Наследница (СИ), стр. 91

Слёзы катились из глаз.

Всхлипнув, проснулась.

Святослав

Наверное, на какое-то время я потерял сознание, но дикая боль вернула меня назад в реальный мир.

Я лежал в десяти-пятнадцати шагах от Некроса. Он стоял и зажимал рану, оставленную «Пламенем». С удивлением увидел в своей руке меч. Я не отпустил его. Божественная кровь впитывалась в лезвие. Услышал довольное чавканье, а потом возмущение — «Пламень» хотел ещё! Попытался встать, но упал. Опять попытался встать, оперся на руки и подтянул колени, но вновь упал.

Богиня доползла до своего меча. «Спата», наконец, скользнула в руку хозяйке.

— Девчонка! — Вдруг закричал Некрос. В его голосе была ярость. Ярость того, кто потерял для себя что-то очень ценное. Богиня засмеялась, но её смех быстро перешел в кашель.

— Ты потерял её, старый ублюдок! Потерял. Теперь она свободна. Святослав! — Ей удалось встать на колени, она смотрела на меня. — Эллия свободна! Твоя жена свободна! — Глянула на своего родственника. — Ты проиграл.

Глаза Некроса светились багровым заревом. Кровь из раны перестала идти, но сама рана не затягивалась и сковывала его. В его правой руке опять появился светящийся меч.

— Ещё не вечер, племянница. Сначала я убью вас двоих. Давно мечтал об этом. А потом посмотрим. Сердце уже не закрывает Аквалон, так ведь?

Богиня стояла на коленях, опираясь на «Спату». Её лицо было в крови, но её разбитые губы улыбались.

— Нет, Некрос. Всё кончено. Что, рана плохо заживает после «Пламени»? Плохо. Мой Сэмюэль это хорошо знает. До сих пор шрам на груди носит. Так что, не убежишь! Твоё время вышло!

У меня не было уже сил даже подняться на руках. Лежал на полу и смотрел на Богиню. Эля свободна. Это хорошо. Значит всё не зря. Вдруг увидел, как рядом со мной в стене образовалась воронка. Её края светились разноцветными огоньками, такими же, какие роились на Сердце Мира. Из воронки шагнул дядька…

Лис

«Тебе пора» — услышал я голос Сердца. Резко встал с кресла. Сидевшая недалеко на диване Александра с тревогой посмотрела на меня.

— Мне нужно идти! Нужно всё закончить.

— Я с тобой! — не терпящим возражения голосом заявила моя Саша и встала с дивана.

Парни и Матильда смотрели на нас непонимающе.

— Анна, отмени визит Александры к губернатору штата.

— Что сказать?

— Скажи что-нибудь… А теперь, всё что вы тут сейчас увидите, должно остаться только между нами. Я могу на это рассчитывать?

— О чем разговор, Лис? Ты за кого нас принимаешь? — Спокойно ответил Серый. Близнецы закивали, полностью соглашаясь с товарищем.

— Так, ребята. Сколько мы там пробудем, я не знаю, но рожать Александра будет здесь, поэтому, пока живите тут. Ждите нас. Сейчас появится портал. Своего рода переход. К нему не подходить. Андестен?

— Понятно! — ответили парни хором. Матильда только кивнула.

Напротив меня по стенке побежали разноцветные искорки, формируя овал в полтора моего роста. Стена внутри него исчезла, словно рассыпавшись на молекулы. Там был клубящий мрак, заворачивающийся в воронку. Посмотрел на Матильду.

— Ань, за драгоценностями присмотри. Нотариальная доверенность лежит на столе в моём кабинете. Ну, всё ребята, мы пошли.

В правой руке устроился мой наградной «Стечкин». Левую руку взяла в свои ладошки Александра. Мы шагнули в переход.

Вот мы опять в подземелье. Сердце Мира всё так же переливается разноцветными огоньками и по его граням бегут блики. Слева от меня на полу лежит Святослав.

Ужасное зрелище. Доспех на нем покорёжен. В левом боку торчит рукоять меча. Лицо в крови. Рядом с его ртом натекла уже лужица.

По правую сторону от меня, метрах в пятнадцати стоит на коленях тёща, опираясь на свою «Спату». И ей не слабо досталось. Напротив меня в десятке метров стоит Некрос.

Видел я его, заточенного в Сердце. В обеих руках было по светящемуся мечу. На правом бедре серьёзная рана. Некрос смотрел на меня удивленно:

— Страж?!

— Он самый!

— Зачем пришёл?

— Поставить точку и всё закончить!

— Что ты мне сделаешь? Я — Бог. Я — один из старейших богов!

— Уже нет!

Ствол пистолета был направлен прямо в Некроса. Палец надавил на спусковой крючок. Боек под действием пружины ударил в капсюль патрона. Сдетонировав, он поджёг порох в гильзе. Пороховые газы вытолкнули пулю из ствола. Пройдя по нарезам и закручиваясь вокруг своей оси, девятимиллиметровая пуля, изготовленная в чуждом для Зеона мире, вылетела со скоростью 340 метров в секунду.

Ей было всё равно, чью плоть рвать, и чьи кости ломать: простого смертного или Бога!

Первая пуля ударила Некросу в грудь, вторая — в горло, и третья — в лоб. Один из старейших богов мира Зеона качнулся назад и замер. Потом стал покрываться позолотой, превращаясь в золотую статую. Постояв так некоторое время, статуя стала осыпаться золотой пылью, которую тут же подхватывал невесть откуда взявшийся ветерок, который стал уносить её в ответвления подземелий, идущих от этого зала.

— Прощай, дядя! — проговорила Богиня Зари, всё так же стоя на коленях и опираясь на свой меч.

— Ты как? — спросил у неё. Она только махнула рукой. Я шагнул к Святославу. Он был ещё жив, но я сразу понял, что с ним всё кончено.

Опустился на колени. Приподнял его, снял искореженный шлем и отбросил его в сторону. Обнимая, прижал к себе.

— Как же так, мой мальчик? — Проговорил, поглаживая его по голове.

— Дядька… — услышал его шёпот. — Эля свободна…

— Я знаю, мой Святослав.

— Дядька… я же всё правильно сделал?

— Да. Ты сделал всё правильно. Ты, не задумываясь, обменял жизнь любимой на свою жизнь. Отдав без сожаления, самое ценное, что у тебя было, ради своей женщины. Так может поступить только настоящий мужчина. Ты им стал, сынок.

— Спасибо… дядька…

Я почувствовал, как он расслабился. Его глаза ещё смотрели на меня, но в них уже не было жизни.

Он умер…

Ушел мой Святослав, которого я любил, как своего родного сына, и на которого возлагал столько надежд…

Глава 14

 Эллия Александра

«Пожалуйста… пожалуйста… пожалуйста!!!»

Я бежала так быстро, насколько мне позволяло избитое Некросом тело, оказавшееся наяву, так же изувечено полосами хлыста, кое-где заставившего кожу лопнуть от сильных ударов, как и во сне.

Едва придя в себя, ничего не сказала окружившим мою кровать девушкам и бабушке Моргане, вскакивая с походной постели. Я будто знала, что Святославу плохо… боялась не успеть его спасти, обнять, уберечь от удара… что угодно! Только бы держать его за руку и не отпускать!

Аквалон был совсем рядом. Передовые отряды аквитанской армии прибыли очень вовремя, бросаясь на помощь к воинам, сражающимся под командованием Святослава де Конта. Вокруг моего шатра осталось не больше дюжины элитных стражей, чтобы в случае атаки отразить нападение на наследную принцессу Аквитании, которая, как оказалось, не приходила в себя уже двое суток.

Меня не было двое суток!!!

Плевать!

Я кинулась в сторону родного города, прекрасно догадываясь, где сейчас идёт основное сражение за Аквитанию, и меня никто не стал останавливать, присоединяясь, окружая непроницаемым клином.

Не успела я выйти из лагеря, как увидела Зверя. Жеребец Слава, будто ждал меня. Покосившись одним глазом, конь всхрапнул, кивая гривой, и опустился на передние ноги.

Долго думать не стала. Запрыгнув на коня, ударила по его бокам пятками, устремляясь вперёд.

Зверь летел, как ветер. На нас никто не обращал внимания. Девушки и стражи кричали вслед, и только Ёрика быстро сориентировалась, так же взлетая на своего чёрного единорога, быстро догоняя.

— Что ты хочешь доказать? Ты подвергаешь себя опасности… Святослав первым же расстроиться…

— Я должна убедиться, что со Славом всё в порядке!

Зверь фыркнул, поддерживая, и стал наращивать скорость, приближаясь к дворцу. Конь не остановился даже на ступенях, взлетая на верхнюю площадку к огромным позолоченным дверям, словно уже бывал тут. Соскочив со спины боевого товарища моего Слава, мысленно молилась:

×
×