Десять «за»… (ЛП), стр. 16

Аннабель бросила беспокойный взгляд туда, где Луиза видела мистера Грея. Исподволь, конечно же, не поворачивая головы. Успеть бы удрать до того, как он ее заметит…

— Конечно, я тоже считаю, что тебя от этого нужно отговорить, — продолжила Луиза. — Меня совершенно не беспокоит, сколько там денег у лорда Ньюбури, но ни одна девушка не должна против воли…

— Я еще ни на что не соглашалась, — Аннабель едва не кричала. — Пожалуйста, можно мы просто пойдем отсюда?

— Мы должны дождаться тетю, — нахмурилась Луиза. — Ты видела, куда она отправилась?

— Луиза…

— Что с тобой?

Аннабель опустила глаза. У нее дрожали руки. Она не может этого сделать. Она не готова. Она не может посмотреть в глаза мужчине, которого поцеловала, особенно теперь, когда оказалось, что он наследник мужчины, которого она не пожелала целовать, но за которого, по всей видимости, выйдет замуж. Ах да, чуть не забыла! Если она все же выйдет замуж за того, которого не желала целовать, она, скорее всего, родит ему наследника, и таким образом лишит наследства того, кого ей хотелось целовать.

О! Он будет вне себя от восторга!

Конечно, рано или поздно ей придется познакомиться с мистером Греем. Но разве так уж обязательно делать это сейчас? Она без сомнения, заслужила хоть немного больше времени на подготовку.

Она сама не ожидала, что окажется такой трусихой. Нет, она вовсе не трусиха. Да любой нормальный человек в такой ситуации бежал бы без оглядки! И половина ненормальных, надо думать, тоже.

— Аннабель, — раздраженно подала голос Луиза, — почему, интересно, нам так необходимо уходить?

Аннабель попыталась выдумать причину. Изо всех сил попыталась. Но на ум приходила только правда, а она была еще не готова ею делиться. Поэтому она тупо стояла и молчала, размышляя, как ей удастся из всего этого выпутаться.

Но увы, она паниковала не больше мгновения. На смену секундной панике пришел тихий ужас. Потому как стало ясно, что выпутаться ей не удастся. Поскольку леди, державшая мистера Грея под руку, явно узнала Луизу, а Луиза уже помахала ей в ответ.

— Луиза! — прошипела Аннабель.

— Я не могу не ответить на ее приветствие, — прошептала в ответ Луиза. — Это леди Оливия Валентайн. Дочь графа Ридленда. Она в прошлом году вышла замуж за кузена мистера Грея.

Аннабель застонала.

— Я думала, она в деревне, — нахмурилась Луиза. — Наверное, только что вернулась. — Потом она серьезно посмотрела на Аннабель. — Пусть ее внешность тебя не обманывает. Она очень славная.

Аннабель не знала пугаться ей или недоумевать. «Пусть ее внешность тебя не обманывает»? Что бы это значило?

— Она невероятно красива, — объяснила Луиза.

— А какое…

— Нет, я имею в виду… — Луиза остановилась, явно недовольная собственной неспособностью описать прелесть леди Валентайн. — Ты сама все увидишь.

К счастью, потрясающе красивая леди Оливия, похоже, не очень быстро ходила. И все же, по расчетам Аннабель, до их встречи осталось не более пятнадцати секунд. Она схватила Луизу за руку и прошипела:

— Не говори им о лорде Ньюбури!

Луиза изумленно округлила глаза.

— Ты что, думаешь, они сами до сих пор не знают?

— Понятия не имею. А вдруг нет? Не думаю, что кто-нибудь уже знает.

— Нет, конечно, но если знает хоть кто-то, то это наверняка мистер Грей, тебе не кажется?

— Может, он не знает имени. Все называют меня «Викерсова внучка».

И правда. Лорд и леди Викерс привезли Аннабель в Лондон, а о ее семье никто и слыхом не слыхивал, и дедушка сразу дал понять, что так оно и должно быть. По его мнению, его дочь только выиграла бы, если бы так никогда и не стала Уинслоу.

Луиза нервно нахмурилась.

— Уверена, они и обо мне знают, что я внучка Викерсов.

Аннабель в панике сильнее сжала руку подруги.

— Тогда не говори им, что я твоя кузина.

— Я так не могу!

— Почему?

Луиза моргнула.

— Не знаю. Но это как-то… неправильно.

— Плевать на правила. Просто сделай, как я прошу, ну пожалуйста!

— Ладно. Но, по-моему, ты ведешь себя странно.

Аннабель и не спорила. За последние сутки она вела себя очень по-разному. «Странно» на общем фоне — это еще цветочки.

Глава 7

Пятью минутами ранее.

— Какая все-таки жалость, что ты вышла замуж за моего кузена, — пробормотал Себастьян, отводя Оливию подальше от огромной кучи лошадиного навоза, которую кто-то легкомысленно оставил неубранной. — Я считаю, ты просто идеальная женщина.

Оливия покосилась на него, изящно изогнув бровь.

— Не потому ли, что я разрешаю тебе ежедневно завтракать в своем доме?

— Ну, с этим ты все равно ничего не смогла бы сделать, — ответил Себ с ироничной улыбкой. — Данная традиция сложилась задолго до твоего появления.

— Тогда потому, что не стала устраивать разнос за три дюжины дырочек от дротиков на двери гостевой спальни?

— В них виноват Эдвард. Я не промахиваюсь.

— Все равно, Себастьян, это же съемный дом!

— Знаю, знаю. Странно, кстати, что вы продлили аренду и на этот год. Разве тебе не хочется жить подальше от родителей?

Выйдя замуж за Гарри, кузена Себа, Оливия переехала в дом мужа, находящийся как раз по соседству с лондонским особняком ее отца. Добрая половина ухаживаний у них происходила через расположенные напротив окна. Себастьяну вся эта история казалась совершенно очаровательной.

— Мне нравятся собственные родители, — ответила Оливия.

Себастьян покачал головой.

— Мысль до того дикая, что кажется какой-то прямо-таки… непатриотичной.

Оливия повернулась к нему с некоторым удивлением.

— Я знаю, родители Гарри были… — она слегка покачала головой. — Впрочем, неважно. Но мне всегда казалось, что твои вовсе не столь кошмарны.

— А они и не кошмарны. Просто мне не очень хочется проводить время в их компании. — Себ на секунду задумался. — Особенно, это касается отца. Поскольку он уже умер.

Оливия закатила глаза.

— В твоем высказывании наверняка есть что-то такое, за что тебя стоило бы отлучить от церкви.

— Пожалуй, поздновато, — парировал Себ.

— Думаю, тебе просто необходима жена, — произнесла Оливия, с решительным прищуром оборачиваясь к Себу.

— Ты рискуешь потерять звание идеальной женщины! — предостерег он.

— А ты так и не сказал мне, что я такого сделала, чтобы его завоевать.

— Во-первых, и в-основных, до сего момента ты не приставала ко мне по поводу женитьбы.

— Не собираюсь за это извиняться.

Он кивнул, соглашаясь.

— А кроме этого, существует еще твоя восхитительная способность не приходить в ужас, что бы я ни сказал.

— О, в ужас-то я прихожу, — возразила Оливия. — Просто умею это скрывать.

— Что ничуть не хуже, — заметил Себ.

Некоторое время они шли молча, а потом она повторила:

— Знаешь, тебе стоит жениться.

— А я когда-то давал понять, что избегаю женитьбы?

— Ну… — задумчиво произнесла Оливия. — Например… ты еще не женат…

— Только потому, что не нашел пока идеальной женщины. — Он ослепительно улыбнулся. — К сожалению, тебя перехватил Гарри.

— Не говоря уже о том, что было бы неплохо, женись ты до того, как твой дядюшка обзаведется очередным наследником.

Себастьян обернулся к собеседнице с фальшивым возмущением на лице.

— Караул, Оливия Валентайн, как же это меркантильно с вашей стороны!

— Зато дальновидно.

— А я такой азартный игрок, — вздохнул Себастьян.

— Именно! — воскликнула Оливия, столь воодушевленно, что он даже подумал, не пора ли испугаться. — Ты именно такой! Игрок! Рисковый парень. И…

— Столько комплиментов сразу!

Оливия не обратила на его слова никакого внимания.

— Уж поверь мне, любая юная леди предпочтет тебя твоему дядюшке.

— И снова комплимент.

— Однако если у него появится наследник, ты ничего не получишь. И как ты думаешь, станут ли они рисковать с тобой вместе? Красавец-повеса, который лишь возможно унаследует состояние, против дородного пожилого джентльмена, но уже с деньгами и титулом.

×
×