Наследница (СИ), стр. 98

— Так явно будет удобнее, — прошептал в мою шею любимый, продолжая губкой для тела гладить спину, мураша до безумия. — Теперь я могу быть уверен, что ты не соскользнёшь…

— Ты издеваешься? — Тяжело задышала я, чувствуя подёргивания внутри себя. К щекам прилила кровь. Несмотря на смущение, тело требовало большего. — Святосла-а-а-ав…

Руки мужа, уже без губки, оказались на моей груди.

Мягко сжав соски, Слав поцеловал мою шею, заставляя выгнуться от наслаждения, как кошку.

— Моя Эляяяя… — простонал любимый, когда я, не выдержав его оцепенения, стала медленно подниматься и опускаться, плавно скользя на мужском достоинстве, постепенно наращивая темп.

Гул в голове усиливался, а в животе скручивался тугой жар. Хотелось кричать от наслаждения, но муж зажал мне рот рукой, притягивая голову к себе на плечо, запрокидывая, и тихо прошептал:

— Тише, моя вредина… так кричать можно только в родном Конте. Моя Эля… не представляешь, как я тебя люблю! — Горячий шёпот свёл меня с ума, и я даже не поняла, когда Святослав поменял моё положение, прижав к бортику бассейна, вонзаясь сзади всё сильнее.

Оргазм потряс своей силой, стоило Славу приказать хриплым голосом:

— Сейчас ты испытаешь пик блаженства, для меня, моя королева… прямо сейчас!

Наше неправильное купание завершилось объятиями на огромном ложе новых покоев аквалонского замка, которые я выпросила в обмен на старые, так как в бывшие категорически отказалась даже заходить. Слишком неприятными были воспоминания.

Несмотря на то, что королевой стать мне не суждено, здесь, в объятьях Святослава де Конта, я чувствовала себя самой счастливой, самой любимой… самой настоящей королевой!

— Элечка, — Слав притянул меня ещё ближе, вдыхая запах волос, с блаженной улыбкой на губах. От выражения его лица, сердце сладко заныло. — Я люблю тебя, Эллия Александра… давно это понял… стоило тебе заплакать тогда… от укуса пчелы… так горько… так тихо, вздрагивая всем телом… ты насквозь пронзила моё сердце всего тремя словами: «Святослав, мне больно»! Я безумно влюбился.

— Слав, я тоже тебя люблю. С самого детства. Безумно ревновала к ребятам, даже к своему родному брату. — Мне было неловко признаваться в одной вещи, но я знала, что муж не начнёт смеяться, когда узнает о моей осведомлённости. — Хочу сказать… я знала о пчеле и вашем с Фредериком плане на мою «извечно не наказанную задницу», — лицо Слава изумлённо вытянулось. — Конечно, само нападение я прозевала, но безумно сейчас рада этому. Страшно подумать, чтобы со мной стало, если бы не ты и твоя любовь, которая оберегала меня в Эльвестейне!

— Не думай об этом, — Святослав, быстро поцеловал меня в висок, укоризненно посмотрев в глаза, — я всё равно полюбил бы тебя, пусть без того укуса… чуть позже, но полюбил, — убеждённо кивнув чему-то, Слав запустил руку под подушку, вытаскивая моего игрушечного рыцаря, которым так часто играл сын начальника стражи, когда мы проводили время в игровой много лет назад, — потому что, несмотря на внешнее недовольство, мне, ещё до покушение на тебя с пчелой, нравилось быть твоим рыцарем и спасать твою принцессу от всех драконов! — Смех рвался наружу, но я сдержалась, закусив губу от старания, пока единственный друг детства, ставший любимым и единственным мужчиной, которого приняло моё сердце, уныло улыбнулся, — так хотел её найти. Сегодня обыскал всю детскую… не хочется думать, что дикие затягали…

«Всё»! — Громко расхохотавшись, прижалась к мужской груди, в перерывах целуя шрамы любимого, оставленные волколаком.

— Любимый, никто мою принцессу не украл. — Вскарабкавшись на мужа, нагнулась к нему, даря отвлекающий поцелуй и быстро доставая уже из-под своей подушки потрёпанную принцессу, прошедшую со мной нелёгкий путь от Авалона к Конту и обратно. — Я сберегла её для рыцаря.

Мы, как два ребёнка, уставились друг на друга блестящими от счастья глазами, медленно поднося рыцаря и принцессу для игрушечного поцелуя, а потом громко расхохотались.

Смех из окон покоев графини и графа де Конт слышался ещё долго, вызывая у мимо проходящих слуг, стражей и придворных радостные искренние улыбки.

В недрах замка стучало Сердце Мира, мягко и успокоено. Теперь, чтобы не ждало впереди юную Эллию Александру и его стража — оно было спокойно. Не наследная принцесса обрела веру и подарила, без страха и сомнений, безграничное доверие своему любимому, по-настоящему достойному его.

Счастье приходит к тем, кто способен учиться на своих ошибках, и Святослав, и Эллия, доказали, что своё счастье они обрели заслуженно.

Глава-Бонус

Германия. Федеральная земля Северный Рейн — Вестфалия.

Частная медицинская клиника недалеко от Дюссельдорфа.

Несколько месяцев спустя…

Герхард Бауэр просматривал финансовый отчет за текущий месяц.

В общем-то, всё было не так и плохо, но могло бы быть лучше.

Герхард отложил лист с отчётом и углубился в экран монитора. Не

Неожиданно раздался звонок на стационарный телефон. Герхард поднял трубку:

— Бауэр слушает.

— Герр Бауэр, с Вами говорит личный секретарь миледи Александры Элининг.

Герхарда моментально бросило в холодный пот. Даже ладони вспотели.

— Я Вас внимательно слушаю, фрау… — Герхард постарался, чтобы голос не дрогнул.

— Анна.

— Фрау Анна! Я внимательно Вас слушаю.

— Герр Бауэр, Вы, наверное, в курсе, что миледи Александра готовится стать матерью?

— Да, фрау Анна. Об этом только ленивый не написал или не показал по телевидению.

— Леди Александра изучила достаточно внушительный список медицинских клиник, готовых представить ей свои услуги. И она остановилась на Вашей клинике. О Вас хорошо отзываются.

— Благодарю Вас, фрау Анна, за столь высокую оценку моей скромной персоны. И если миледи воспользуется услугами моей клиники, то это будет большая честь для меня и всего персонала. И хочу Вас заверить, фрау Анна, что мы сделаем всё, чтобы миледи не чувствовала у нас какого-либо дискомфорта. Мы окажем самую профессиональную помощь в разрешении от бремени.

— Мы на это надеемся. Особенно на профессиональную помощь.

— Можете даже не сомневаться.

— Господин Бауэр, есть одно условие. — В мягком до этого голосе фрау Анны, лязгнул металл.

Герхард вспотел повторно. Вытащил из нагрудного кармана платок и вытер лоб.

— Я весь во внимании, фрау Анна.

— На время нахождения миледи в Вашей клинике, никто не должен контактировать с ней, кроме медицинского персонала. Никаких фото, видео и прочего. Вы меня хорошо поняли, герр Бауэр? Это будет особо зафиксировано в договоре об оказании медицинских услуг.

— Можете даже не сомневаться, фрау Анна. У нас есть отдельные секции, полностью изолированные от остальной клиники, именно для обслуживания важных персон.

— Очень хорошо, герр Бауэр. И ещё, в клинике будут постоянно находиться личные телохранители миледи.

— Но, фрау Анна…

— Это не обсуждается.

— Хорошо, фрау Анна.

— Так же по периметру клиники будут постоянно дежурить сотрудники службы безопасности. Но о них не беспокойтесь, они в само здание заходить не будут.

— Хорошо, фрау Анна.

— Что ж. Я понимаю так, что мы обо всём договорились, герр Бауэр?

— Да, фрау Анна.

— Завтра к Вам приедет адвокат миледи с договором. Внимательно ознакомьтесь. Если возникнут какие-либо вопросы, решайте их с адвокатом. У него достаточно на это полномочий. Всего хорошего, герр Бауэр!

— До свидания, фрау Анна!

В трубке давно уже звучали гудки, а Герхард всё ещё сидел, прижав её к уху. Александра Элининг, одна из самых загадочных мировых персон. Вот уже около года она будоражила умы мировой общественности. СМИ готовы были платить большие деньги за любую информацию об этой женщине. Папарацци рыли носом землю, но всё оказывалось тщетно. Имелась лишь официальная информация, которая ни о чем конкретном не говорила. Три месяца назад одно солидное издание купилось на утку, что Александра авантюристка и напечатала какую-то скандальную статью. Не прошло и часа после публикации, как в головном офисе издания появились два адвоката и выкатили изданию иск за клевету на пятьдесят миллионов долларов, с требованиями опровержения на страницах издания и принесения официальных извинений. Спустя четыре часа после публикации, сервер издания был атакован хакерами. В сети появилось много материалов о грязных делишках издания, о заказных статьях, о коррупции. С указанием имён, которые оплачивали клевету и тех, кто эту клевету стряпал. Вся финансовая деятельность была парализована. Со счетов издания исчезли миллионы долларов. К вечеру директора издания увезли на «Скорой» с инфарктом, а через два дня нашли репортёра, написавшего скандальную статью повешенным в своём доме. Рядом лежала предсмертная записка, в которой он признавался в том, что написал статью с целью прославиться и заработать денег. Что реальных фактов не было и все было высосано из пальца.

×
×