Спаси меня снова (СИ), стр. 8

Рядом с Ритой он почувствовал себя самим собой — обычным человеком, без понтов и выкидонов. Не надо притворяться, красиво говорить и думать о том, как выглядит со стороны. Возможно, это из-за того, что Рита сейчас зависима от Влада? Уязвима и беззащитна?

Влад с трудом вынырнул из омута Риткиных глаз и дотронулся рукой до ежика на ее голове, провел пальцами по чуть отросшим волосам.

— Я думал, они колючие, а они такие мягкие, — хотел добавить «Удивительно…», но в последний момент решил, что это лишнее. Кажется, он и так перегибает палку с этой девчонкой, впускает ее в личное пространство, а ведь оно занято! И, черт, надо как-то объяснить Веронике присутствие в его квартире Риты.

10. Откровение

Рита

Влад стер подушечками больших пальцев слезинки со щек Риты. Его пальцы были такими нежными и теплыми, что она чуть не потянулась за ними как котенок за лаской хозяина, но вовремя опомнилась — нельзя!

Она ему никто.

Она чужая.

Временная жиличка. Нищебродка. Все еще бомж. И она не дома!

Нельзя благодарность и преданность смешивать с надеждой на что-то большее.

Она не достойна.

Рита словно очнулась из краткого затмения. Взяла себя в руки, заперла эмоции на замок.

Она отодвинулась.

— Покормишь? — спросил Влад тихо, словно боялся что-то спугнуть, заглядывая в девчачьи глаза.

— Конечно, — Рита после выказанной слабости чувствовала себя неудобно и обрадовалась возможности прервать эту неловкую ситуацию.

Всю свою жизнь она боролась за место под солнцем. Сначала в детдоме среди таких же, как она, ненужных, обозленных на всех и друг друга, детей. Потом, после короткой и тоже не особо радостной супружеской жизни вдруг оказалась отвергнутой не только мужем, но и всем миром, и пришлось выживать на улице. Сейчас же совершенно посторонний человек дал ей дом, еду, обещал устроить на работу, и все это просто так, бескорыстно.

Она не подведет его. Она в лепешку расшибется, но будет выполнять все, что он от нее потребует, попросит. И даже больше — она постарается отблагодарить его за доброту, заботу, щедрость. Пока еще не знает как, но обязательно придумает!

Для Риты он стал спасителем, героем, хозяином, а она — его преданной собачонкой, готовой исполнять все его просьбы, желания, команды.

Рита быстро накрыла на стол, позвала Влада обедать.

Хотела уйти в свою комнату, но Влад не разрешил. Заставил есть вместе с ним — отъедаться.

— Вкусно готовишь, мне нравится, — снова похвалил Влад, доедая суп. — Кулинарные курсы заканчивала?

— В детдоме бегала на кухню, помогала. Там повариха тетя Света учила готовить, говорила, что мужчины должны быть сытыми и довольными, тогда и семейная жизнь будет радостной… — Рита горько усмехнулась. — Леша поесть любил, а меня, как оказалось, — нет. Не работает теория тети Светы…

Рита убрала суповые тарелки в раковину, налила чай в кружки.

— Не надо судить всех по бывшему мужу. Гнилой он человек и, как я понимаю, всегда таким был, просто ты не замечала, — высказал свое мнение Влад, порезав пирог на кусочки и разложив по тарелкам.

Наверное, он прав. Рита несколько лет была по уши влюблена в Алексея и не замечала реальных вещей. Вот и получила…

— Влад, почему вы помогаете бездомным? Почему помогаете мне? Зачем? — Рита не выдержала и задала вопрос, который ее мучил уже несколько дней.

Влад не торопился с ответом. Он сделал несколько глотков чая, при этом внимательно глядя на Риту. Она не выдержала взгляда, опустила голову, сосредоточенно разглядывая попавшие в кружку чаинки, кружащиеся на дне.

Наконец, Влад начал говорить. Медленно, тщательно подбирая слова. Теперь он смотрел не на девушку, а мимо, в окно…

Сквозь время…

— Еще в студенчестве я с ребятами из группы подрядился в волонтеры. Мы ходили по заброшенным домам, спускались в теплотрассы, выискивая лиц без определенного места жительства. Предлагали им поселиться в социальной гостинице, даже отвозили туда желающих, кормили несчастных и одевали, лечили. Я видел, как они радовались такой небольшой заботе об их никому не нужных душах, как вспыхивали в тусклых безжизненных глазах маячки надежды.

Однажды зимой мы с ребятами не успели. В заброшенном бараке без окон и дверей обнаружили труп молодого паренька. На вид ему было лет семнадцать-восемнадцать. Он сидел в углу комнаты на старом диване, укрытый грязным ватным одеялом, прислонившись к стене и откинув назад голову. Вид у него был такой безмятежный, мечтательный, как будто он спал. А на самом деле он… замерз. Морозы тогда стояли жуткие… Помощь опоздала всего на несколько часов. Я еще долго переживал после этого случая, часто снились кошмары. Мне снился тот паренек…

Как-то так, Рита. Тебя увидел и того паренька вспомнил…

— Простите…

Рита не знала, что еще сказать. Чувствовала, как больно Владу и самой тоже было больно. Представила себя на месте паренька. Если бы Влад не спас ее, она бы тоже скорее всего… «уснула».

— Ну, а ты?.. — спустя несколько минут Влад снова смотрел на Риту. — Что у тебя случилось?

Влад хотел тоже знать о девчонке больше, кроме того, что у нее был муж, который выгнал ее на улицу. Рита отпила чай и начала рассказывать.

Она вернулась в прошлое.

В то время, когда была замужем.

Когда любила Алексея и думала, что он ее любит.

— … Не имея представления, какой должна быть семья, я считала, что мы живем хорошо и правильно. Алексей любил выпить. Пьяным нередко бил меня. Я думала, так у всех…

Он потом, протрезвев, обязательно извинялся и клялся, что любит меня больше всего на свете, а бьет, потому что любит и ревнует к каждому столбу, хотя для меня других мужчин не существовало.

Я всегда оправдывала его поступки. Даже когда Алексея застукала с другой женщиной в нашей квартире, на нашей кровати… Я простила, потому что любила, а он извинялся и снова клялся, что любит.

Но чем больше я прощала мужа, тем больше он наглел. Однажды он заявил, что жить со мной больше не хочет. Я ему надоела. В тот момент я подумала, что это шутка такая, розыгрыш…

К тому времени он уже оформил нашу новую квартиру на себя и втихаря подал на развод. Я ничего этого не знала, но однажды он просто взял меня за руку, выволок, рыдающую и умоляющую опомниться, на лестничную площадку и захлопнул передо мной дверь. Какие-то вещи, что, видимо, под руку попались, он выкинул из квартиры, сказал безразличным тоном «Уходи» и … все.

Я тогда чуть с ума не сошла. Жить негде и не на что. Документов нет и работы нет. Родни нет. Друзей нет, потому что Алексей запретил общаться со всеми. Я с ним стала затворницей, наивной домашней девочкой. Я сделала все, как хотел муж. Любимый муж…

Несколько дней я сидела под дверью. На глазах у всех соседей. Кто-то сочувствовал, кто-то жалел, подкармливал, кто-то равнодушно проходил мимо. А Леша смеялся. Насмехался, когда уходил из дома, брезгливо морщился, когда приходил. Мои мольбы, просьбы, уговоры и слезы его не трогали. И я ничего не могла сделать. Не знала как…

Это только в кино бывает, что девушка, поссорившись с мужем, выходит из подъезда и тут же попадает под колеса одинокого красивого богатого мужчины, который решает все ее проблемы и с которым у нее потом любовь-морковь приключается. В жизни все не так. Далеко не так…

Рита усмехнулась своим словам. Столько слез пролила за все то время, что сейчас, с горечью вспоминая и рассказывая свою прошлую жизнь, слез нет. Ничего нет. Одна пустота.

— Что потом?

Подняла глаза на Влада — он смотрит, не отрываясь, на нее, внимательно слушает, ждет продолжения. И она понимает, что ему это важно, не безразлично. Почему?

А Влад пожалел, что раньше не расспросил Риту про ее мужа. До встречи с ним. Хотя, возможно, это и спасло Алексея от кулаков Влада. Уж он бы этого урода проучил!

— После всего этого я выживала, как могла. На улице. Одна. Ничья…

Родственников нет, подружек из-за мужа не было, а друзья… Как оказалось, настоящих друзей не было, все отвернулись, встали на сторону Алексея, поверили в его россказни…

×
×