И четверо ангелов за спиной (СИ), стр. 21

— А можно встретиться в твоей новой квартире, — предлагает Даша, — Я хоть посмотрю на твоё новое жилище. Заодно — успокоюсь.

Прикусываю губу. Вообще, Давид запретил мне приглашать кого-либо в пентхаус. По крайней мере — в ближайшее время.

Но если Даша увидит, какая красота меня теперь окружает, она действительно успокоится и перестанет переживать за мою безопасность.

— Дай мне пять минут, и я перезвоню тебе, хорошо? — решительно выходя в коридор, произношу в трубку.

— А что произойдёт через пять минут? — удивляется Даша.

— Просто подожди немного, — мягко предлагаю и скидываю звонок.

Иду в гостиную, надеясь застать Давида там. Собственно, застаю, — но не одного, а за разговором с Яном.

Мужчины, завидев меня, прекращают общение и разворачиваются ко мне.

— Давид, у меня есть к вам просьба, — начинаю издалека, улыбнувшись Яну.

— Слушаю вас, — произносит тот.

— Моя подруга… Даша… очень переживает за меня. И, чтобы она, наконец, успокоилась, я хочу пригласить её к нам завтра на обед. Это возможно?

— Я так понимаю: вас её волнение сильно напрягает, — замечает Ян, внимательно глядя на меня.

— Оно не может не напрягать — когда дело касается близкого человека, — произношу ровно.

— Может, — коротко отвечает Ян.

Даже немного удивленно смотрю на него: он сейчас спорит со мной или делится опытом? Почему я чувствую в этом ответе какой-то скрытый вызов?

И, что самое главное, вызов — чему?..

— Хорошо, — киваю, глядя в пол, — и, тем не менее, я бы хотела, чтобы она получила шанс удостовериться, что со мной всё в порядке.

— Это ваша инициатива? — продолжая удивлять меня уходом от ответа на конкретную просьбу, спрашивает Ян, — Эта встреча?

Так… с кем конкретно мне вести переговоры по этому поводу?.. Почему на мой вопрос, обращенный к Давиду, отвечает Ян?.. Мне теперь к нему со всеми просьбами обращаться?..

— Это имеет значение? — спрашиваю, подняв взгляд на своего личного тренера.

— Сколько ещё у вас друзей, которых необходимо успокоить в ближайшее время? — спрашивает Давид, впервые подавая голос.

— Что? Почему вы спрашиваете об этом? — нахмурившись, уточняю.

— У вас не так много времени, чтобы успеть вникнуть в курс дел вашего дедушки, — поясняет Давид, — мне просто нужно понять, какое количество званых обедов придётся провести в ближайшем будущем — и есть ли возможность всех их объединить?

— Кажется, я понимаю… — протягиваю, отводя взгляд, — хорошо, давайте так: вы позволите мне привести в дом Дашу, а я в ответ обещаю начать активно вникать во все внутренние процессы компании.

— О, а вы умеете торговаться, Анна! — то ли с легким восхищением, то ли с легкой издевкой, замечает Ян.

Скорее, могу понять, чего конкретно от меня хотят. И то — не всегда.

— Ваш ответ? — смотрю Давиду в глаза.

— Вам необходимо будет вникнуть не только во внутренние, но и во внешние процессы, — ровным голосом произносит мужчина.

— Хорошо, я начну вникать во все процессы — и внутренние, и внешние, — послушно повторяю.

— К тому же вам необходимо начать приводить себя в порядок: посещение тренажерного зала и общение со стилистами так же должны быть добавлены в дневной график, — так же ровно продолжает Давид.

— Не считаю себя особо запущенным случаем, но, так и быть, соглашусь: свободного времени у меня на этой неделе достаточно, — припоминая своё собственное решение взять небольшой отпуск на работе, отвечаю ему.

Возвращаться туда после случая с Артёмом…

…пока нет желания. Лучше немного отдохнуть и прийти в себя здесь, дома.

Хорошенько всё обдумать…

Перевожу взгляд на Яна и вспоминаю о данном пару секунд назад обещании: с таким загруженным графиком «всё обдумать» вряд ли получится. Просто времени не хватит.

— Тогда по рукам, — Давид протягивает мне свою ладонь, — даю разрешение на визит вашей подруги взамен на обещание с вашей стороны — слушаться меня и следовать расписанию.

— Расписанию? — поднимаю бровь.

— Составлю его сегодня же — перед сном, — улыбается одними губами мужчина.

Тяжело вздыхаю.

— Хорошо, будь, по-вашему. С завтрашнего дня я — сама прилежность и само послушание, — киваю, протягивая свою руку в ответ.

— Про прилежность — это ваши собственные слова, — замечает Давид, пожимая мою ладонь.

— Я уже в курсе, что продешевила, — кисло отзываюсь.

— Кажется, я стал свидетелем исторического момента, — протягивает Ян, глядя на нас обоих.

— Вы о моём фиаско? — бормочу, поджав губы.

— Я о вашем первом заключенном договоре, — улыбается мужчина.

Усмехаюсь, принимая подкол на свой счёт. Да, я пока совсем не делец…

А затем вспоминаю про Дашу.

Она, наверно, уже все ногти сгрызла — ожидая моего ответа!

Тут же делаю дозвон, отходя от мужчин.

— Почему так долго?! — взволнованный голос подруги подтверждает мои мысли.

— Это заняло меньше пяти минут, — успокаиваю Дашу, а сама надеюсь, что завтрашняя встреча пойдёт всем нам на пользу. И мы, наконец, вернёмся к тому времени, когда…

На пару секунд выпадаю из разговора и думаю о «точке возврата».

Кажется, эти координаты уже не настолько чёткие, как мне казалось раньше. Было ли всё хорошо несколько дней назад — когда я ещё не получала писем от Давида?..

Было ли вообще когда-нибудь «всё хорошо»?

Глава 7. О дружбе…

Утро!

Резко поднимаюсь, ощущая, как забилось сердце.

Быстрый побег до душа и такой же быстрый забег — обратно. Затем — выбор одежды.

Раньше всё было проще. Вещей просто было меньше. Теперь это занимает время.

Интересно, сколько минут тратят богатые люди на то, чтобы одеться к завтраку?.. Лично мне до завтрака нет дела — возможно, я вообще его пропущу, потому что до обеда мне кусок в горла лезть не будет. Хотя нет! Нужно добежать до Вячеслава и предупредить его о том, чтобы постарался. Или это не очень вежливо?.. Он же всегда отлично готовит…

Боже, почему всё так сложно?!

— Анна?.. — раздаётся голос Давида со стороны коридора — после вежливого стука в мою дверь.

— ДА! — кричу, взволнованно глядя на огромное разнообразие одежды в моём гардеробе и совершенно не понимая, что из этого мне следует надеть на встречу.

— Вы… — голос Давида резко стихает, вот только — почему он звучал так близко?

Разворачиваюсь и застываю, глядя на растерянного мужчину. Я что, впустила его?.. Стремительно прикрываю свою шелковую ночнушку, не менее растерянно глядя на мужчину в ответ.

— Прошу прощения, я думал, что вы разрешили войти, — Давид тут же отворачивается, останавливаясь спиной ко мне.

— И я прошу прощения. Я сильно нервничаю из-за обеда… потому крикнула «да», не подумав, — отвечаю, нашарив рукой халат и быстро запахнувшись.

— Вы выбираете одежду для встречи?.. Поэтому не идёте на завтрак? — догадывается Давид.

— Я, наверно, совсем его пропущу, — делюсь с ним, переводя взгляд на вешалки с одеждой, — у меня голова раскалывается от сложности выбора.

— Нет, пропускать завтрак — никак нельзя, — качает головой Давид, затем спрашивает мягко: — вы позволите?

— Да, конечно, — не совсем понимая, чего он хочет, соглашаюсь.

Тогда Давид продвигается к гардеробной спиной ко мне, поднимает руку, перебирает пару вешалок с одеждой и в итоге достаёт синий комбинезон в полуклассическом стиле без рукавов и с поясом на талии.

— Это подойдёт лучше всего, — не глядя протягивая мне вешалку, произносит он.

— Какая мягкая и легкая ткань, — удивленно щупая предложенный вариант, негромко замечаю, — но это не слишком официально?.. В смысле…

— Вы можете надеть лоферы или сандали вместо шпилек, а если и с ними этот наряд покажется вам слишком деловым — выберите кружевные эспадрильи, — убивая меня своими познаниями в моде, спокойно отвечает Давид.

— Эспадрильи? — переспрашиваю, стесняясь спросить, что такое «лоферы».

×
×