Источник (СИ), стр. 10

Ему не хотелось показывать своих настоящих эмоций. Он старался держаться бодрячком. Отшучивался.

— А наркоз, подопытному кролику полагается?

— Да, конечно, это само собой разумеющееся.

Сделав небольшую паузу он продолжил.

— Наркоза обычного у меня нет. К тому же, нужен наркоз, способный временно замедлить нейронную деятельность мозга. — Он снова усмехнулся. — Такого наркоза не существует. Офицально. Так что это тоже моя разработка.

К тому же есть несомненные плюсы. Он не имеет побочных эффектов. И ты будешь без сознания часов семь, так что пропустишь все самое неприятное.

— Ну если пообещаешь цветные мультики, то как минимум из-за этого глупо отказываться.

— Эх Серег, серьезности тебе не хватает.

— Серьезности? — Сергей усмехнулся, — Ладно, а зачем так надолго меня отключать?

— Необходимо как можно больше умственного и физического покоя. Гаджету понадобится минимум пять часов чтобы закрепиться. Тебя еще ждет примерно пять дней базовой адаптации. За это время желателен постельный режим, а также легкая и питательная пища.

— Ну вроде понятно, — сказал Сергей не смотря на пробежавший по спине холодок. — побочные эффекты стоит ожидать?

— Побочных эффектов не предвидится. Однако, первые восемнадцать часов возможны легкие головные боли. Еще вопросы есть?

— А как я пойму что твой гаджет работает?

— Он с тобой заговорит, как стандартная операционная система. Ты с ним сможешь общаться голосом, или при помощи органов управления монокля. В будущем возможно мысленное общение, но оно под вопросом, я бы сказал — это пока моя фантазия.

— То-есть, эта штука будет разговаривать в моей голове?

— Да, представь что у тебя появился новый воображаемый друг. Хотя правильнее будет считать его дальним родственником, — он задумался, — или лучше питомцем.

— Давно хотел заиметь в питомцы глиста или еще какого-то паразита. — Леха при моих словах неприязненно поморщился.

— Глисты как правило обитают в кишечнике. — обрубил он.

Нервы. — подумал Сергей, — Как-то грубо вышло.

— А как зовут моего нового питомца? — Спросил Сергей примеряюще улыбнувшись.

— УСС номер 41.

— Ого! Его ведь в школе задразнят. — Несмотря на попытки храбриться, Сергей заметил что от переживаний у него трясутся руки. Он прислушался к своему телу и почувствовал что все его тело дрожит. Он услышал собственный нервный смешок. — Надеюсь ты ему фамилию и отчество не придумывал.

— Ты можешь дать свое имя, это не принципиально. УСС номер 41 это кодовое название.

— Я назову его Лаки, так звали собаку моего друга. — Сергею, захотелось хоть ненадолго сменить тему, чтобы успокоиться, и он с радостью ухватился за такую возможность. — Мне тогда лет десять было. Я страстно мечтал о собаке. Родители почему-то не позволяли заводить мне домашних животных. Я даже после их смерти никого себе не завел. — он усмехнулся, — Разве что тебя. Но если бы появился хоть какой-то питомец, — хоть черепаха, я назвал бы его Лаки.

Карманный глист Лаки, — про себя подумал он, — а что, звучит.

— Лаки, так Лаки. Начнем?

Сергей вдруг понял, как сильно боялся это услышать. Подсознательно он надеялся что все перенесется на завтра, или вовсе окажется что это шутка.

А может просто отказаться. К черту эти деньги, пора уже на работу устраиваться. К черту этого Леху. Мутит воду, — больше года простаком прикидывался, а на деле оказался богатым ученым, — как в плохих фильмах.

Его вдруг охватила волна гнева. Сергей старался не подавать вида. Он молча смотрел в пол.

— Назад пути нет. — как будто со стороны услышал свой голос Сергей. Стоило это сказать и волна схлынула. — Начинаем так начинаем.

А что мне терять? — подумал он — Несмотря на все сюрпризы, я почему-то ему верю. И не смотря на вид, это просто гаджет. Люди с собой и не такое делают.

Сейчас меня эмоции переполняют, и страх. Через несколько часов, буду вспоминать об этом и думать какими глупыми были мои мысли.

— Так, раздевайся по пояс и ложись на кушетку. Лицом вниз. — Сергей обнаружил, что на кушетке, в том месте где должна располагаться голова, есть удобная выемка.

— Я освобожу небольшой участок от волос.

Он услышал как зажужжала машинка для стрижки.

— Ввожу наркоз.

Сергей почувствовал слабый укол. — Не так все и страшно. — Он мгновенно уснул.

***

Яркая ослепляющая боль, она как ультразвук, сверлит виски, мозжечок, глаза. Нет не сверлит, уже не сверлит. Просверлила и заливает внутрь головы жидкий огонь.

Где-то в груди начало что-то зарождаться. Оно росло все больше и больше и больше. Оно не стало больше боли, но было где-то наравне. Если что-то срочно не сделать, можно взорваться изнутри.

Взорвался криком. Хотелось разорвать этим криком стены. Разорвать свою черепную коробку. Разорвать эту боль.

Это не по-настоящему, не может так на самом деле быть больно. Как это прекратить? Надо отключиться, или убить себя.

Руки связаны. Нет. Они привязаны. Видимо к кушетке.

Снова закричал. На этот раз к этому крику примешалась ярость.

От этого немного полегчало. Воспоминания обрушились тяжелой плитой.

Черт!

Вместе с памятью стало возвращаться зрение.

Леха стоял рядом. Он был примерно в метре, глаза круглые, испуганные, а в руках шприц.

Он стоит с открытым ртом и испуганно смотрит.

— Гребаный урод! — В двадцать первом веке, довериться психопату недоучке. — Ботаник херов. Да что бы я хоть кому то еще позволил залезть в меня.

— Потерпи друг. — голос чуть ли не писклявый.

Пошел на хер! Вон отсюда! Убирайся, — Алексея трясло. Он стал приближаться.

Он хочет снова сделать укол.

— Сука! Приблизишься ко мне, я тебе кишки выпущу. Зубами разорву. В горло вцеплюсь.

Алексей побледнел, его затрясло еще сильнее. Он чуть замешкался.

Жгучая ярость охватила слабое человеческое тело, но боль была гораздо сильнее.

По щекам покатились слезы, или это только кажется. Струи, водопады слез.

Вся злоба куда-то схлынула.

Осталась только боль.

— Сделай что-нибудь. Пожалуйста. — Леха стоял у изголовья. Он не смотрел в глаза, суетился, что-то делал, что-то бормотал под нос. — Убей меня, прошу. Хватит мучать.

Алексей что-то сделал, не переставая приговаривать.

— Потерпи, все хорошо, потерпи, по-тер-пи…

Интерлюдия 1

Я сижу в комнате. Наверное даже в кабинете. Подо мной дорогое кожаное кресло. Очень удобное, я поерзал.

— Серег, ты слушаешь?

Это говорит Игнат. Похоже мы уже давно с ним говорим, но понял я только сейчас.

Я огляделся, это все же кабинет, очень дорогой. И он мой.

Очень странное чувство. Я в первый раз вижу это место, но знаю что уже много лет, оно принадлежит мне и здесь я провожу немало времени.

Смотрю на Игната. Он в ответ смотрит на меня с какой-то растерянностью. Он будто стал старше и одновременно помолодел.

Игнат всегда был для меня старшим товарищем, хоть мы и ровесники. Сейчас же он смотрит на меня так будто главный я.

Похоже я стал понимать. Мне это просто снится. Бывают такие, очень реалистичные сны.

Мне захотелось подшутить над Игнатом, но… Но не до шуток.

— Это неизбежно. — продолжил Игнат. — Более того, если мы постараемся что-то изменить, то произойдет что-то ужасное. Не знаю что, но чувствую. Ты знаешь у меня все избирательно.

Я понимающе кивнул. То есть не я, я то ничего не понимал. А вот тот я который говорил с Игнатом, кивнул со знанием дела.

— Нужно чтобы все сделала Ирина. Меня она не послушает, она слишком привязана к тебе. Поэтому сам ее убеждай.

— Все потому что ее невозможно просчитать?

— И она сможет все исполнить не задев гаджет.

×
×