом сползала вниз. Рассмотреть сверху, где же дно не удалось. Тогда она подняла кусок дерева и кинула его. Услышав звук удара, девушка поняла: глубоко, насколько – не хватало знаний и опыта, чтобы определить; нужно опять делать лестницу.

Для начала Ольга решила найти какое-нибудь поваленное тонкое деревце, чтобы определиться с глубиной ямы. Словно прочтя ее мысли, Милай мяукнул и важно завышагивал.

– Ты понял, что мне нужно, дружочек? – улыбнулась сообразительности кота и пошла за ним. Тонкий и длинный ствол березки обнаружился сразу, это было несколько неожиданно: вокруг густым подлеском росли только ели… Стряхнув с деревца кучу сухих нападавших сверху веток, пообещав себе вернуться сюда за ними для костра, Ольга потащила находку к яме.

"Импровизированное мерило глубины" почти до самой кроны ушло вниз.

– Глубоко, не прыгнешь, – шмыгнула носом Ольга, вытаскивая дерево, – Может, ты и второе подскажешь, где лежит, а, Милай? – обратилась она к другу, который старательно умывался.

– Ой-ой, не намывай мне гостей! Скоро ночь! – вспомнила девушка народную примету.

Милай прекратил, поднялся и "поплыл" в противоположную сторону. Поднырнув под корягу, кот мяукнул. Ольга побежала догонять помощника. Так и есть! Похожее дерево лежало сразу за сушняком, тащить недалеко.

Крепкие ветки для перекладин лестницы девушка обнаружила быстро, вернулась она за сухостоем и ветками для костра. Приближалась еще одна беспокойная ночь в лесу. Она ни за какие коврижки не спустилась бы в яму на ночь глядя. Последнее задание стариц-поляниц не вызывало восторга и в дневное время суток, но требовалось закончить дело – сама напросилась, самой выполнять – а в чужой монастырь со своим уставом не лезут.

Костер разгорелся быстро, света было достаточно, и Ольга полезла в заплечный мешок, чтобы достать кудель и прясть. Сверток в холстине оказался несколько тяжеловат, и она развернула то, что скоро должно было стать нитками.

– Странно. Откуда это-то взялось? Я его не подбирала, а уж в мешок точно не клала! – в руках лежала половинка от разбитой крынки из-под молока, – Чудесно-странный лес, с непонятными явлениями! – и положила его, аккуратно завернув в тряпицу, которая ей будет не нужна – спрясть придется все, нечего больше заворачивать.

×
×