Десять «за»… (ЛП), стр. 54

— Какую часть возьмем? — спросила Луиза, листая книжку.

— Не знаю, я же еще и половины не прочла. Но… — Тут Аннабель заговорила с нажимом: — Не смей назначать меня козой.

Луиза усмехнулась.

— Ну что ты, ты у нас будешь мисс Сейнсбури, конечно. Мистер Грей может играть полковника… О Боже, а кто же станет рассказчиком? Кузен мистера Грея?

— Думаю, будет куда забавнее, если мистер Грей сыграет мисс Сейнсбури, — как можно беззаботнее предложила Аннабель.

Луиза ахнула:

— Ты злючка, Аннабель.

Та только пожала плечами:

— А я могу читать за рассказчика.

— Ну уж нет. Если ты собираешься отдать роль мисс Сейнсбури мистеру Грею, сама ты должна стать полковником. А мистер Валентайн сыграет рассказчика. — Луиза нахмурилась. — Наверное, сперва стоило бы спросить мистера Валентайна, хочет ли он вообще в этом участвовать.

— У меня, между прочим, выбора не было, — напомнила Аннабель.

Луиза задумалась.

— Ты права. Что ж, давай найдем подходящий кусочек. Как думаешь, сколько времени должно занять наше представление?

— Чем короче, тем лучше, — твердо заявила Аннабель.

Луиза открыла книжку и пролистала несколько страниц.

— Это может оказаться затруднительно, раз мы решили избегать козы…

— Луиза… — предостерегающе произнесла Аннабель.

— Я так понимаю, запрет касается и овец тоже?

— Всех четвероногих.

Луиза покачала головой:

— Ты ставишь просто невыполнимые условия. Придется исключить все сцены в овине.

Аннабель посмотрела подруге через плечо:

— Я до этого еще не дочитала.

— Дойка коз, — подсказала Луиза.

— О чем это беседуют милые дамы?

Аннабель подняла взгляд, чувствуя, как внутри у нее все тает. Над ними стоял Себастьян и, похоже, ничего не видел, кроме двух склоненных над книгой голов.

— Мы собираемся представить сценку, — с виноватой улыбкой ответила Аннабель. — Из «Мисс Сейнсбури и загадочного полковника».

— Неужели? — Себастьян тут же уселся рядом. — И какую же?

— Я как раз пытаюсь выбрать, — сообщила Луиза. И добавила: — Кстати, вы будете играть мисс Сейнсбури.

Себ моргнул.

— Да?

Луиза слегка кивнула в сторону Аннабель:

— А Аннабель — полковника.

— Слегка шиворот навыворот, вы не находите?

— Так будет смешнее, — объяснила Луиза. — Это Аннабель придумала.

Себастьян вперил в Аннабель внимательный взгляд.

— И почему это я нисколько не удивлен?

Он сидел слишком близко. Не касаясь ее, нет, он ни за что не повел бы себя на публике настолько нескромно. Но Аннабель все равно казалось, что их тела соприкасаются. Воздух между ними накалился, кожу у нее начало покалывать.

В одно мгновение Аннабель словно вновь очутилась у пруда, и его руки снова гладили ее кожу, а губы снова были повсюду. У нее заколотилось сердце, и она от всей души пожалела, что не взяла с собой веер. Или стакан пунша.

— Ваш кузен будет рассказчиком, — заявила Луиза, совершенно не видя, в каком состоянии находится подруга.

— Эдвард? — Себастьян откинулся назад, похоже, ничуть не затронутый близостью Аннабель. — Он будет в восторге.

— Серьезно? — Луиза улыбнулась. — Значит, осталось только выбрать сцену.

— Надеюсь, что-нибудь наиболее драматичное?

Луиза кивнула.

— Но Аннабель настаивает, чтобы коз там не было.

У Аннабель на языке так и вертелось нечто едкое в ответ, однако ей никак не удавалось восстановить дыхание.

— Не знаю, одобрит ли леди Чаллис присутствие мелкого рогатого скота у себя в гостиной, — согласился Себастьян.

Аннабель наконец обрела контроль над дыханием, зато теперь ее тело явно испытывало весьма странные ощущения. Руки и ноги у нее дрожали, словно не могли не двигаться, и внутри у нее все нарастало напряжение.

— Вообще-то я и не думала о живой козе, — засмеялась Луиза.

— Ну, вы могли бы попытаться позвать в труппу мистера Хаммонд-Беттса, — предложил Себастьян. — У него такая пышная шевелюра…

Аннабель упорно пыталась смотреть прямо перед собой. Во имя господа, они же говорят о козе! А ей кажется, что она вот-вот вспыхнет. И как это они ничего не замечают?

— Не думаю, что он согласится, — хихикнула Луиза.

— Какая жалость, — пробормотал Себастьян. — А он бы подошел.

Аннабель еще раз прерывисто вздохнула. Когда Себастьян начинает говорить вот так, тихо, вкрадчиво и мягко… нет, это просто невыносимо.

— О, нашла! — в восторге воскликнула Луиза. — Что вы думаете вот об этой сцене? — Она через Аннабель передала книгу Себастьяну. А это значило, что он тоже должен наклониться к Аннабель.

Рука Себастьяна коснулась ее рукава. Бедро уперлось в ее.

Аннабель вскочила, выбив книгу из рук (она не знала и знать не хотела, чьих).

— Прошу прощения, — пискнула она.

— С тобой все в порядке? — поинтересовалась Луиза.

— Ничего, я… э-э-э… я просто… — Аннабель откашлялась. — Я сейчас вернусь… если вы позволите…. Я на минутку…. Я…

— Иди, — сказала Луиза.

И Аннабель пошла. Точнее сказать, попыталась. Она так торопилась, что не заметила, куда, собственно, идет. И в дверях едва не столкнулась с входящим в комнату джентльменом.

С лордом Ньюбури.

И головокружительная легкость немедленно покинула Аннабель.

— Лорд Ньюбури, — пробормотала она, опускаясь в почтительном реверансе. Ей не хотелось с ним бороться, она всего лишь не желала за него замуж.

— Мисс Уинслоу. — Он оглядел комнату, а потом снова посмотрел Аннабель в глаза. Она заметила, как он стиснул зубы, заметив Себастьяна, однако, не считая этого, Ньюбури прямо-таки лучился от довольства жизнью.

Что заставило Аннабель занервничать.

— Я собираюсь сделать объявление сейчас же, — сообщил он.

— Что? — Каким-то образом ей удалось сделать так, что это не прозвучало как писк. — Милорд, — сказала она, пытаясь говорить успокаивающе… или, по крайней мере, рассудительно. — Сейчас, безусловно, не время.

— Глупости, — отмахнулся тот. — Думаю, все уже собрались.

— Я еще не дала вам согласия, — выпалила Аннабель.

Он уставился на нее испепеляющим взглядом. И ничего не ответил, будто не считал, что должен хоть что-то сказать.

Ему даже в голову не пришло, что ее слова заслуживают ответа, вскипела Аннабель.

— Лорд Ньюбури, — твердо начала она, кладя руку ему на рукав. — Я запрещаю вам делать объявление.

Лицо графа, и раньше красное, теперь приобрело лиловый оттенок, на его шее вздулись жилы. Аннабель убрала руку с его рукава и осторожно отступила на шаг. Она, конечно, не думала, что граф может ударить ее в столь людном месте, но… ударил же он Себастьяна на глазах у всех членов клуба. Отступить от Ньюбури на некоторое расстояние показалось ей наиболее мудрым решением.

— Я не давала вам согласия, — повторила Аннабель, поскольку граф так и не ответил. Просто сверлил ее таким взглядом, что несколько мгновений она даже опасалась, что его хватит апоплексический удар. Никогда и никого в жизни Аннабель не видела в такой ярости. Из уголков рта Ньюбури брызгала слюна, а глаза выпучились настолько, что он стал похож на лягушку. Это выглядело ужасно. Он был ужасен.

— А твое согласие никому и не требуется, — наконец выплюнул граф хриплым шепотом. — И несогласие тоже. Тебя купили и продали, и на следующей неделе ты раздвинешь ноги и выполнишь для меня свой супружеский долг. И будешь выполнять его снова и снова, пока не родишь здорового мальчишку. Ясно?

— Нет, — ответила Аннабель, стараясь, чтобы на этот раз голос ее звучал чисто и звонко. — Нет, не ясно.

Глава 23

— Дайте посмотреть, леди Луиза, что вы выбрали? — Себастьян, улыбаясь, потянулся за лежащей на ковре «Мисс Сейнсбури», которую Аннабель выбила из его рук. А все же забавно, что ему придется участвовать в чтениях его собственного произведения. Конечно, абсурд, что он должен играть именно мисс Сейнсбури, но Себ настолько не сомневался в собственной мужественности, что знал: он и в этой роли будет чувствовать себя уверенно.

×
×