Двенадцать Месяцев. Декабрь, стр. 10

– От того, Настасья, что все же люди вы, хоть и с даром особым, – ответил снежный человечек. – Не выдерживаете вы больше десяти лет службы такой. Тяжело это – Силу стихийную через себя пропускать, равновесием служить.

Заметив, что девушка сидит, не двигаясь, взгляда от него не отрывая, Снеж вновь наполнил чашку чаем, да к Насте пододвинул.

– Много спутников погибло поначалу, пока поняли, в чем причина, – печально покивал головой снежный человечек. – Ограничили тогда срок службы вашей. А потом уж и пророчество появилось, об… истинных спутниках Месяцев.

Глава 4

Настя задумчиво наблюдала за тем, как от чашки с чаем поднимается слабый пар, разнося по помещению сладковатый аромат липы. Сжав вмиг похолодевшими ладонями глиняные бока и зажмурив глаза, девушка пыталась успокоиться.

«Не ожидала!..»

Не была готова к тому, что все окажется не так волшебно и сказочно. Прошлое, обросшее множеством красивых легенд, как выяснилось, скрывает немало страшного: и разлуку, и боль, и даже смерть.

– И что же за пророчество такое? – оторвав взгляд от чая, с затаенной болью посмотрела на снежного человечка. Но лучше разом узнать все особенности нового статуса – неприятных сюрпризов хотелось меньше всего.

– О том, Настенька, что появятся однажды у Месяцев спутники истинные, – тихо проскрипел Снеж, с сочувствием на девушку поглядывая. – Через боль и страх, через надежду и любовь обретут они связь истинную. Будут властвовать в сердцах их безраздельно, свои взамен отдав. И отметят Месяцы их стихиями своими, одарив силой невиданной. Станут те спутники неотделимы от них: сама Смерть отступит, Жизни место уступив.

– Неужели за все время никто сердец Месяцев не тронул? – Анастасия с удивлением смотрела на Снежа. – Если по десять лет служили, это ж сколько людей из нашего клана перебывало у них?

– Привыкали, конечно, было такое. А вот любить… – Снеж смущенно потер ручкой свой нос. – Только Май в своего влюблена была. Но тот лишь уважение великое испытывал к ней. Да если бы и любил, страшно подумать, что бы приключилось тогда, попробуй она его стихией пометить. Ведь в пророчестве оговорка есть.

– Какая? – нахмурилась Анастасия.

– А это только Матушка Земля ведает, да никому не говорит, – развел ручками снеговичок. – Сказала, что не ко времени знание это. Тем и успокоила Месяц Май, пообещав, что счастье свое обретет она еще. Да только госпожа Милада до сих пор плачет о спутнике своем. Хоть и смирилась, а душа все равно болит по утрате.

– А спутницы хозяина нашего, Декабря Месяца? – поинтересовалась Настя, окончательно отодвигая от себя угощение. Чем больше узнавала девушка, тем серьезнее вырисовывалась ситуация с ее настоящим.

После такого рассказа аппетит совсем пропал. Уже не радовал ни чай вкусный, ни варенье с пирожками. На сердце и вовсе неспокойно стало: оно то тревожно замирало от ощущения какой-то безысходности, то ускорялось, пускаясь вскачь от предчувствия беды. Как бы Настя не старалась успокоиться, а все равно грудь сжимало спазмом страха, мешая дышать. Вконец, разнервничавшись, спрятала руки под стол, чтобы снежный человечек дрожи их не заметил.

– Любили, – ответил Снеж, и так жалобно посмотрел на девушку, словно это он виновен был в появлении крепких чувств у спутниц. – И Агафья, и Злата, и Ксения, все любили. Да так крепко, что смотреть на них временами больно было. Чем ближе срок подходил, тем печальнее становились, все с надеждой на хозяина нашего посматривая.

– А он? – шепнула девушка, сжав под столом ладошки в кулак.

– Он все видел, все понимал, да только…

«Не любил», – мысленно закончила за него Анастасия.

И такая злость в ее душе поднялась на Декабря, да обида за соклановок своих! Хоть умом и понимала, что не виновен он. Просто слишком красив, слишком силен, слишком… совершенен. Такого попробуй не полюби.

А все ж сердечку девичьему не прикажешь, кого осуждать, а за кого и переживать.

– Расстроил я тебя совсем, ты уж прости, Настенька, – грустно проскрипел Снеж. – Не хотел я этого.

– Что ты! – воскликнула девушка, осторожно ручку его погладив. – Нет твоей вины в этом. Наоборот – благодарна я, что не утаил правды. Просто… Тяжело слушать о печалях чужих. Подумать надобно…

«Как бы самой судьбу предшественниц не повторить!..» – мысленно договорила Настя.

– Думай, думай, девонька, – согласился снеговичок, приободрившись. – Только на хозяина не серчай. Хороший он у нас – добрый да веселый!

С ответом девушка не нашлась. Ей необходимо было время, чтобы в покое и уединении обдумать рассказы Снежа. И принять горькую истину: нельзя влюбляться в Месяца! А из этого исходя, уже и решить, как действовать и вести себя с Декабрем дальше.

Поблагодарив за угощение, Анастасия отправилась к себе переодеться. Да только не усидела в комнате. Мысли сумрачные гнали прочь, покоя не давая. Покинув комнату, девушка принялась бесцельно бродить по коридорам, скользя равнодушным взглядом вокруг и пытаясь успокоиться.

«Как же быть мне? Как печальной участи предшественниц избежать и клан свой не подвести?»

Не радовали Настю ни картины необычные, то метель, то лес, снегом укрытый, то гулянья праздничные, зимние изображавшие. Ни вазы расписные, изо льда сделанные. Ни цветы необычные, словно собравшие в себя весь спектр радужный. Проходя мимо красоты такой, Настенька только вздыхала тяжко, да взгляд отводила. Все переживала о спутницах бывших, боясь представить, как больно, одиноко и тоскливо им было.

«Ведь хорош! Ой, как хорош собой хозяин их, Декабрь Месяц! В такого влюбиться легко, сама не заметишь, как пропадешь, в глаза голубые засмотревшись. Где же им устоять было, глупым?»

Настя сама любовалась им, облику Месяца поражаясь. Вот уж действительно – сказочный красавец! Только после историй Снежем рассказанных дала себе зарок не совершать ошибок предшественниц своих, уберечься от боли сердечной.

Так и бродила Анастасия по дому, словно тень. Сама с собой договариваясь, да сердце «упрашивая» глупостей не совершать. А когда к окну случайно подошла, морозцем витиевато расписанному, заметила, что стемнело давно – звезды в небе зажглись.

«А он так и не вернулся…», – всматриваясь во мглу ночную, опомнилась девушка.

Что бы не твердила она себе, убеждая, что все хорошо будет, а беспокойство не уходило. Грызло изнутри, снедая волнением и вырываясь наружу нервной дрожью и частыми вздохами. Страшно Настеньке за Месяца стало. Да и за себя заодно…

«А вдруг что-то серьезное приключилось? Не справится Декабрь? Если его стабилизировать надо будет?» – обучать-то ее обучали, все подробно рассказывая, только ведь практика – совсем иное дело.

И так Настя в мысли свои мрачные погрузилась, что не заметила, как в гостиную вошла. А там… свечи горят, создавая атмосферу волшебного праздника! Анастасия с любопытством осмотрелась, отмечая, как все разительно изменилось в новом освещении, став уютным и умиротворяющим. На удивление именно атмосфера этого места (а в воздухе, дополняя расслабляющее влияние мерцающих свечей, витал знакомый каждому с детства аромат мандарин!) помогла девушке успокоиться. По губам скользнула счастливая улыбка, согревая теплом и прогоняя из сердца печаль да тревогу. Отчего-то именно тут на Анастасию снизошла уверенность: все будет хорошо!

Боясь утратить это ощущение, Настя прошла вглубь комнаты, сняла туфельки и забралась с ногами на диван, пристроив голову на мягкую спинку. Свернувшись клубочком, решила дождаться здесь Декабря Месяца, да, незаметно для себя, и уснула.

И приснился ей сон! Словно в гостиную открылась дверь, заглянул в нее Снеж, а за ним и Декабрь зашел. Приблизился он, присел рядом, задумчиво глядя на Настеньку. На руки взял и понес куда-то. А Насте тепло и уютно в его объятиях. Только руку приподняла, за шею обнимая, да носом в плечо уткнулась, вдыхая аромат свежести морозной. Лишь один раз встрепенулась, когда ее на кровать положили да одеялом укрыли.

×
×