Северное Сияние. Том 2 (СИ), стр. 57

Напряженное командное обсуждение, экспресс-анализ шансов и возможностей противника, отталкиваясь от его заявленного на раунд состава – это дела будущих дней. Сейчас же вся процедура выбора прошла быстро и практически без задержек. Что мы, что семипалатинцы выкатили по списку ранее утвержденные и отработанные в ходе тренировок составы просто потому, что никто ничего не знал о возможностях соперника.

После того, как были утверждены составы атаки и нападения в первом раунде, пришла пора выбора для второго раунда. Здесь снова мы выбирали, и снова первыми. Эльвира, традиционно, и в этот раз с нами не посоветовалась.

Вновь из строя команды вышла вперед проекция Наденьки, после Валера, потом мой двойник, и вновь шагнула сама Эльвира. В зале поднялся гомон – никто не ожидал, что к участию во втором раунде наш капитан выкатит прежний состав. Кое-кто на трибунах, как я уловил на грани слышимости, даже позволил себе уничижительные комментарии о плохой подготовке и невнимательном чтении нашей командой и отдельно нашим капитаном правил.

Удивление объяснимо: для участия в третьем раунде матча, смертельной схватке, от команды полагалось пять человек. Но было в правилах одно условие, касающееся замен. В правилах оно звучало сухой формулировкой: «…на каждую пару членов команды, принявших участие в первых двух раундах матча, команда соперник имеет право наложить одно вето к недопущению к участию в третьем раунде».

В связи с тем, что в первом и втором раунде от нашей команды участвуют одни и те же лица, это получается уже две пары. Что соответственно означало, что в третьем раунде противники могут заблокировать сразу двоих в нашей команде. И при общем составе в шесть человек мы просто не сможем выставить на третий раунд максимально возможное количество участников, и вчетвером будем противостоять пятерым.

В случае, если третий раунд состоится, конечно же.

Всем зрителям последствия и посыл нашего выбора сразу стали понятны, и это вызвало нешуточный резонанс. Думаю, не только у зрителей в зале, но и наблюдающими за процессом выбора зрителей у экранов. Также наверняка возникло оживление и у букмекеров – с усилением активности ставок на то, состоится ли третий раунд.

Ажиотажный резонанс мы, несомненно, сегодня создали, пристальное внимание к команде привлекли. Сегодня, кроме нас, во второй группе проходит еще один матч, а также на более позднее время назначено начало двух матчей команд первой группы, из верхней сетки. Но я твердо уверен, что после подобного превью-представления, большая часть информационного пространства до завтрашнего дня будет занята именно оценкой действий нашей команды.

Дело оставалось за малым – выиграть завтра оба раунда, в идеале легко и непринужденно. Иначе получится не очень хорошо, потому что в обществе нет ничего более жалко выглядящего, чем прилюдно уязвленная самоуверенность. Тем более для нас сейчас, так искусно играющих роль высокомерного превосходства, сопряженного с расслабленной, умело демонстрируемой оскорбительно-вызывающей уверенностью.

Глава 13

Большая арена, на которой мы сейчас находились, по размеру превосходила малую раза так в три, не меньше. Непосредственно площадка была размером с футбольный стадион, а на трибунах, навскидку, могло разместиться тысяч двадцать зрителей. И эти двадцать тысяч присутствовали точно – в отличие от вчерашнего дня, сегодня на арене было гораздо более многолюдно. И сам состав зрителей видоизменился – было гораздо меньше возрастных чинов, и значительно больше молодежи.

Гимназисты, немалое количество обычных студентов, простые горожане, а также многочисленные солдаты и офицеры в парадных мундирах и их красиво наряженные спутницы полностью заполнили трибуны. Вряд ли в Семипалатинске, с его стотысячным населением, нашлось столько желающих посетить матч команд двух гимназий. Думаю, большинство зрителей прибыло сюда из Павлодара, Барнаула и даже Новосибирска. Но значения большого это не имело – в отличие от вчерашнего дня, трибуны смогли создать громкий и приветственный фон для команды наших соперников.

Мы сейчас находились в одном из подтрибунных помещений, словно готовящиеся выйти на арену Колизея гладиаторы. Впрочем, практически так оно и было, только статус наш повыше, чем у рабов-гладиаторов. Хотя, на песок арены выходили и патриции с императорами…

Неожиданно я почувствовал легкий толчок сзади в плечо. Скосив глаза увидел, что это проявил себя коллежский секретарь Дариус Орбакас, который решил пройти ближе к смотровому окну. Двигаясь мимо меня и Валеры, Дариус умудрился задеть нас обоих – хотя расстояние между нами было таково, что квадроцикл спокойно проедет. Квадроцикл, которым управляет водитель с завязанными глазами, вынужденный ехать задом. Пьяный водитель.

– Какая благожелательная публика, – выглянув из смотрового окна, с детским восторгом произнес наш провожатый из Географического общества, поправив свои приметные очки: с круглыми линзами и тонкими, практически незаметными дужками.

Эти очки придавали Дариусу необычный вид. Да и вообще Орбакас обладал приметной внешностью: широко расставленные глаза на треугольном лице делали его, если без очков, похожим на французского актера Венсана Касселя. А еще (только для меня) на ленивца Сида из мультика «Ледниковый период». И кстати грацией и тактом Дариус обладал схожими с этим персонажем.

Сейчас, когда Орбакас совершенно не запариваясь, заслонил мне обзор, я едва выдохнул, сдержав желание вырубить коллежского секретаря ударом приклада в основании черепа. Этот невысокий чиновник, со вчерашнего дня приставленный от географического общества к нам для сопровождения успел не просто надоесть, а буквально выморозить.

Не знаю, зачем именно его к нам приставили, но точно не для сопровождения к навигатору. Отвечающий, как выяснилось, за освещение в средствах массовой информации деятельности Западно-Сибирского подотдела Русского Географического общества, Дариус Орбакас являл собой самое настоящее ходячее недоразумение. Он просто генерировал неприятности на ровном месте, собирая все углы, в безобидных ситуациях сталкиваясь с людьми и при каждой представившейся возможности роняя важные бумаги так, что ветер разметывал их по всем сторонам сразу.

У меня в прошлой жизни был коллега с похожими способностями, и мы в коллективе называли его Капитан Авария. Но Дариус был гораздо, гораздо хуже: кроме генерации неприятностей еще и всем своим существованием подтверждая поговорку, что простота хуже воровства.

Вчера надоевший всем коллежский секретарь не был отправлен восвояси только потому, что мы все же надеялись, что этот кадр приведет нас к ответственному сотруднику в Географическом обществе, и мы наконец получим своего навигатора во Тьме.

Вместо этого мы получили лишь сожженные нервы, а также счет за разбитую посуду – вечером этот олень умудрился зацепить скатерть чужого стола в ресторане, сметя на пол многочисленные тарелки, два блюда сХасанскими устрицами, бутылку Шабли Гран Крю урожая 1998 года, а также на сдачу еще испортив гостящей в ресторане даме дизайнерское, от ателье Киры Лагуновой, платье.

Достаточно денег на счету у Дариуса конечно же не оказалось, а приемная Географического общества уже не работала по причине позднего – половина пятого вечера, времени. Поэтому платить за неуклюжесть коллежского секретаря пришлось нам.

Сегодня утром Дариус, вопреки обещанию, не появился. Мы было вздохнули спокойно, но, как оказалось, коллежский секретарь просто перепутал названия улиц и уехал на такси в другую часть города.

Буквально четверть часа назад, запыхавшийся и растрепанный, Дариус забежал к нам на стартовый брифинг. Когда он прервал Андре на полуслове, сбивчиво и путанно объясняя причину опоздания, я подумал было что стрелковый инструктор его прибьет прямо сейчас. А чуть позже, когда Дариус с наивностью отморозился по поводу оплаты счета, я уже думал, что его прибьет Валера – принц был просто в ярости.

×
×