Источник (СИ), стр. 11

— Есть понимание, сколько у нас времени?

— Нет, может через неделю, а может через десять лет. Но готовиться нужно уже сейчас…

Разговор все длился, а я уже не слушал. Мною овладело что-то другое, солнечное и светлое. Сон продолжался, но уже о чем-то другом.

Глава 3. Предварительный результат

Проснись.

Сергей лежал закрыв глаза.

Рук и ног он не чувствовал. Глаза открывать не хотелось. Голова не болела, но казалось очень тяжелой, почти неподъемной и ватной.

Во рту пересохло. Он подвигал языком, первое мгновение показалось что тот намертво прилип к небу.

— Доброе утро Сергей. — очень спокойный, ровный голос, незнакомый. — не отвечайте. Ваш организм перенес серьезные перегрузки. Мозг и тело не до конца восстановились, требуется еще время на полную реабилитацию.

Кто это говорит? И как понял что я проснулся? Я ведь даже не шевелился. И голос бесцветный такой.

— Попробуйте открыть глаза, но не торопитесь. — Внезапно Сергей понял что не слышал говорившего ушами. Голос звучал в его голове. — глазам нужно будет привыкнуть к свету.

Он через силу разлепил веки. Глаза резануло, — будто соль попала, они сразу стали слезиться.

Пока зрение привыкло, прошло наверное полминуты.

Он попытался оглядеться, при этом не двигая головой.

Перед его взором, метрах в двух над ним нависал потолок. Обычный потолок, белый.

Он через боль повертел глазами. Поморщившись попытался чуть повернуть голову. Он был в небольшой комнате, по ощущениям лежал на кровати. Единственным в помещении источником света было окно справа.

Окно было зашторено, но сквозь щели проглядывало серо-оранжевое небо. Больше похоже на закат.

— А почему доброе утро-то?

Он попытался задать этот вопрос вслух. Почему-то это казалось ему важным сейчас. Но у него ничего не получилось, больше было похоже на сиплое мычание.

— На столике справа от Вас стоит стакан с водой. Попробуйте попить, но не делайте резких движений. Это может быть болезненно.

Сергей повернул голову чуть сильнее. Стакан и правда был. Он потянулся. Рука казалось весила килограммов пятьдесят. Он попытался приподняться, — безрезультатно.

После четвертой попытки ему удалось привстать, и подтянувшись облокотиться на спинку кровати.

Потом он дотянулся-таки до стакана и поднес его к губам. Казалось во рту была настоящая пустыня.

Он сделал несколько маленьких глотков.

— Хорошо. Попробуйте задать Ваш вопрос еще раз.

— Се… — он сглотнул, — сейчас утро? — голос хриплый, как у алкаша.

— Нет, сейчас вечер, восемь часов тридцать девять минут.

— Почему ты… — Сергей не знал кто с ним говорит, но вдруг подумал, что как-то невежливо обращаться на ты к тому, кто так отчаянно Выкает. — Почему Вы сказали доброе утро?

— Это вежливость. Так говорят люди друг-другу при пробуждении. Разве не так?

— Так. Но обычно это утром говорят. Кто вы?

— Я Лаки.

Сергея будто ударило током. Его осенило яркой вспышкой, что это та самая скользкая гадость в его голове.

Он глубоко вдохнул, с горем пополам смог взять себя в руки.

Он не знал что еще спросить, в голову не шли мысли. И просто было лень.

— И что теперь делать будем?

— Сначала мы будем адаптироваться друг к другу. Это займет еще совсем немного времени.

— Долго я в отключке был?

Лаки сделал небольшую паузу, потом ответил.

— Пять дней, три часа и семнадцать минут.

Ничего себе. — подумал Сергей, — Я почти неделю так провалялся. Вот черт.

— И сколько мне еще так лежать?

— Первичная синхронизация почти закончена. Вы придете к состоянию нормы, через семнадцать часов.

Сергей задумался. Ни о чем-то конкретном, просто ненадолго ушел в себя. Тело понемногу стало слушаться. Постепенно возвращалась чувствительность.

Я подал сигнал Алексею. Он скоро будет.

Сергей не знал, хотелось ли ему сейчас видеть друга.

Через пару минут в дальнем углу комнаты открылась дверь и вошел Леха.

Было заметно что он слишком суетлив. Он сильно горбился. Глаза его были красные, ввалившиеся. Он похоже эти пять дней не спал.

— Привет, как ты себя чувствуешь? — на его лице проявилась виноватая улыбка, он старался не встречаться с Сергеем взглядом.

Сергею почему-то, стало немного стыдно.

— Прекрасно! Похоже я неплохо выспался, — он постарался сделать голос бодрым, — все правда хорошо.

— Ты прости что так вышло. Такого не должно было произойти, — Сергей чувствовал что Алексею нужно хоть что-то сказать, попытаться объясниться, выговориться, и он не перебивал. — Гаджет, ну Лаки, слишком быстро стал сливаться с мозгом, видимо где-то сбои были. В итоге синхронизация прошла на три часа быстрее, зато адаптация увеличилась почти на четыре дня. Но необратимых повреждений нет. И я просто не ожидал что тебе придется пройти через такие мучения, и я..

— Я уже прошел через них. Все нормально. — Алексей поднял голову и посмотрел Сергею в глаза. — все правда нормально. Хотя я все еще очень хочу тебе больно сделать, например ногу сломать. Но не больше.

Тот вздрогнул, видимо шутка была не кстати.

Я наверное тогда его не на шутку напугал. — подумал Сергей.

Сергей примиряюще улыбнулся, по крайней мере попытался.

— Ты шутишь, это добрый знак.

— Что происходит сейчас? — спросил Сергей напрямик. Ему хотелось поскорее разобраться во всем.

— Пока могу с уверенностью сказать, немногое. Лаки завершил синхронизацию с моноклем, — в его уставших глазах начал разгораться огонек энтузиазма. — он даже отправил мне сообщение! Это поразительно, но он сам понял кому и что писать. Он скоро закончит первичную адаптацию, и начнет учиться.

— Чему?

— Научится общаться с тобой, начнет изучать твое тело. В будущем он гипотетически может начать вырабатывать методы улучшения твоего здоровья и увеличения срока жизни.

Он может выдавать и принимать радиоволны в небольшом радиусе, этого как раз хватает чтобы отслеживать активность. Правда я переборщил с протоколами шифрования и самообучения, — большая часть информации даже для меня недоступна.

Твой монокль лежит на столе в пяти метрах от тебя. Он смог дотянуться до него, и отправить мне текстовое сообщение. Он даже представился.

— Он говорил со мной.

— Это маловероятно, возможно остаточное явление после операции.

— Нет, он говорил со мной. Был очень вежлив. Он сказал мне точное время.

— Хм, а что он еще сказал?

— Сказал что я приду в себя через семнадцать часов где-то.

— Очень интересно. А он говорит что-то сейчас? — спросил он, но тут же перебил сам себя следующим вопросом. — ты можешь с ним поговорить сейчас?

— Да Сергей, Вы можете.

— Да, — он только что ответил.

— Круто! — глаза у Лехи заблестели.

— Спроси что он сейчас делает?

— Я восстанавливаю нервную систему.

— Восстанавливает мои нервы.

— Провожу диагностику организма.

— Организм диагностирует.

— Изучаю Вашу память. — вот тут Сергей напрягся.

— Изучаешь что?! Он в моей памяти копается!

— Это шикарно!

— Что шикарно? Он в моей личной жизни копается.

— Я учусь.

— Мне плевать что ты там делаешь! Вылези из моей головы!

Леха удивленно смотрел на Сергея. Вроде он понял что тот не с ним разговаривает.

— Он изучает твою память?

— Ну да, что за наглость, еще и без спроса!

— Ты же ничего не понял? — он ошалело смотрел на Сергея. — он декодировал твой мозг. Это буквально прорыв в науке. Это означает что мои протоколы были верны. Мы опередили сегодняшнюю науку лет на сто.

— Протоколы верны лишь на сорок семь процентов, — тут же раздался голос в его голове.

— Я рад за вас обоих, но пускай он вылазит из моей головы, ты меня слышишь там?

— Пожалуйста, позволь ему.

— Я не хочу чтобы кто-то там во мне копался.

×
×