Всего лишь папа (СИ), стр. 1

Кэтти Спини

Всего лишь папа

Глава 1

В духовке шипела и бурлила лазанья — самое любимое блюдо в нашей семье, хотя готовила я его только по праздникам. Правда у нас в доме праздники случаются довольно часто и неожиданно, потому и лазанья появляется на столе регулярно.

Я приоткрыла духовку и втянула носом аромат плавящегося сыра и бешамеллы. Сегодня я вновь добавила в лазанью новый ингредиент: артишоки. С тех пор, как я стала полновластной королевой кухни, мне нравилось экспериментировать и удивлять своих любимых мужчин новыми вкусностями.

Да-да, у меня два любимых мужчины!

Один из них, собственно, муж. Мы поженились с Дамиано месяц назад и уже успели съездить в свадебное путешествие. Я давно мечтала увидеть норвежские фьорды, и Дамиано повез меня в северную Европу. При этом до самого отъезда я понятия не имела, куда мы направляемся. Дамиано сделал мне потрясающий сюрприз!

Вчера мы вернулись из нашего путешествия по Скандинавии с целым ворохом подарков и впечатлений и гигабайтами фотографий. Именно поэтому у нас сегодня праздник: мы вернулись домой! Я очень люблю путешествовать, и, с одной стороны, возвращаться из медового месяца было немного грустно, но с другой стороны, за месяц я соскучилась по дому.

Отойдя от духовки, я еще раз посмотрела на сервированный стол. Все было готово. Я присела на широкий подоконник и устремила мечтательный взгляд в наш маленький садик под окном. Там росли персиковые и абрикосовые деревья, разнообразные пальмочки, было разбито несколько клумб, а по забору вились заросли маракуйи. Стояла ранняя весна, потому никаких плодов на деревьях еще не висело, зато на клумбах уже пестрели ранние цветы, а на кусте магнолии набухали бутоны.

Я смотрела на согретую вечерним солнцем лужайку и мечтала, что совсем скоро наверняка буду сидеть в этом садике, покачивая коляску. Впрочем, это занятие не было новым для меня: с шести лет я неусыпно следила за своими братом и сестрой, двойняшками, и мне очень нравилось возиться с ними. Теперь же я страстно мечтала о собственном малыше. В детях я видела смысл жизни, благо мой муж полностью разделял мои желания, и весь прошедший месяц мы неустанно работали над исполнением мечты.

Сидя на подоконнике, я с открытыми глазами грезила, как уже осенью буду бродить по садику с огромным животом, а спустя некоторое время — с непоседливым карапузом, и буквально слышала легкие шаги, топочущие по коридору.

— Чао, amore, — ворвался в мои мечты любимый голос, и я вздрогнула от неожиданности.

— Чао, Дами! — воскликнула я радостно и бросилась мужу на шею. — Но ты меня напугал! — любя упрекнула я.

— Прости! Но ты так замечталась, что не слышала ничего. Даже, похоже, яростного шипения в духовке.

Я тут же кинулась к плите, напуганная, что испортила ужин. Сыр уже подрумянился, но я успела вовремя.

— О чем мечтала? — поинтересовался муж.

— О ребенке, — ответила я, чуть краснея.

— Будем надеяться, что отпуск мы провели с пользой. Если нет, придется тренироваться лучше, — засмеялся Дамиано, целуя меня в висок.

— Еще лучше? — Я округлила глаза. Мы и так упражнялись, как помешанные.

— Нет предела совершенству, — хитро улыбнулся Дамиано. — Впрочем, помешательству тоже.

Я обворожительно улыбнулась и решила сменить тему:

— Где папа?

— Папа здесь, — раздалось за нашими спинами.

Я снова подпрыгнула от неожиданности, страшно покраснела (а вдруг он слышал наш разговор?), но секундой позже, отбросив смущение, кинулась обнимать его.

— Чао, папа! — Я с нежностью прижалась щекой к его небритому подбородку.

Он и есть второй мой любимый мужчина.

Мой отец сногсшибательный красавчик: подтянутый, спортивный, очень стильный. Он выглядит лет на десять моложе, чем есть на самом деле, и я удивляюсь, почему его до сих пор не женила на себе какая-нибудь предприимчивая особа? Ведь он — мечта любой женщины, которая ищет надежность, домашний уют, образцового отца для своих детей, веселого и заботливого мужа с очень легким характером. Хотя, все дело, вероятно, в том, что, глядя на него, нельзя заподозрить все эти качества.

Должна признать, что вновь обретаемые друзья никогда не верили, что этот мужчина — мой отец. Во-первых, как я уже сказала, он выглядит очень молодо: на тридцать пять, не более. Кто же поверит, что у тридцатипятилетнего мужчины может быть двадцатичетырехлетняя дочь? Но в реальности моему отцу сорок четыре. Я родилась, когда ему было двадцать. Да, по меркам нашего общества, он очень рано стал отцом. Тут я, конечно, поторопилась.

Во-вторых, выглядит он, как истинный и ветреный сердцеед: на правой руке от плеча до самого запястья красуется замысловатая татуировка, волосы стильно подстрижены, эспаньолка придает лицу дерзкое выражение, а рубашки с поднятым воротничком и джинсы с модными кроссовками только усиливают впечатление. У меня даже есть подружки из университета, которые безнадежно влюблены в моего папу. Я устала убеждать их, что он никогда не посмотрит на таких юных синьорин серьезно. Потому что мой отец сам вырастил троих детей, с недавних пор руководит архитектурной фирмой, и девчонки, у которых в голове только ветер и развлечения, его не интересуют.

— О, лазанья! Наконец-то месяц спустя мое любимое блюдо! — сказал отец, заглядывая в духовку.

— Все готово! Ждем Элио и Каролину — и можем приступать! — заявила я, польщенная его похвалой.

— Боюсь, мы умрем с голода, пока дождемся их, — скептически хмыкнул отец. — Amore, сжалься над двумя голодными мужчинами, которые целый день ничего не ели! — Он в театральном жесте сложил руки у груди.

— Вы целый день ничего не ели?! — в ужасе уставилась я на отца, а потом на мужа.

— Истинно так, — с непроницаемым видом подтвердил Дамиано, но я заметила подозрительно хитрую искорку во взгляде, мимолетно брошенном на моего отца.

Дамиано работает в фирме моего папы одним из ведущих архитекторов. Они в чудесных дружеских отношениях, поэтому молчаливые заговоры между ними — обычное явление.

Я поджала губы, раздумывая над тем, стоит ли принимать во внимание эту искорку? Впрочем, они наверняка в самом деле голодные.

— Ну, хорошо, — сдалась я. — Так и быть, приступим к закускам.

— Amore, лазанью надо есть горячей, — настаивал Дамиано.

— А если опаздывающие будут есть холодную, так это их проблемы, — поддержал отец.

Я нахмурилась. Что-то за этот месяц изменилось в нашем доме.

— Но где они? Ладно, Элио вечно пропадает на своих тренировках, но Каролина?

— Мне кажется, Каролина влюбилась, — хмыкнул отец.

— В кого?! — хором спросили мы с Дамиано.

Тут я должна пояснить. Каролина, моя сестра, всегда была бойкой и неугомонной девчонкой. Сначала она вечно крутилась с друзьями своего брата. Потом Элио серьезно занялся теннисом и практически всегда отсутствовал в компании друзей. Зато там присутствовала Каролина за двоих! Только парней она воспринимала исключительно, как приятелей, и всегда говорила, что любовь — это слезоточивое занятие для романтично настроенных девчонок. По крайней мере, мы с папой не опасались, что именно из-за влюбленности она махнет рукой на учебу, и получение аттестата зрелости станет нашим кошмаром. И тут, в последний, самый ответственный год перед экзаменами она вдруг влюбилась?!

— Откуда я знаю? — флегматично пожал плечами отец.

— Да ладно вам! — первым пришел в себя Дамиано. — Это же чудесно, что такая пацанка, как Каролина, влюбилась! Ей уже восемнадцать, пора бы.

— Это, конечно, так… — согласилась я. — Но, зная эту увлекающуюся натуру, как бы она не пустила на самотек учебу. Папа, ты выглядишь обеспокоенным. Уже случилось что-нибудь?

— Какая фаталистка, — рассмеялся отец. — Нет, просто в последнее время она чрезмерно счастливая и рассеянная. Даже в юбки влезла. Короткие, — многозначительно уточнил он, подняв вверх указательный палец. — И в целом, образ создала себе более женственный. В одночасье из пацанки превратилась в прекрасную девушку. Я боюсь плохих сюрпризов.

×
×