Северное Сияние. Том 2 (СИ), стр. 27

– Да.

После этого его ответа я понял, что Саманты на борту нет. Слишком явно афишировать нашу связь было бы глупо, тем более учитывая активность новой инквизиции. Вряд ли на борту присутствует и сэр Галлахер. И думаю правильно предположу, что вся громкая попытка забрать меня с египетских берегов оформлена как операция секретной службы по привлечению перебежчика. Я все же и так довольно шумно с Самантой недавно связывался, лучше лишний раз внимание теперь не привлекать, поэтому и предложение озвучивает Андре, а не… ну, не Саманта, а ее доверенное лицо или сам профессор темных искусств сэр Уильям Джон Галлахер.

– Встречу я не назначал, пусть выставляют счет за ущерб, я подумаю. Да, извинений могу принести сколько угодно, и…

– Я не об этом. Слишком много людей видело и знает, что ты сейчас на борту Диармайда, это уже не утаишь. Поэтому уходить тебе придется по-плохому, создавая в общем информационном пространстве мнение о том, что с переговорщиками здесь и сейчас ты не договорился и очень крупно поссорился.

– Какие для меня негативные моменты?

– Тебе будет закрыт въезд сразу в несколько стран под угрозой ареста и дальнейшего разбирательства, а также в твоем направлении будет вестись определенная работа секретной службой как против агрессивного элемента.

– Могло быть и хуже, – пожал я плечами.

Андре вновь покрутил рукой неопределенным жестом, состроив при этом гримасу будто пролил соус себе на белоснежную рубашку. Его жест я прекрасно понял – неприятностей будет достаточно, просто он кратко выразился.

– Будет и хуже, не переживай, – подтвердил мои мысли стрелковый инструктор.

– Но, – уловил я недосказанность в его интонациях.

– Но есть возможность оказать посильную помощь, нивелировав возмущение специальной комиссии парламента, курирующей деятельность секретной службы.

– Подробнее.

Покачав головой, Андре вновь вернулся к схеме, и высветил три портрета. Один в Москве, один в Астрахани, один в Пятигорске.

– Это люди, которые – как и убитый Резун, предположительно могут что-то знать. И к двоим из них мы можем попробовать подобраться в самое ближайшее время.

– Каким образом?

– В Москве и Астрахани вы будете принимать участие в турнире по практической стрельбе.

Дальше говорить не было нужды, я и так все понял.

– И полученными сведениями, если они будут, мы должны будет поделиться с…

– Да, – подтвердил Андре.

– Так где выход?

– Ты можешь не торопиться так? – не выдержал инструктор.

– Хефе, мне завтра в школу кроме всего прочего, а еще хотелось бы поспать.

– Поспать?

– Поспать.

– Я тебя разочарую, – усмехнулся и покачал головой Андре. – Просто мы отсюда не уйдем.

– Мы?

– Да. Мне же вас тренировать еще нужно.

Глава 8

Покинуть британский эсминец действительно оказалось весьма непростой задачей. После того, как с Андре разговор мы закончили, меня арестовали и закрыли в тюремной каюте. Ждать освобождения пришлось довольно долго, и это было довольно интересное кино. В котором о том, что это постановка, доподлинно точно знали, как понимаю, только я и Андре. Потому что вырубать стоящих на страже моей каюты морпехов пришлось по-взрослому. Как и устраивать диверсию на борту для отвлечения внимания.

Увозивший нас с Андре беспилотный катер скрылся за стелс-пеленой, накренившийся после взрыва эсминец скрылся за горизонтом, и через час мы уже были в укромной бухте в окрестностях Дахаба. Здесь нас встречали – прибывшие на двух пыльных лендроверах не представившиеся и невежливые проводники, которые разговаривали на арабском и выглядели как бедуины. Впрочем, на их счет я не обольщался – Лоуренс Аравийский тоже за своего когда-то выглядел.

Час езды по грунтовым дорогам – трясло немилосердно, и мы оказались в горах. Местность вокруг была безлюдная, но на себе я ощущал достаточно внимательных взглядов. Несмотря на кажущуюся пустоту скал наблюдателей здесь было достаточно.

Андре внешне сохранял безмятежный вид, но чувствовалось, что он явно ждет от меня вопросов. Не дождался. У меня было много поводов задуматься и способ, каким образом мы попадем в Архангельск, меня интересовал мало. Это в детстве из окна поезда или иллюминатора самолета с интересом смотришь на пейзаж за окном, а с годами, тем более когда летишь куда-нибудь на важные переговоры этот интерес как-то теряется.

Покружив по серпантину, машины миновали хорошо замаскированный вход и углубились в темный туннель. Еще несколько минут, и мы остановились.

Безо всяких прощаний Андре захватил из багажного отсека стандартный армейских рюкзак, а второй перекинул мне. Тяжелый – попробовал я вес, и перекинул его себе за плечо, даже не заглянув внутрь.

Вновь Андре ждал, но не дождался от меня вопросов. Сейчас мне было интересно происходящее все же парой уровней выше, а не секретная база британцев в горах Египта. Но периодически оглядываясь по сторонам, я все же предположил, что нас ждет перелет на машине с вертикальным взлетом – наподобие того, каким образом мы прибыли сюда с Эльвирой и Валерой. Причем взлетом из шахты замаскированной – потому что ничего не напоминало наличие зала ожидания или даже минимальной современной инфраструктуры. После переходов по частично рукотворным пещерам мы оказались в подземном бункере, который по виду был построен еще в начале двадцатого века.

Спустившись на гремящем ржавом лифте, уже без сопровождающих, долго шли по скудно освещенному коридору, лишь изредка проходя мимо громоздких металлических дверей. В одну из них вскоре и свернули, после чего пройдя сразу через два глухих шлюза, еще долго спускались по гремящей металлом винтовой лестнице.

По мере продвижения вглубь скалы я понемногу начинал… нет, не нервничать, а просто обращать внимание на происходящее. И кое-что подозревать. Вскоре винтовая лестница привела нас к еще одному шлюзу, преодолев который мы оказались в совершенно пустом помещении, напоминавшем алтарный зал. Когда я увидел арку портала, совершенно не удивился. Причем портал был постоянным и стационарным.

Теперь стало ясно, почему столь затрудненные к нему подходы – вдруг какая нечисть полезет, мало точно никому не покажется. И наверняка по всей шахте заряды установлены, чтобы если что, завалить все это дело разрушенной скалой, и наверняка залить стихийной магией. Про магию уверен был – неактивные, но присутствующие барьеры я несколько раз ощущал.

Прежде чем подойти к порталу, я следом за Андре сбросил с плеча рюкзак. Сейчас, уже понимая, что доставка будет осуществляться через иной мир, совсем не удивился, когда увидел во что именно на предстояло переодеваться.

Это были технологично выглядящие рыцарские доспехи: компрессионное термобелье, усиленные пластиковыми вставками поддоспешники, напоминающие защиту мотоциклиста, и сами металлические и кожаные элементы доспехов, усиленные стихийной энергией. Подобная экипировка была на штурмовой группе гуркхов, когда мы наносили визит в Инферно, спасая сборную команду по практической стрельбе гимназии Витгефта.

Зеркала не было, свой вид даже не оценить. Зато был Андре – точь-в-точь как у меня наряде похожий сейчас на техномага из киберсредневековья.

– Какой шанс пройти через портал не полностью? – для поднятия настроение поинтересовался я.

– Он есть, – сдержанно ответил Андре.

Его тон вызвал у меня невольную улыбку – спрятанную сейчас за маской забрала. Потому что, судя по всему, стрелковый инструктор порталы не любил. Впрочем, никаких неприятностей не произошло, и через портал мы переместились вполне в целом виде.

Первое что почувствовал в ином мире – знакомый жар, как в духовке. Ну здравствуй, Инферно, давно не виделись.

Из портала мы вышли в старой крепости, которая – судя оплывшему камню кладки башен, стоит уже не одну тысячу лет. Гарнизон здесь был из низкорослых гуркхов, один из которых встретил нас у самого портала.

Портальная площадка располагалась в узком дворе-колодце, на который смотрели многочисленные бойницы, почти все сейчас пустые. Со скрежетом начала подниматься грубая решетка, и молчаливый горец повел на прочь. Проходя через темный зев прохода, ведущий во внутренний двор, я последний раз обернулся на портал. И даже чуть запнулся, звучно чиркнув носком ботинка по камням.

×
×