Поцелуй в новогоднюю ночь (СИ), стр. 7

— Кроссовки тридцать пятого размера, — не обращая на оглядывающихся людей, громко возвестила я. — Шубка сорок второго…

Одев подругу из другого мира, усадила её на лавочке у нашего офиса и попросила:

— Прости, что вытащила сюда…

— Шутишь?! — подскочила она и, разрыдавшись, обняла меня: — Спасибо, что спасла!

— От чего? — опешила я.

— Третье испытание, — утирая мокрые щёки, отстранилась она. И, потупившись, призналась: — Я не справилась.

Сначала я испытала облегчение: всё было! И Лекс на самом деле существует, он ен плод моего воображения. Но потом обеспокоилась:

— Что с тобой произошло? Я так и не поняла сути этих так называемых «испытаний».

— Ты же иномирянка, — сквозь слёзы улыбнулась она. — Лита на это и рассчитывала… Признаю, я тоже. Это мне нужно просить прощения, Дина. Ты лучше чем я.

— А можно поподробнее? — насторожилась я. — В тот момент, когда мы с Лексом вернулись на драконе, всё вдруг исчезло. Я оказалась в своём мире. И всё. Как это может быть испытанием?

— Просто, — кривилась она. — Если для тебя это было самое худшее. Каждая из нас оказалась в своём кошмаре… — Губы её снова задрожали, а глаза наполнились слезами. — Я не смогла выбраться оттуда и осталась бы навеки, если бы не ты. Спасибо!

Она снова обняла меня, а я судорожно перебирала возможности переместиться к принцу… Потому что поняла — Ирилия права! Так случилось, что я влюбилась в своего таинственного принца из другого мира и подсознательно желала бы остаться с ним навсегда. Вернуться в свой мир постепенно превратилось из желания в страх. И он реализовался.

Я скучала по драконятам, переживала, как они там без Шерхана. Даже волновалась о судьбе браконьера и хотела увидеть его строптивое средство передвижения.

— А как же Лита! — вскочила я. — Она тоже… В своём самом жутком страхе?

Ирилия кивнула и поёжилась. Я же хлопнула в ладоши:

— Надо её спасти.

— Она тебя не поблагодарит, — сухо предупредила девушка. — Лита сделает всё, чтобы пройти испытания и стать королевой. Ведь её выбрал первый принц! Если попытаешься ей помочь — пожалеешь. Особенно теперь, когда пробудилась твоя магия. Мой тебе совет — оставь всё, как есть.

— Один раз я уже сделала так, — горько возразила я и потянула девушку в сторону парка. — И очень об этом жалею. Поверь, лучше открытая борьба, чем замалчивание. Если Лита попытается как-то мне навредить — я буду бороться. Но сделаю так, как считаю правильным.

Осмотрелась по сторонам и, убедившись, что никого кроме нас с Ирилией нет, крикнула:

— Лита! 

Глава 8

Не зря Ирилия боялась, что Лита попытается выставить всё так, будто я помешала ей пройти испытание. Но, отбив пару огненных атак (да-да, я уже умею вызывать огнетушитель!), я призвала девушку вести себя прилично… И приехавшая машина с дюжиной бравых пожарных была мне в помощь.

Пришлось им наврать, что Лита — иллюзионист и пиротехник в одном флаконе, чтобы её не арестовали. Но штраф всё же нам выписали. И немалый, что отрезвило девушку. Оказалось, к деньгам она относится очень трепетно.

— Сколько это в золоте? — допытывалась она и тут же гордо кивала: — Я всё тебе верну, когда стану королевой!

— Давай, ты не будешь плеваться огнём и наращивать свой долг, — шипела я и, махая пожарным, тянула иномирянок к стоянке такси. — А лучше подумаешь, как нам вернуться в мир драконов к нашим женихам.

На этих словах все приуныли. Я уже пыталась воспользоваться своей новой способностью и кричала имя своего принца, но ничего не произошло. Мне не попасть к нему, ему не прийти ко мне — что же делать?

— Знаю! — подскочила я на сидении такси. — Поцелуй на Красной площади… Надо дождаться следующего Нового года и…

— Стой, — осадила меня Лита. — Ждать год в чужом мире?

— Если не нравится, я могу вернуть тебя туда, откуда вызвала, — хищно улыбнулась я.

Да, я этого не могла, но знать девушке это не обязательно, — судя по тому, как она побледнела, её это впечатлило. А мне лишь нужно держать с этой «королевой» ухо востро.

— Вы владеете магией, — обратилась к ним, когда мы приехали в мою скромную квартирку. — Давайте подумаем, как провести этот год как можно комфортнее и интереснее для всех!

После долгих и бурных обсуждений, Лита выбрала…

Нет, она не стала иллюзионисткой. Удивительно, но девушка пошла работать в ту команду пожарных, которая к нам приезжала. Оказалось, что Лита не только может создавать огонь, но и довольно неплохо справляется с ним без подручных средств.

Я с гордостью повесила на стену нашего скромного жилища вырезку из газеты, где наша красотка спасает малышку из горящего здания. Когда зазвонил телефон.

— Руслан? — удивилась я.

— Ты обещала встретиться, — обвинил он, — а сама не отвечаешь на звонки.

— Прости, последние дни… недели были совершенно сумасшедшими! Ох, время так бежит.

Я посмотрела за окно, где по улицам текли ручьи, а на деревьях набухали почки. В воздухе пахло весной, и это наполняло энтузиазмом, ведь за весной придёт лето, потом будет осень и зима… Я так ждала Новогодней ночи, что не могла думать ни о чём другом.

— Хорошо, давай встретимся в студии Рыбки сегодня, — сдалась я. — Всё равно приеду за Иришкой.

После работы я всегда забирала подругу, ведь если Ирилии не проконтролировать, девушка будет работать сутками. Они с подругой Руслана быстро сошлись и нашли общие темы для разговора. Более того, через месяц решились открыть студию. Моя Ирочка с необычной внешностью оказалась очень востребованной моделью, а Антонина (невеста Руслана), смогла пойти дальше селфи в инстаграм и реализовать свой талант фотографа.

— Что ты хотел?

Как ни старалась себя убедить общаться с бывшим помягче, ничего не получалось. Даже с Тоней мы если не подружились, то стали хорошими знакомыми, а Руслана простить так и не удавалось.

— Меня гнетёт кое-что, — он сел на стул и посмотрел на свою невесту. — Эй, Рыбка, долго ещё?

— Пару снимков, Русик, — не отвлекаясь от процесса, промурлыкала она.

На языке Тони это означало — часа полтора или всю ночь. Руслан понимающе улыбнулся и снова посмотрел на меня.

— Ты изменилась, Дина. Причёска другая, платье сильное, туфли на каблуках. Стала такой твёрдой, уверенной, бескомпромисной…

— Я всегда такой была, — возразила я. — Но ты не замечал. Лишь дала слабину, когда ты ушёл.

— Нет, — покачал он головой. — Я не уходил. Просто… — Он сцепил руки и вздохнул. Не глядя на меня, пробормотал: — Я дурак, Дина. Хотел доказательств твоей любви. Вот и…

У меня дыхание перехватило. Что?! Каких доказательств? Я поехала за ним, родных бросила, мечты забыла.

— …Вот и сделал вид, что с Тоней. В больнице понял, что повёл себя скотски, но было поздно — ты ушла.

— А ты ждал, что я буду ей волосы выдёргивать, а тебе лицо расцарапаю? — деревянным голосом уточнила я.

— Примерно, — скривился я. — Но ты гордая. Как кошка! Я никогда не чувствовал, что ты полностью моя, словно ты можешь в любой момент встать и уйти без единого слова. Будто я тебе и не нужен.

Я медленно дышала, словно пропитываясь правдой, принимая её в себя.

— А знаешь, — неторопливо ответила я. — Ты прав. Именно так.

— Что так? — глянул он так же, как в ту ночь, перед тем, как поцеловать Тоню.

— Прощай, Руслан, — поднялась я и искренне добавила: — И будь счастлив. Вы с Рыбкой отличная пара, прекрасно дополняете друг друга.

— Ты простишь меня? — напряжённо уточнил он.

— Честно? — оглянулась я и улыбнулась: — Я очень тебе благодарна. Если бы не ты, я бы никогда не узнала, что такое настоящая любовь. Когда не делаешь что-то для кого-то, а мечтаешь идти к мечте рука об руку. Вместе! Душой, сердцем, телом. Миром! Не жертвуешь, а получаешь. Не ждёшь, а идёшь навстречу.

— Тот третий сын? — нахмурился он. — Ты о нём сейчас говоришь?

— Лекс, — улыбнулась я, желая чаще произносить имя того, кого каждую ночь видела во сне. — Мой жених. Моя единственная любовь.

×
×