Десять «за»… (ЛП), стр. 59

— Хочешь одеяло? — спросил Себ. В создавшейся ситуации вопрос звучал совершенно чудовищно. Но Аннабель замерзла, а Себ был джентльменом и закрывать глаза на подобные вещи было выше его сил.

Аннабель помотала головой.

Себ упер руки в боки и устремил взгляд на дядю, неподвижно лежавшего на полу лицом вниз. Себастьян не был уверен, что бы он представил в качестве завершающей сцены между ним и дядюшкой, но уж точно ни нечто подобное. Черт. И что ему теперь делать?

— Если бы я описывал это в книге… — пробормотал он, пытаясь вызвать к жизни тот загадочный уголок воображения, который обычно оставлял исключительно для своих персонажей… — Если бы я описывал это в книге…

— Что ты сказал?

Себ обернулся к Аннабель. Черт, он настолько погрузился в собственные мысли, что забыл о ней. — Ничего — Себ помотал головой. Она, наверное, думает, что он бормочет себе под нос всякую ерунду.

— Мне уже лучше, — объявила она.

— Что?

Аннабель махнула рукой.

— Я уже держу себя в руках. Что бы ни пришлось делать, я готова помочь.

Себ заморгал, удивляясь столь быстрому восстановлению. — Ты уверена? Я могу…

— Плакать я собираюсь, когда мы все закончим, — резко перебила она.

— Я люблю тебя, — сказал Себастьян, думая, что вряд ли найдется менее удачное время для подобного заявления. Но она стояла перед ним в своей простой ночной сорочке, такая обычная и одновременно могущественная как богиня… Ну как ее можно не любить?

— Я уже говорил тебе это? — спросил он.

Аннабель помотала головой и ее дрожащие губы сложились в улыбку.

— Я тебя тоже люблю.

— Хорошо, — просто ответил он, поскольку ситуация явно не располагало к цветистым признаниям. Но потом не удержался и добавил. — Было бы крайне неприятно, если бы это оказалось не так.

— Думаю, нам надо вернуть его в его спальню, — заметила Аннабель, неуверенно оглядывая Ньюбури.

Себастьян кивнул, мрачно прикидывая дядюшкин вес. Даже вдвоем это будет нелегко.

— Ты знаешь, где его комната?

Аннабель помотала головой.

— А ты?

— Нет.

— Черт.

— Его можно оставить в буфетной, — предложила она. — Или в любом месте, где можно выпить. Мог же он напиться, а потом запросто мог бы упасть… — тут она сглотнула, — и удариться головой.

Себастьян испустил долгий вздох, снова упер руки в боки и посмотрел на дядю. Мертвым, тот выглядел еще более отвратительно, чем живым. Огромный, одутловатый… Ну, по крайней мере, никто не усомнится, что у него могло сдать сердце, особенно после столь захватывающего вечера.

— Сердце, голова… — пробормотал он. — Неважно. Лично я чувствую себя больным от одного только взгляда на него.

Некоторое время Себ не двигался, откладывая неизбежное, а потом выпрямился и произнес:

— Я возьму его под руки, а ты держи за ноги. Но для начала его необходимо перевернуть.

Они перекатили Ньюбури на спину, потом разошлись по своим местам и попытались поднять его.

— Святые угодники! — вырвалось у Себастьяна.

— Ничего не выйдет, — проговорила Аннабель.

— Должно выйти.

Они подняли и потащили, кряхтя от натуги, но не смогли удержать графа больше, чем несколько секунд. Им явно не удастся донести его до буфетной и не наделать при этом шума.

— Придется звать Эдварда, — наконец проговорил Себастьян.

Аннабель вопросительно посмотрела ему в глаза.

— Я доверил бы ему жизнь.

Аннабель кивнула.

— Возможно, Луиза…

— Не поднимет и перышка.

— Думаю, она сильнее, чем кажется. — Тут, правда, Аннабель поняла, что в ее голосе больше надежды, чем уверенности. Она прикусила губу и вновь посмотрела на Ньюбури. — Просто мне кажется, нам понадобится вся помощь, которую удастся получить.

Себастьян кивнул, поскольку они и в самом деле, нуждались в любой помощи. И тут она подоспела в совершенно неожиданном обличии.

Глава 25

— Что здесь, черт побери, происходит?

Аннабель замерла. Не от ужаса. Ужас — ерунда по сравнению с тем, что она ощутила.

— Аннабель? — Бабушка решительно вошла в дверь, соединяющую их спальни. — Ты грохочешь, как стадо слонов! Как ты думаешь, пожилая женщина может хоть минутку спокойно поспать, когда… Ох. — Бабушка заметила Себастьяна и остановилась. Потом посмотрела вниз и увидела графа. — Тысяча чертей!

Она издала какой-то нечленораздельный звук. Не вздох, скорее нечто похожее на стон. Полный, между прочим, крайнего раздражения.

— Ну и кто из вас его убил? — требовательно спросила она.

— Никто, — быстро ответила Аннабель. — Он просто… умер.

— У тебя в комнате?

— Я его не приглашала, — возмутилась Аннабель.

— Да я и не сомневаюсь. — Господи, в голосе бабушки слышалось сожаление! Аннабель только и оставалось, что потрясенно на нее уставиться. Потрясенно и чуточку восторженно.

— А ты что здесь делаешь? — Тут леди Викерс обратила ледяной взгляд на Себастьяна.

— Именно то, что вы подумали, миледи, — ответил тот. — К сожалению, я не очень удачно рассчитал время. — И Себ посмотрел на пол. — Когда я появился, он уже лежал.

— Оно и к лучшему, — пробормотала леди Викерс. — Если бы он пришел и застал тебя у нее между ног… Святые небеса, я даже подумать боюсь о последствиях.

«Самое время покраснеть», — подумала Аннабель. Но у нее ничегошеньки не получилось. Она вообще сомневалась, что теперь ее может хоть что-нибудь смутить.

— Ладно, нам следует от него избавиться, — сказала бабушка тем же тоном, каким, по мнению Аннабель, говорила бы, что пора выбросить старый диван. Леди Викерс тем временем кивнула на внучку: — Надо сказать, для тебя все довольно удачно обернулось.

— Что вы имеете в виду? — в ужасе спросила Аннабель.

— Теперь граф — он, — ответила леди Викерс, ткнув пальцем в направлении Себастьяна. — И в этом качестве он гораздо лучше Роберта.

«Роберт», — подумала Аннабель, глядя на лорда Ньюбури. А она даже и не знала, как его зовут. Почему-то это показалось ей странным. Этот человек хотел на ней жениться, он на нее напал, буквально умер у ее ног. А она даже имени его не знала.

Несколько секунд они все молча смотрели на тело. Наконец леди Викерс произнесла:

— Черт, какой же он жирный.

Аннабель прихлопнула рот ладонью, лишь бы не рассмеяться. Поскольку разве же это смешно? Ни капли не смешно.

Но ее распирало от смеха.

— Не думаю, что нам удастся перетащить его в буфетную, не разбудив полдома, — заметил Себастьян. А потом посмотрел на леди Викерс: — Конечно же, вам неизвестно, где его комната.

— Еще дальше, чем буфетная. И как раз рядом со спальней Чаллисов. Уж они-то обязательно проснутся.

— Я собирался будить кузена, — сообщил Себ. — С его помощью у нас, возможно, получится это сделать.

— Мы не перенесем его, даже если помогать станут еще пятеро, — возразила леди Викерс. — Без шума, во всяком случае.

Аннабель шагнула вперед.

— Может, если мы…

Но бабушка, жестом, достойным сцены Ковент Гарден, заставила ее замолчать.

— Давайте-ка, — сказала она, махнув в сторону своей комнаты, — кладите его ко мне в постель.

— Что? — ахнула Аннабель.

— Пусть все подумают, что он умер, развлекаясь со мной.

— Но… но… — промямлила Аннабель, потом посмотрела на лорда Ньюбури, а после перевела взгляд на явно потерявшего дар речи Себастьяна.

Себастьян. Потерял. Дар речи. Вот что, оказывается, для этого требуется.

— О Боже, — леди Викерс явно раздражало их бездействие. — Будто мы раньше с ним этим не занимались.

Аннабель так яростно втянула воздух, что закашлялась.

— Вы… что?..

— Много лет назад, — уточнила бабушка, дернув рукой, словно отмахиваясь от мухи. — Но об этом все знали.

— И вы хотели, чтобы он на мне женился?!

Леди Викерс уперла руки в боки и смерила Аннабель сердитым взглядом.

— Ты уверена, что сейчас самое подходящее время для упреков? Кстати, не так уж он был и плох, если ты понимаешь, о чем я. И твой дядя Персиваль, между прочим, получился вполне ничего.

×
×