Десять «за»… (ЛП), стр. 36

— Позвольте выразить мои соболезнования по поводу вашего батюшки, — сказал Себастьян.

Аннабель кивнула, привычно ожидая, что в горле вырастет ком. Ничего не случилось.

— Он был очень хорошим человеком.

Мистер Грей согласно опустил голову, а потом спросил:

— А каких еще титулов вам удалось удостоиться?

Она виновато нахмурилась.

— «Уинслоу, которая чаще всех засыпает в церкви».

Себастьян расхохотался.

— На нас все смотрят, — прошептала она.

— Не обращайте внимания. Вам это только на пользу.

Правильно. Аннабель неловко улыбнулась. Они ведь сейчас играют роли, не так ли?

— А еще? — спросил он. — Хоть я и, сомневаюсь, что последний титул можно превзойти.

— Я оказалась третьей «Уинслоу, которая способна обогнать индюка».

На этот раз мистер Грей не рассмеялся в голос, но похоже, это потребовало от него значительных усилий.

— Настоящая деревенская девушка, — заметил он.

Она кивнула.

— Неужели обогнать индюка так уж сложно?

— Мне — нет.

— Продолжайте, — попросил Себастьян. — Это так интересно.

— Ну конечно! — понимающе кивнула она. — Вы же единственный ребенок.

— Никогда еще я не жалел об этом столь горько. Подумать только, каких титулов я мог бы удостоиться!

— «Грей, который, скорее всего, станет пиратом»? — предложила она, кивнув на его повязку.

— Капером, если не возражаете. Пират — слишком грубо для моей утонченной особы.

Аннабель закатила глаза, а потом предложила:

— «Грей, который быстрее всех заблудится на вересковой пустоши»?

— Как вы жестоки! А я ведь так и подозревал. Но все же надеялся на что-то вроде «Грей, который лучше всех играет в дартс».

— «Грей, который скорее других создаст публичную библиотеку»? — предложила она.

Он рассмеялся.

— «Грей, который быстрее всех угробит любую оперу».

Аннабель от изумления открыла рот.

— А вы поете?

— Я однажды попробовал. — Он доверительно наклонился к собеседнице. — Ни за что не соглашусь повторить.

— Возможно, это мудрое решение, — кивнула она. — Особенно, если собираешься сохранить друзей.

— Или, по крайней мере, сохранить друзьям слух.

Аннабель хихикнула, чувствуя легкое головокружение от их шуток.

— «Грей, который скорее всего напишет книгу»!

Он замер.

— Почему вы так думаете?

— Не… не знаю, — ответила она, явно озадаченная его реакцией. Он не сердился, но так внезапно посерьезнел… — Думаю, это потому, что вы так здорово умеете обращаться со словами. Я ведь как-то раз уже говорила, что вы поэт.

— Да?

— Еще не зная вашего имени, — пояснила она. — На пустоши.

— А, ну да. — Он сжал губы и задумался.

— Кроме того, вас так беспокоит судьба «Ромео и Джульетты». Я имею в виду пьесу, а не самих героев. К ним вы проявили прямо-таки поразительное равнодушие.

— Ну, кто-то же должен быть к ним равнодушен.

— Отлично сказано, — фыркнула она.

— Стараюсь.

Потом она кое-что вспомнила.

— Ну конечно! Я чуть не забыла о мисс Горли!

— Простите?

— Вы ведь такой ее поклонник! Мне и в самом деле стоит прочесть хотя бы одну ее книжку.

— Наверное, мне следует подарить вам какую-нибудь из моего собрания с автографами.

— О нет, ни в коем случае! Их лучше оставить для настоящих ценителей. Я ведь даже не знаю, понравится ли мне. Леди Оливия, похоже, не очень их любит.

— Зато ваша кузина в восторге, — заметил Себастьян.

— Вы правы. Но Луиза в восторге и от этих жутких романов миссис Рэдклиф, а я их, честно говоря, терпеть не могу.

— Мисс Горли гораздо лучше миссис Рэдклиф, — отрезал он.

— А вы читали и ее тоже?

— Разумеется. Их нельзя даже сравнивать.

— Хм-м-м. Ладно, я попробую. И тогда сама решу.

— В таком случае, я дам вам одну из своих неподписанных книг.

— Так у вас есть разные издания? — Боже, она и не представляла, что он такой почитатель мисс Горли.

Он слегка пожал плечами.

— Я покупал ее книги, когда выходили новые, а потом вдруг нашел собрание с автографами.

— Ясно. Я как-то не подумала. И какая же нравится вам больше всех? С нее-то я и начну.

Он несколько мгновений подумал, а потом покачал головой.

— Не могу выбрать. В каждом романе мне нравится что-то свое.

Аннабель улыбнулась.

— Вы говорите в точности, как мои родители, когда мы требовали признаться, кого из нас они любят больше.

— Пожалуй, что-то общее есть, — пробормотал он.

— Особенно если книга появилась на свет благодаря вам, — ответила она, давясь от смеха.

Но он и не думал… в смысле, смеяться вместе с ней.

Она удивленно моргнула.

И тут он расхохотался. «Довольно странным смехом», — подумала она. К тому же его реакция запоздала секунд на пять, а это совершенно не похоже на мистера Грея.

— Снова говорите то, что думаете, мисс Уинслоу? — спросил он улыбаясь, отчего вопрос показался ей лаской.

— Всегда, — весело ответила она.

— Думаю, вы могли бы… — тут он осекся.

— Что? — Задавая вопрос, Аннабель улыбалась. И тут обратила внимание, что Себастьян смотрит поверх ее головы на дверь. И выражение лица его стремительно мрачнеет.

Она нервно облизнула губы и сглотнула. Потом повернула голову. В зал вошел лорд Ньюбури.

— Похоже, он злится, — прошептала Аннабель.

— У него нет на вас никаких прав, — отрезал мистер Грей.

— Но ведь и у вас тоже, — тихо ответила она. И оглянулась на боковую дверь, ту, что вела в дамскую комнату. Но мистер Грей положил руку ей на запястье и крепко сжал.

— Вы не можете взять и сбежать, — сказал он. — Все подумают, что вы в чем-то виноваты.

— Или, — ответила Аннабель, ненавидя себя за растущую внутри панику, — они посмотрят на него внимательно и подумают, что любая девушка в здравом уме должна держаться от такого подальше.

Но ничего подобного, конечно же, никто не подумает. И она это знала. Лорд Ньюбури решительно двигался в их сторону, и толпа быстро расступалась, позволяя ему пройти. Люди расходились и вновь сходились, все как один поворачиваясь в сторону Аннабель. Никто не хотел пропустить возможного скандала.

— Я буду рядом, — не разжимая губ, проговорил мистер Грей.

Аннабель кивнула. Удивительно, как сильно эти слова ее успокоили.

Удивительно и страшно.

Глава 16

— Дядюшка! — жизнерадостно произнес Себастьян. Он давно уже понял, что такая манера общения с милым родственничком наиболее эффективна. — Какое счастье лицезреть вас снова. Правда, должен признать, одним глазом все видится несколько по-другому. — Он широко улыбнулся. — Даже вы.

Ньюбури ответил племяннику тяжелым взглядом, после чего повернулся к Аннабель.

— Мисс Уинслоу.

— Милорд, — она опустилась в реверансе.

— Следующий танец за мной.

Эти слова явно звучали как приказ, а не как приглашение. Себастьян напрягся, ожидая резкого ответа Аннабель, но она лишь тяжело сглотнула и кивнула. Наверное, это можно понять. Ей ли тягаться с графом? Тем более что Ньюбури всегда обладал такой внушительной, даже повелительной манерой держаться… Аннабель же, скорее всего, придется потом отчитываться перед дедом и бабкой. Они с Ньюбури друзья… Разве посмеет она опозорить их, отказав ему в простом танце?

— Обязательно верните ее под мою опеку, — сказал Себастьян, одаривая дядюшку совершенно неискренней, приклеенной улыбкой.

Ньюбури воззрился на племянника с холодной злостью, и тут Себастьян понял, что совершил ужасную ошибку. Ему ни в коем случае нельзя было соглашаться восстанавливать репутацию Аннабель. В роли парии ей бы жилось гораздо лучше. Она смогла бы вернуться домой в деревню и выйти за какого-нибудь сквайра с такой же, как у нее, склонностью все говорить прямо в глаза собеседнику. И жила бы с ним счастливо до конца дней своих.

Ирония создавшейся ситуации оказалась почти невыносимой. Все считали, что Себастьян начал волочиться за мисс Уинслоу только потому, что ею заинтересовался его дядя, а на самом деле все получилось с точностью до наоборот!

×
×