Двенадцать Месяцев. Декабрь, стр. 4

В этот момент Настя вспомнила, как два года назад бабушка возила ее встречаться с другими девушками клана, которые тоже могли стать спутницами для Месяцев. И больше всего ей запомнилось, как эти самые избранницы перешептывались, что совсем не против вложить в это слово совсем иное значение. При условии, что Месяц будет молодым да красивым. А Анастасия слушала их украдкой и все удивлялась их глупости.

«Как они могут быть молодыми, если живут уже много веков?»

– А что же ты не ешь ничего? – всплеснула руками Надежда Федоровна. – Наверняка голодная совсем с дороги-то? Не стесняйся, кушай, да иди, спать ложись. Завтра будет тяжелый день для тебя.

Насте ничего не оставалось, кроме как последовать совету женщины, хотя от таких известий кусок в горло не лез. Всегда трудно быть «последней надеждой». Слишком многое зависит от твоих действий и решений. Да только как не волнуйся и не трясись, а деваться некуда.

Когда же тягостный для нее ужин подошел к концу, Анастасия попрощалась со всеми и отправилась к себе в комнату. От полученных за сегодня впечатлений и нервного напряжения, Настя думала, что не сможет уснуть еще долго. Но как легла, так незаметно для себя провалилась в сон без сновидений.

Проснулась она бодрой и с улыбкой на губах. Закинув руки за голову, сладко потянулась, да так и застыла в нелепой позе.

«А это еще что такое?» – непонимающе уставилась на белый балдахин. – «Откуда?»

Резко приподнявшись, Настя с удивлением стала осматриваться. Вчера ложилась спать в выделенной ей комнате в доме Никиты Андреевича. А проснулась почему-то в совершенно другой, полностью белой. Особенно заворожили ее стены, которые сверкали на солнце, заглядывающем через большое окно, словно искрящийся бликами снег.

Да и обстановка здесь была совершенно иной.

– Наконец-то ты проснулась, дитя, – раздался красивый женский голос, заставив Настю вздрогнуть от неожиданности.

Глава 2

Испуганно развернувшись в направлении прозвучавшего голоса, Настя с удивлением посмотрела на невероятно красивую женщину, сидевшую на диване возле еще одного окна.

Беловолосая и белокожая, тем не менее она не выглядела «бледной молью». Наоборот! Твердый взгляд синих глаз и гордая осанка – нежданная гостья своим видом напоминала Насте особу королевских кровей. А уж длинное платье фиолетового цвета, отороченное по лифу серебристым мехом, очень выгодно оттеняло ее необычную красоту. От этого девушка еще больше смутилась. Представив, как выглядит после сна, Анастасия мучительно покраснела и подтянула пуховое одеяло повыше к груди.

– Что же ты испугалась так? – по-доброму улыбнулась женщина. – Или я страшная такая?

Незнакомка хитро прищурилась.

– Нет, что вы! Совсем нет, – горячо воскликнула Настя, мигом забыв о своем смущении. Больше всего ей бы не хотелось обидеть эту сказочную красавицу.

– Тогда в чем дело? Что так гложет тебя?

– Я… – и застыла в нерешительности.

– Испугалась, когда поняла, что находишься совсем в другом месте, – уверенно закончила за нее собеседница. – Не стоит, дитя, все хорошо. Просто я перенесла тебя в наш мир, пока ты спала. Отсюда – из моего дома, сыну моему Декабрю, будет сподручнее забрать свою спутницу.

– Матушка Зима! – ахнула Настя, поняв, наконец, с кем беседы ведет.

– Что ж ты опять так пугаешься? – рассмеялась Зима. – Вставай скорее, скоро завтрак принесут.

И только она сказать об этом успела, как прямо перед ними вихрь снежный появился. А когда исчез он, предстала пред ними девушка, словно изо льда сделанная. Да только лед тот мягкий да подвижный, судя по плавным движениям ледяницы. Молча расставив на столе все, что принесла с собой на подносе, порождение магии зимней низко поклонилась Зиме, да вновь в вихре исчезла. А Настенька как завороженная все на то место смотрела, где только что ледяница была. Уж такого дива она точно никогда не видывала!

«Волшебство! Действительно другой мир!»

– Понравилась тебе прислужница моя? – глядя на восхищенную таким чудом девушку, поинтересовалась Зима.

– Очень! – искренне ответила Анастасия, с восторгом посмотрев в глаза хозяйки дома.

– То ли еще будет, – загадочно улыбнулась Зима, да рукой приглашающе махнула. – Проходи к столу. Негоже, если все остынет, для тебя старались.

Смущенно улыбнувшись и головой кивнув, Настя огляделась по сторонам, ища, что бы на себя надеть. Не будет же она в одной ночной рубашке расхаживать. Заметив на краю кровати белый халат, она неуверенно глянула на Зиму. Дождавшись утвердительного кивка, закуталась в него, да и присела на диван рядом с хозяйкой. А та ей уже и чашку с чаем горячим протягивает, да блюдце с пирожками подсовывает.

– Кушай, кушай, не стесняйся, – приговаривает Зима, с улыбкой глядя на то, как осторожно Настя чашку к себе подносит. – Чай у нас на малиннике настоян, а пирожки в печи делались. У вас, наверное, давно уж нет такого. Все по технологиям, конвейерами этими гоните, без души, – воздохнула она, наливая и себе ароматного напитка.

– Делаем, – согласилась Анастасия. – Только бабушка моя, Екатерина Викторовна, тоже в печи готовить любит, и меня научила этому.

– Ох, хорошо-то как, – обрадовалась хозяйка зимняя. – Значит, быстрее с Декабрем сладите. Уж очень любит он выпечку домашнюю.

Настя на последних словах таких чуть чаем не подавилась. Как-то позабыть успела за всеми чудесами, для чего она здесь, расслабилась. А тут-то ей и напомнили… От такого и аппетит пропал. Отодвинула Анастасия блюдце с пирожками, да пригорюнилась. Все страхи мгновенно на место вернулись.

– Опять испугалась? – вздохнула Зима, беря ее руки в свои. – По́лноте, не стоит оно того. Сын мой добрый, да веселый. Месяц праздничный ведь.

Чуть успокоенная такими словами, Настя кивнула, да по сторонам огляделась:

– Мне бы одеться, а вещей своих найти не могу.

– Так нет их тут. Все у Никитушки в доме остались. Не понадобятся они тебе здесь.

– А как же…

– Не волнуйся так, – весело отмахнулась Матушка Зима. – Мы тебе новую подберем, еще краше прежней. Прости, Настенька, но твоя прежняя одежда не слишком подходит для нашего сказочного мира.

– Сказочного? – тихо переспросила девушка, удивленно посмотрев на Зиму. – Он совсем не наш?

Зима вздохнула.

– Как случилась та беда, так и принято было решение отгородиться от людей завесой, чтобы сохранить сказочных существ, дать в себя прийти, возродиться… Разделены наши миры.

«Значит, другая реальность!»

Настя даже застыла, вся обратившись в слух. Она так хотела узнать, что же случилось тогда. Почему их клан, да и, как оказалось, других людей, кара постигла такая? Что скрывает их прошлое, какую тайну ужасную? Да только спросить постеснялась.

Но тут Зима Матушка сама разговор тяжелый начала. Как не воспользоваться возможностью такой, не выяснить все?

– Матушка Зима, расскажите, – взмолилась девушка, крепко сжав руки хозяйки приветливой. – Поведайте тайну, прошу.

– От чего ж не рассказать, Настенька. Расскажу, – согласилась Зима. – Ты только кушать не забывай.

Анастасия тут же с готовностью ухватила чашку, пригубив теплый чай. Любопытство любопытством, а хозяйку обижать негоже. Зла она ей не делала, только добром и лаской одаривала. Так неужели можно отказать ей в такой малости, угощение не приняв? А Зима тем временем вздохнула глубоко, глаза прикрыла, с мыслями собираясь, да и начала рассказ свой грустный:

– Давно это было, Настенька, очень давно. С той поры много зим и весен прошло. Лето жаркое не раз в свои права вступало, да осень золотая урожаем одаривала. Тогда еще постоянно у Месяцев спутники из вашего клана были. Помогали, за хозяйством смотрели, да не давали в силе раствориться, когда дети мои сезонную волшбу творили.

Зима задумалась, припоминая.

– В ту пору у сына моего, Февраля Месяца, в спутницах была Арина – девушка красивая да шустрая. Везде поспевала, помощницей хорошей была. Он на нее нарадоваться не мог, баловал постоянно, подарками одаривал. Да и она его привечала всегда, ласково улыбалась так, с восхищением смотрела, – у Зимы из глаз слезинки две скатились, льдинками стали, да упав, мелкими осколочками по полу разлетелись.

×
×