Нет смысла без тебя (СИ), стр. 39

В каждом торговом павильоне развешаны снежинки, звезды, подарочные упаковки. Стеклянные витрины и двери также украшены фантазийными рисунками и зимними узорами. Улыбчивые продавцы в новогодних костюмах радостно встречают покупателей, а между павильонами прохаживаются ростовые куклы и дарят детям подарки, фотографируются с желающими.

Пока Егор с Дениской ушли в Детский мир, мы с Ксюшкой играем в детской игровой зоне. Дочка растет и развивается не по дням, а по часам. Еще недавно несмело ходила, держась за чью-нибудь руку, а теперь резво бегает, не догонишь. Научилась говорить несколько слов, в том числе «мама», «баба», «деда» и «папуля», а братика зовет «Деня». От «папули» Егор млеет и тает как никогда, тискает дочь, балует так, что я ревную, шутя, конечно.

Ксюшка устала бегать среди игрушек и в городке-лабиринте, и мы с ней присели на диванчик возле игровой зоны. Она вспотела, и я смахиваю с ее личика капельки пота салфеткой, рассказывая ей о скором новом годе, елочке, которую мы сейчас поедем наряжать дома, и подарках от Деда Мороза и Снегурочки для нее и Дениски под этой елочкой. Она радостно смеялась, пританцовывая у меня на коленях под музыку, хлопала в ладоши и что-то лопотала.

Я уже надевала на Ксюшу джинсовый комбинезончик, как смутная тревога начала зарождаться во мне. Я как будто кожей чувствовала чей-то пронзительный взгляд. Несколько раз оглядывалась вокруг, всматривалась в проходящих мимо людей, но ничего необычного не замечала.

Одела Ксюшку и, взяв ее за руку, пошла потихоньку в сторону Детского мира, чтобы встретиться там с мужем и сыном.

— Вера!

Женский голос окликнул меня сзади, а я вздрогнула и от неожиданности, и от нехорошего предчувствия. Очень не хотелось поворачиваться, и как назло Егора нигде не было видно.

— Вера! — уже близко прозвучал оклик, и я обернулась.

Предчувствие меня не обмануло. Передо мной стояла Карина — уверенная в себе красивая молодая женщина, дорого и со вкусом одетая. Карие глаза блестят от радости неожиданной встречи.

— Привет! А я смотрю — ты не ты? Какая ты хорошенькая! — улыбается открыто.

— Привет! — я улыбнулась в ответ, чувствуя, как внутри все сжалось.

И молчим, глядя друг на друга. Она — улыбаясь искренне, а я — растерянно.

— Папуля! — радостно взвизгнула Ксюшка, завидев еще далеко идущих в нашу сторону Егора и Дениску.

Дочка дернула ручонку из моей руки, хотела побежать навстречу папе, а я не рискнула ее отпускать, подхватила на руки и крепко прижала к себе. Не отдам!

Карина перевела взгляд на девочку и замерла, внимательно разглядывая ее. Мне показалось, в ее глазах промелькнуло что-то. Догадалась? Возможно, мое поведение натолкнуло ее на отгадку возникшего подозрения.

— Мама, смотри, какого робота мне папа купил!

Дениска первый подбежал к нам и похвастался большой коробкой, которая еле умещалась в его руках.

— Дениска, привет! — Карина присела перед моим сыном. — Какой классный у тебя робот, поздравляю!

— Привет! Это папа мне купил! — гордо ответил сынок, но Карину, кажется, не узнал или не вспомнил.

— Как ты вырос! Ты не помнишь меня?

— Неа, — мотнул головой ребенок.

— Здравствуйте, Карина Вячеславна! — от холодного тона Егора не только Карина вздрогнула, но и мне стало неуютно.

Мне показалось, что прошла вечность, пока Егор подошел к нам. Еще издали он заметил, что я стою не одна, и, видимо, мое выражение лица встревожило его, потому что такого жесткого и властного лица я у него не видела ни разу. В одной руке он держал миленького плюшевого медведя размером почти с нашу дочку.

— Здравствуйте… Игорь Алексеевич! — от неожиданности Карина шагнула назад.

— Как поживаете?

А под этим вопросом подразумевался совсем другой: «Что вам надо от нас?»

— Хорошо… спасибо… — растеряно ответила Карина, переводя взгляд то на меня, то на Егора.

— Егор! — я умоляюще посмотрела на мужа.

Меня пугала эта ситуация, хотя я допускала такой вариант, что однажды встречусь с Кариной. Прокручивала в голове сценарии нашей с ней встречи — что скажу, что отвечу, как поведу себя… И тем не менее оказалась не готова, растерялась. Егор, очевидно, тоже.

Мы оба знали, что Карина может потребовать дочь назад. У нее есть на это право. Тогда вскроется незаконное удочерение, пострадает репутация Егора, его компании. Конечно, он сделает все, чтобы Ксюшка осталась с нами, но сам процесс может изрядно попортить всем кровь…

Егор забрал у меня Ксюшку, всучив ей в ручки медвежонка, прижал малышку к себе с видом собственника. «Не отдам!» читалось в его уверенном взгляде. На правой руке, придерживающей спинку девочки, блеснуло обручальное колечко. Карина не могла не заметить его.

Она с застывшей улыбкой переводила взгляд на каждого из нас, рассматривала детей, сравнивала их черты с нашими, подсчитывала возраст Ксюшки.

— Так это и есть твой Егор? — наконец обратилась ко мне Карина, слегка кивнув в сторону мужа.

— Да, — я нашла в себе силы ответить девушке.

— Поздравляю! И вас, Игорь Алексеевич, тоже поздравляю. Рада за вас!

Егор кивнул в ответ, но зубы были также напряженно стиснуты, желваки ходят ходуном.

— А я тут с мужем. Степа!

Карина махнула рукой мужчине в толпе. К нам приблизился симпатичный крепкого сложения мужчина, лет на семь-восемь старше Карины. Он приветливо улыбнулся нам, протянул руку для пожатия Егору.

— Здравствуйте, Степан Андреевич Еремеев.

— Здравствуйте, Игорь Алексеевич Донцов, очень приятно, — пожал в ответ Егор. Лицо его постепенно смягчалось.

— Степа у меня капитан дальнего плавания. Верочка, помнишь, я тебе рассказывала? Степушка, Игорь Алексеевич — мой бывший босс, — весело и гордо тараторила девушка. — А это его жена — Верочка, моя хорошая знакомая, — мужчина кивнул мне, и я сдержано улыбнулась в ответ. — А это их детки — Дениска и…

— Ксюша, — дополнила я.

— Ксюша, — благодарно подхватила Карина, не меняя интонации в голосе. — А мы тут проездом, вот за подарками к празднику заехали. Завтра уезжаем на север. Степа теперь там работать будет, и мне будет чем заняться, — с последними словами Карина погладила себя по животу и только теперь я заметила, что девушка в положении.

— Поздравляю, — искренне улыбнулась я.

Карина взяла меня за локоть и увела на несколько шагов в сторону от мужчин, пока те обменивались стандартными фразами.

— Вера, — прислонившись к моему уху, зашептала Карина. — Степа не знает о моем прошлом, и я очень надеюсь, что не узнает. Он с меня пылинки сдувает, такой заботливый! Он любит меня. А я люблю его. У нас будет мальчик, Андрейка, Степа на седьмом небе от счастья!

— Я так рада за тебя, Карина, правда! Я от всей души желаю вам счастья!

— И я тебе тоже желаю счастья, Верочка! И еще… — Карина отстранилась от меня, чтобы заглянуть мне в лицо. В ее глазах блестели слезинки, — спасибо тебе… за дочку! Это ведь она, я сразу поняла. Я рада, что она с тобой, слышишь, рада!.. Спасибо! И прости меня!

Карина аккуратно стерла выступившие слезы, благодарно улыбнулась мне, и мы обнялись. Я чувствовала, что мы видимся с ней в последний раз.

С мокрыми от слез глазами, но улыбчивые, мы обе вернулись к нашим мужчинам. Карина с мужем попрощались с нами, она подхватила Степана под руку, и вскоре они затерялись в толпе торгового центра.

Егор отпустил Ксюшу, и они с Дениской пошли впереди нас, бережно прижимая к себе купленные папой игрушки.

— Что она хотела? — обнял меня за талию Егор.

— Она пожелала нам счастья. И поблагодарила за дочь.

— Я люблю тебя!

— И я тебя люблю! Сильно-сильно!

Конец

×
×