Десять «за»… (ЛП), стр. 18

Зато мисс Уинслоу приобрела прелестный розовый оттенок. При дневном свете она еще привлекательнее, — решил Себастьян. У нее оказались восхитительные зеленовато-карие глаза. В сочетании со всем остальным это делало ее очаровательно похожей на испанку. И легкая россыпь веснушек на ее переносице ему тоже понравилась. Без них она выглядела бы чересчур… страстно.

Он так же одобрил и ее изумрудно зеленое платье для прогулок. Оно подходило ей гораздо больше, чем пастельное нечто, виденное им прошлой ночью.

И все-таки позволить себе разглядывать ее слишком долго он не стал. Она могла неправильно это понять, да и ее подругу игнорировать не следовало. Он решительно отвернулся от мисс Уинслоу.

— Леди Луиза, — вежливо поклонился он. — Рад видеть вас вновь. Жаль, что в этом сезоне наши пути так редко пересекаются.

— В этом году в Лондон съехалось необычайно много народу, — сказала Оливия. — Похоже, нынешний сезон не пропустил никто. — Она повернулась к леди Луизе. — Я отсутствовала несколько недель, потому совершенно не в курсе здешних новостей.

— Вы были в деревне? — вежливо поинтересовалась леди Луиза.

— Да, в Гемпшире. У мужа была очень важная работа, а в городе ему сложно сосредоточиться.

— В этом виноват я, — вставил Себастьян.

— Заметьте, я и не думаю возражать, — весело ответила Оливия. Она кивнула в сторону Себа: — Он ужасно отвлекает.

Спустить такое Себастьян не мог.

— Это — одно из моих лучших качеств.

— Не обращайте внимания на его слова, — покачала головой Оливия. Она снова повернулась к девушкам и завела беседу о том о сем. Себастьян же с удивлением понял, что чувствует непривычное для себя раздражение. Оливия и раньше несчетное количество раз отпускала комментарии типа «не обращайте внимания на его слова».

Однако задело его это впервые.

— Вам нравится в Лондоне, мисс Уинслоу? — спросила Оливия.

Себастьян с вежливой улыбкой повернулся к мисс Уинслоу. Его чрезвычайно интересовало, что она ответит.

— Э-э, да, — запинаясь, пробормотала мисс Уинслоу. — Здесь все так занимательно.

— Занимательно, — промурлыкал Себастьян. — Какое интересное слово.

Она бросила на него тревожный взгляд. Себастьян ответил улыбкой.

— Вы останетесь в Лондоне до конца сезона, леди Оливия? — спросила леди Луиза.

— Наверное. Все зависит от того, сможет ли мой муж сосредоточиться в такой отвлекающей обстановке.

— А над чем сэр Гарри сейчас работает? — спросил Себастьян, поскольку Оливия никогда не рассказывала, какой именно роман ее муж переводит в данный момент. — Я пытался приставать к нему сегодня утром, но он меня выгнал. — Он взглянул на мисс Уинслоу и леди Луизу и добавил: — Со стороны может показаться, будто он меня терпеть не может.

Леди Луиза прыснула. Мисс Уинслоу продолжала хранить каменное выражение лица. Оливия закатила глаза.

— Мой муж переводчик, — сообщила она девушкам. — Сейчас он переводит на русский язык один роман.

— Неужели? — заинтересовалась мисс Уинслоу, и Себастьян должен был признать, что интерес казался искренним. — И какой же?

— «Мисс Трусдейл и Молчаливый Джентльмен». Автор Сара Горли. Вы читали?

Мисс Уинслоу покачала головой, зато леди Луиза, почти подпрыгнув, закричала:

— Нет!

Оливия моргнула.

— Э-э-э… что?

— Нет, я хотела сказать, что этот я пока еще не читала, — объяснила леди Луиза. — А все остальные, конечно же, прочла. И как я могла его пропустить?!

— Так вы ее поклонница? — спросил Себастьян. Он просто обожал такие моменты.

— Безусловно, — ответила она. — Я-то думала, что прочла всё. И просто передать не могу, как счастлива, что есть еще один.

— Должна признаться, что лично мне продираться сквозь него довольно сложно, — призналась Оливия.

— Правда? — спросил Себастьян.

Губы Оливии изогнулись в снисходительной улыбке.

— Себастьян тоже большой поклонник, — пояснила она.

— Мисс Горли? — уточнила Луиза. — У нее совершенно захватывающие сюжеты.

— Если не обращать внимание на некоторые нестыковки, — вставила Оливия.

— Но ведь именно поэтому их так интересно читать! — возразила Луиза.

— А какие у тебя сложности с мисс Трусдейл? — спросил Оливию Себастьян. Он понимал, что не стоит слишком давить, но удержаться не смог. Он пытался заставить Оливию полюбить его книги с того дня, как она заметила, что он неверно употребил слово «перспектива».

Она, конечно, не знала, что «Сара» — на самом деле он.

Да и вообще, «перспектива» — дурацкое слово. Он как раз собирался вовсе исключить его из своего лексикона.

Оливия очаровательно пожала плечами.

— Все там развивается слишком уж неспешно. Как-то необычайно много описаний.

Себастьян задумчиво кивнул.

— Я и сам считаю, что это не лучшее произведение мисс Горли. — Он не был полностью удовлетворен тем, что в конце концов получилось, но все равно не считал, что критика Оливии заслужена.

«Сложно продираться». Подумаешь!

Да Оливия не распознает хорошей книжки, даже если та стукнет ее по голове!

Глава 8

Аннабель понадобился один-единственный взгляд, чтобы понять: Луиза вовсе не шутила относительно леди Оливии Валентайн и ее сногсшибательной красоты. Когда та обернулась к ним и улыбнулась, Аннабель едва не ослепла. Эта молодая женщина была ошеломительно прекрасна: блондинка с молочно-белой кожей, высокими скулами и изумительными синими глазами.

Только из принципа Аннабель не возненавидела новую знакомую в ту же секунду.

А потом, когда казалось, что хуже и быть не может (тот факт, что они с мистером Греем встретились, уже был плох сам по себе!), ему вдруг понадобилось поцеловать ей руку.

Катастрофа!

Аннабель так разволновалась, что едва смогла пробормотать нечто, способное сойти за приветствие только в обществе, еще не знающем человеческой речи. Она на на мгновение подняла глаза, поскольку даже ей было известно, что невозможно разглядывать землю под ногами все то время, когда тебя с кем-то знакомят. И это оказалось ошибкой. Огромной ошибкой. Мистер Грей, который и при лунном свете смотрелся довольно привлекательно, при свете дня оказался прямо-таки душераздирающе красив.

Великий Боже, да ему строго-настрого следует запретить гулять вместе с леди Оливией! Своей двойной красотой эта пара вполне способна ослепить добропорядочных жителей Лондона.

Вот именно, либо ослепить, либо заставить безутешно рыдать в подушку, поскольку, право же, ну кто может с ними сравниться?!

Аннабель пыталась следить за разговором, но ей мешала сосредоточиться паника. А еще правая рука мистера Грея, свободно касавшаяся его бедра. А еще легкий изгиб его губ, на который она изо всех сил старалась не смотреть, но почему-то все время видела краем взгляда. Не говоря уже о звуке его голоса, когда он рассуждал о… в общем… о чем-то там.

О книгах! Они говорят о книгах.

Аннабель молчала. Книг, о которых шла речь, она не читала, да и вообще считала, что лучше ей поменьше вмешиваться в разговор. Мистер Грей все еще украдкой посматривал на нее, и казалось чистым безумием давать ему повод делать это открыто.

И конечно же, именно в этот самый момент он посмотрел прямо на нее своими дьявольскими серыми глазами и спросил:

— А вы, мисс Уинслоу? Вы читали книги Горли?

— Боюсь, что нет.

— Да ты что, Аннабель! — горячо воскликнула Луиза. — Тебе очень понравится. Сегодня же мы отправимся в книжную лавку! Я дала бы тебе почитать свои, но они все дома, в Фенвике.

— Так у вас полное собрание, леди Луиза? — поинтересовался мистер Грей.

— О, да! Кроме «Мисс Трусдейл и молчаливого джентльмена», конечно. Но это упущение будет исправлено незамедлительно. — Она обернулась к Аннабель. — Что у нас запланировано на вечер? Надеюсь, мы сможем это отложить. Хочу провести вечер за чашкой чая и новой книгой.

— Кажется, мы собирались в оперу, — ответила Аннабель. Семейство Луизы владело одной из лучших лож в театре, и Аннабель уже несколько недель ждала этого представления.

×
×