Наследница (СИ), стр. 64

— Итак, девушки! — проговорил самый взрослый из них, Святослав. — Поясните нам, что это за воин?

— Слав! Это Ричард! Если бы не он, нас бы здесь не было с вами. — Быстро проговорила Лидия, глядя на свою старшую сестру. Та только поморщилась.

Парни обошли груду тел. Потом уважительно посмотрели на Ричарда.

— Спасибо, брат! Спасибо за наших девчонок! — Проговорил Святослав. — Я твой должник. И не только я, мы все трое твои должники.

— Ты — граф де Конт, будущий кронпринц Аквитании! — Поморщившись, Святослав кивнул. — Ты, принц Аквитании Фредерик! — Федя кивнул. — Ты, Араторн, граф Аквитании?! — Араторн кивнул. — Я много о вас слышал, и для меня честь, здесь и сейчас видеть вас и говорить с вами.

— Забей! — Фредерик засмеялся. — Давай без титулов, а то это напрягает. Ты лучше, Ричард, другое скажи, ты запал на Валенсию?

— Федя!!! — Вопль Валенсии и Лидии слились вместе. — Засранец, ты можешь попридержать своя язык?

— А что такого, девочки?

Святослав подошел к Ричарду. Протянул ему руку:

— Ричард, добро пожаловать в нашу, как сказал один раз дядька, веселую банду!

Ричард протянул руку и пожал. (1bd23)

— Для меня это честь!

Аратон и Фредерик бросились поздравлять новоиспеченного члена своей команды. Девчонки смеялись. Они были счастливы. Молодость! Бесшабашность!

При этом Ричард обратил внимание на девушку, восседающую на черном единороге. Сам единорог уже являлся чудом. А девушка, сидящая на нем тем более. Она была обворожительно красива. Улыбалась, глядя на Ричарда. Но потом перевела взгляд на рыцарей, конкретно на принца. И Ричард увидел, как засветились ее глаза. В них была любовь, нежность и безграничная преданность. Про себя Ричард улыбнулся, она тоже любит. Но не показывает этого. Значит он не один такой, который полюбил кого-то из этой сумасшедшей пятерки…

Глава 10

 Лис

Сколько с ней живу, но все не перестаю удивляться, любоваться и, что уж тут скрывать, восхищаться ею. Вот что значит настоящая природная, как говорили на Руси, королева. Все ее движения, походка, поворот головы, взгляд, жесты, выражение лица — выверенные и идеальные, но она этого даже не осознает.

Это сидит в ней на генетическом уровне, впитанное за тысячелетия коронованных предков. Причем окружающие это чувствуют. Те, кто сами привыкли управлять, смотрят на нее не только, как на равную себе, но даже в чем-то превосходящую их — настоящую хищную львицу. А те, кто привык повиноваться, только завидя ее, сразу принимают форму вопросительного знака, склонившись и ожидающих повелений.

Вот и два дня назад, не успели мы зайти в самый дорогой и роскошный отель Флориды, как к нам рванули халдеи во главе с метрдотелем. Причем, самое что интересное, впереди нас в фойе зашел один любопытный перец. Явно денежный мешок, знающий себе цену и привыкший, что перед ним лебезят. Так вот, вся халдейская свора его полностью проигнорировала, пробежав мимо. Тот даже остановился, недоуменно оглядываясь, и натолкнулся на взгляд Александры. Мужик замер, как кролик перед анакондой, а потом, наверное, сам не понимая, склонил голову. Александра же только скользнула по нему взглядом и спокойно прошла дальше.

Двигалась она просто потрясающе. Все, кто находился в это время в фойе, смотрели на нее заворожено. А ей было глубоко наплевать на окружающих.

— Миледи! Мы искренне рады видеть Ваше Сиятельство в нашем отеле. — Метрдотель похоже, на уровне инстинкта и подсознания понял, что перед ним титулованная особа. Вот только обращение было не совсем протокольное. Она не Сиятельство, а Величество. Но распространяться об этом нам было не нужно.

— Я Александра Элининг. Для нас с мужем должен быть забронирован номер-люкс и два номера для наших людей.

— Конечно, Ваше Сиятельство! — Александра слегка поморщилась. — Президентский номер уже ждет. Я лично Вас провожу, миледи.

— Скажите, милейший, у вас есть возможность поместить драгоценности на хранение?

— Конечно, миледи.

— Хорошо! Дорогой, покажи мои украшения, пусть их поместят в хранилище.

В фойе наступила тишина. Если раньше аборигены переговаривались, обсуждая нашу парочку, то теперь все заткнулись. Я подошел к стойке, открыл кейс… Нет, это нужно было видеть!!! Вообще весело! Каждый раз так, как переезжаем из отеля в отель, такая клоунада. Первой достал диадему, без которой Александра просто отказывалась покинуть мир Зеона. Это конечно не корона Аквитании, но все же настоящее произведение искусства. Диадема была инкрустированная черными бриллиантами. Черные алмазы большая редкость. В нашем мире считается, что черные алмазы имеют космическое происхождение. Они редки, но еще более редки алмазы, которые имеют прозрачность и могут преломлять свет и разлагать его. Такие алмазы очень дорого ценятся. Имеется в виду, природные черные алмазы, а не искусственные.

У Александры, конечно же, были самые настоящие алмазы, вернее бриллианты. Потрясающая огранка. Когда я достал и положил диадему на стойку, все, кто ее увидел, замерли, вытаращив глаза. Мне тоже нравилось смотреть на это чудо. Внутри бриллиантов, зажглись огоньки, разных цветов. Это так преломлялся свет и разлагался рассеиваясь. Сами бриллианты заиграли на своих темных гранях солнечными искрами. Было такое ощущение, что кто-то включил иллюминацию. И это не смотря на то, что был полдень, и фойе оставалось залито дневным светом.

Зрелище было невероятным. Учитывайте, что сама диадема была из платины. Черное с белым. Два классических цвета! И ничего лишнего.

— О, майн гот! — Кто-то прохрипел позади нас. Я оглянулся.

На диадему стоял и пялился какой-то старикан. Он суетливо пытался одеть очки. Наконец одел, приблизился к стойке. Попытался заглянуть в глаза моей супруги, но она его проигнорировала. Тогда он посмотрел на меня. В глазах была мольба. Я понял его, мои губы чуть тронула усмешка. Я кивнул.

Старик аккуратно коснулся диадемы. Его руки подрагивали. Потом он достал лупу, знаете, такие есть у ювелиров, оценщиков и часовых дел мастеров. Вставляется в глаз. Очень внимательно оглядел бриллианты. Потом посмотрел на меня. На его физиономии был шок, медленно переходящий в панику. Ну да, ведь таких бриллиантов в моем мире не существовало, хотя черные алмазы и имели место быть, даже природные. Старикан понял, что это не искусственные камни. Что-то сказал, вернее спросил меня. Я его не понял, не знал немецкого. А он явно был из Фатерлянда. Потом он переспросил по-английски.

— Что это?

— Вопрос конкретизируйте.

— Что это за бриллианты?

— Разве не видно?

— Я знаю — черные алмазы, но никогда не видел ничего подобного. Бриллианты из черных алмазов не могут так преломлять свет. Хотя есть и довольно прозрачные. Но все же!

— Как видите, могут!

— Сколько стоит это чудо?

— Много. Я даже не хочу озвучивать сумму.

— Назовите любую цену!

— Извините, но диадема не продается. Это фамильная ценность.

— Ваша?

— Нет. Моей жены. И как Вы можете понять, она не нуждается в деньгах.

После этого я выложил на стойку футляр. Открыл его, и иллюминация только усилилась. Это было колье. Здесь были уже другие бриллианты. Старикан окончательно завис, как и все остальные. Многие подошли ближе.

Я мысленно веселился.

«Кретины, интересно было бы посмотреть на них, покажи им корону Аквитании. Думаю, многих хватил бы удар. А этому старикану, точно потребовалась бы неотложка!»

Потом на стол легли золотые браслеты, инкрустированные сапфирами, рубинами, бриллиантами. Серьги. Кольца. Броши. Браслеты.

Старикан находился в полуобморочном состоянии. Метрдотель исчез, и вскоре у стойки нарисовался управляющий. Глянув на груду драгоценностей, побледнел, судорожно вытирая платком лоб.

— Дорогой! Я долго здесь еще буду стоять? — Это женушка спросила по-русски.

Вообще удивительно, но после перехода Александра заговорила на моем родном языке. Заговорила легко и без акцента, как будто с рождения это был ее родной язык. Но еще большее удивление у меня вызвало то, что она, с такой же легкостью говорила и по-английски, по-немецки, по-французски, по-итальянски и так далее. Стоило с ней заговорить на каком-либо языке, она моментально понимала и отвечала именно на этом же языке. Я у нее тогда поинтересовался, что за фигня? Ни разу не поверил, что Александра полиглот. Она лишь пожала плечами, сказав, что сама не знает, просто понимает и умеет говорить. Я еще подумал, что стоит с ней начать говорить на каком-нибудь суахили, она и этот язык поймет и ответит без акцента.

×
×