Наследница (СИ), стр. 12

Закусив губу, нахмурилась, выискивая очередной подвох, которые Эллия старшая часто устраивала мне, тренируя в управлении страной и принятии правильного решения, моделируя ту или иную ситуацию. Подобные трудности мама решала с помощью советников, дипломатично отклоняя их глупые предложения, выбирая нужные, чего мне бабушка не предоставляла, заставляя подолгу думать, чтобы ответить правильно самой.

Сейчас я точно знала, как ответить, но своей поспешностью боялась вызвать недовольство бабушки, которая широко улыбнулась, наблюдая за моими внутренними терзаниями.

— Ладно уж, говори…

— Первое, — шепнула тихо, боясь посмотреть на бабушку, которая всегда говорила, что мои потребности и желания — самые главные для всей Аквитании, а сегодня я посмела усомниться в её словах, несмотря на боязнь вызвать разочарование Богини Зари. Громко выдохнув, смело оторвала взгляд от каменного настила, прямо посмотрев в ответ. — Я хочу на самом деле узнать, чем привлекает Слава битвы на мечах, чтобы лучше понять его.

— Ну, надо же… — протянула бабушка, тихо засмеявшись, скидывая моё напряжение своим весёлым смехом. — Словно в детство вернулась… Я отвечу на твой вопрос… более того, я покажу тебе все грани этой нехитрой, но очень тяжёлой науки, чтобы ты могла не только понять, но и прочувствовать на себе эти самые ощущения, когда твой враг повержен от твоей руки… — моё дыхание участилось от предвкушения чего-то. — Ты даже сможешь стать более интересна своему «жениху», — бабушка опять поморщилась, но уже не так, как в первый раз, — если он способен оценить необыкновенную девушку. Я научу тебя владеть Спатой! — Мой рот самопроизвольно раскрылся от удивления, на что бабушка снова звонко рассмеялась. — Да. Я позволю тебе пользоваться своим мечом! Вот твой женишок удивиться, да?! После такого он от тебя не отойдёт ни в игровой, ни на тренировочной площадке!

Внезапно, я помрачнела, вспомнив, какое лицо было у Слава, когда Валенсия вызвала стрелу на луке какой-то Дианы, тетиву которого ему не удалось даже натянуть, опять опустив грустный взгляд на серые камни.

— Это ещё что?!

— Боюсь, не получится… и не по тому, что я отказываюсь, — поспешила заверить Эллию старшую, наблюдая, как она сурово поджала губы. — Просто Валенсия… одна из дочек нашего придворного мага, даже не учась, со своим луком, который раньше, как сказал папа, принадлежал какой-то Диане, может затмить все мои старания.

Бабушка резко поднялась со стула, задумчиво сощурившись:

— Дианы, говоришь… хм… — Богиня Зари расплылась в коварной улыбке, аккуратно погладив меня по кудрявым локонам, устремняя свой взор на высокие пики гор, — не бойся, милая! «Ветру» никогда не одержать победу над Спатой, поэтому Святослав будет восхищаться только нами! Раз он тебе нравится, значит, быть ему нашим! Ты у меня через пять лет владеть холодным оружием будешь лучше любого воина Аквитании! Это тебе говорю я — Богиня Зари! — Мне стало не по себе, стоило заметить блестящие от предвкушения своей победы глаза бабули, которая «загорелась (как говорит дедушка Сэмюэль) очередной бредовой идеей», продолжая внимательно слушать её планы, — но чтобы превзойти соперниц, одного знания интересов своего мальчика мало…

— Что же нужно ещё? — Неуверенно прошептала я, вопросительно заглядывая в изумрудные глаза своей Богини.

— Нужно быть Женщиной! — Важно кивнула бабушка, довольно усмехнувшись. — Я научу тебя не только махать «деревяшками»… ты у меня будешь самой очаровательной соблазнительницей мужских сердец!!!

Ответив на бабушкину улыбку, я нетерпеливо переступила с ноги на ногу, надеясь на скорое начало новых для меня занятий, надеясь, что ни папа, ни мама не заругают нас с бабушкой за такое решение… хотя… то, о чём никто не узнает — никогда не сможет вызвать чьего-либо недовольства!

Теперь уже я хитро прищурилась, бросив взгляд на вершины гор, похожая на свою бабушку, как никогда…

глава 3

 …пять лет спустя…

Эллия Александра

Наблюдая за горизонтом, где вдалеке виднелся замок Гэрриет, выполняла «восьмёрку» Спатой, чувствуя привычную силу, стоило взять меч Богини Зари в руку, дожидаясь свою соперницу. Сегодня бабушка планировала осуществить первый шаг по раскрытию моих новых граней, которые оставались тайной для всех, кроме нас с Эллией старшей, выполнившей свою задумку с ответственностью, не наблюдающуюся у неё прежде.

Возможно, всё объяснялось моим детством, но я не помнила ни одного случая, когда бабушка выполняла что-то из обещанного ею, доводя до логического завершения, если только это обещание не приносило непосредственную выгоду или хотя бы не доставляло удовольствие ей самой.

Признаться честно, бабушка постоянно склоняла меня к аналогичному поведению, но взгляды отца и понимание того, что за моей спиной стоит живой народ, любящий и верящий своей королеве, которой мне скоро предстояло стать, не позволили стать бабушкиной копией, образовав новую Эллию.

Я не собираюсь утверждать, что была добреньким милым «цветочком». Нет! Как и любому нормальному человеку, мне были характерны отрицательные черты, которые я отчётливо осознавала и принимала. Наследная принцесса с кровью Богини не может быть не избалованной наглой особой, и мне нравилось подтверждать людские ожидания, действуя через усомнившихся в моей значимости или завистников, желающих так виртуозно, чтобы «глупая малявка» ничего не поняла, лишний раз намекнуть о важности мамы или папы, которые заслужили уважение, в отличие от своей соплячки дочери.

Да… были такие советники… но теперь их нет. Самое интересное, что я не жаловалась старшим, вынудив зарвавшихся самих уйти с поста парой фраз и одним говорящим взглядом.

Как ни странно, но эту уверенность в себе, которую бабушка называет простым словом «стерва», воспитали отнюдь не занудные уроки дворцового этикета! Это сделали занятия по фехтованию…

Честно, было трудно! Первые полгода я плакала в подушки, возвращаясь от бабушки с до жути болящими мышцами, которые ныли так, что заснуть не могла. Скрывать новую деятельность приходилось очень тщательно, учитывая кучу синяков и ушибов, получаемых во время тренировок. Хорошо, что бабушка была не простым учителем, а Богиней, залечивая следы от наших занятий, но, почему-то, не снимая колоссальную боль в теле, заверяя, что прочувствовать на себе всё, что испытал мой Слав, мне просто необходимо, чтобы понять, что же так его привлекало в нашем, теперь совместном, обучении.

Заверение было сомнительным… я уже хотела отступиться, но бабушка принесла Спату, уверенно забирая мою деревянную палку, с помощью которой мы так долго оттачивали выпады и уклоны.

Вспоминая сейчас те ощущения, я улыбнулась, положив знаменитый меч себе на плечо, наблюдая, как две фигуры двинулись от дворцовых ворот, медленно приближаясь в мою сторону.

Когда-то Спата казалась такой тяжёлой и мощной, но выпустить из рук её было невозможно. Я поняла, почему Святославу так необходимы занятия по фехтованию сразу, отбрасывая мысли о завершении обучения прочь из своей головы, обещая себе, что буду достойна держать в руках это оружие уже в скором будущем!

Занятия сдвинулись с мёртвой точки, как сказала наставница, занимаясь со мной в чистом поле под куполом невидимости, не желая быть обнаруженной даже дедушкой Сэмюэлем, который именно сейчас шёл рядом с богиней, являясь той самой «первой ступенькой», по реакции которой мы поймём, что ожидать от моего отца, потому что Слав точно будет положительно настроен на новость, что его невеста — довольно хороший боец.

По мере приближения, глаза дедушки становились квадратными, пробегая по моему гибкому стану, который был облачён не в пышные отвратительные юбки, которые с некоторых пор вызывали у меня отвращение, а в короткий топ (так сказала бабушка, увидев впервые эту часть моего тренировочного костюма. Еще она сказала, что такую одежду носят женщины в мире моего отца) с элементами кольчуги, кожаные крепкие наручи и длинную юбку с длинными разрезами, не ограничивающую меня в движениях, когда бой с бабушкой переходил на новый уровень.

×
×