Спаси меня снова (СИ), стр. 19

Рита: Спокойной ночи.

Смайлик отправлять не стала — постеснялась. Но спать легла в хорошем настроении, получив вдобавок от коллег пожелания спокойной ночи и отправив ответные.

24. Что это было?

По квартире поплыл умопомрачительный запах свежей выпечки с ванилью и корицей, и это заставило Влада отвлечься от работы. В последнее время все чаще он находился вместе с Вероникой, оставаясь у нее чуть ли не каждую ночь. Вероничка капризничала, и Влад списывал это на ее ревность к Рите. Это забавляло мужчину, но на требование подруги выселить квартирантку он отвечал категорическим отказом.

Из-за повышенного внимания к Веронике Влад совсем забросил дела и работу. Даже в кафе появляться начал реже, но за стабильную работу своего детища он не переживал — ребята могут со всем справиться и без него. Сегодня Влад наконец решил поработать дома — нужно проверить бухгалтерию, скоро закрывать финансовый год.

Живот мужчины недовольно заурчал, требуя вкусняшки и, повинуясь позыву, Влад пошел на кухню.

Рита суетилась на кухне, стирая мокрой тряпкой остатки муки с загрязненных поверхностей. На ней как обычно было зеленое домашнее платье прямого кроя с коротким рукавом и чуть ниже колен и зеленые носочки по щиколотку — такая простая домашняя девчонка. Смешная со своей короткой стрижкой и в то же время невероятно уютная.

На столе стоял поддон с пышными плетеными булочками, готовыми отправиться в духовку, а поддон с готовой сдобой Рита собиралась вытаскивать и освобождала место на столешнице.

На краю стола лежал телефон дисплеем вверх. Периодически загорался экран — не беззвучном режиме высвечивалось имя Олега, но Рита не реагировала на звонок — не хотела разговаривать с Олегом.

Влад знал, что друг несколько раз пытался поговорить с Ритой в кафе, но девушка упорно ему отказывала. Общаться с Олегом Рита категорически не хотела и старалась избегать его общество.

— Мм, какие запахи!

— Влад, подай, пожалуйста, полотенце, — суетясь, попросила Рита, махнув на стул возле стола, на котором лежало кухонное полотенце.

И осеклась, стушевалась, замерла — обратилась к Владу как к равному, да еще и «подай» вместо «подайте», а ведь он ее шеф! На «ты» она могла разговаривать с ним только мысленно, а тут произнесла вслух и теперь готова была провалиться сквозь землю со стыда. Не стоит ей так вольно себя вести. Но Влад не заметил ее заминки и протянул требуемое. Рита, стараясь не смотреть на мужчину, схватила полотенце, но вдруг полетела вместе с ним прямо на Влада: он не отпустил полотенце, а наоборот, еще и дернул его на себя, когда за него взялась Рита.

— Ой!

Девушка зажмурилась и задержала дыхание от неожиданности, влетев по инерции в тело мужчины. Ощутила грудью его крепкое тело и, испугавшись, дернулась назад, но другая рука Влада удержала Риту за поясницу, прижав сильнее к мужскому телу. Он сам не понял, зачем это сделал. Вышло спонтанно, по-мальчишечьи дерзко, неожиданно для него самого.

Рита испугалась. Во-первых, от близости к Владу, во-вторых, от того волнения, что она испытала, прижавшись к нему животом. Это совсем не так, как с Олегом. Сейчас ей было… приятно, волнительно и не страшно… Глубоко вздохнула и почувствовала запах парфюма Влада — с древесными оттенками и нотками мяты. Так пахнет его гель для душа. Рука, лежащая на пояснице, обожгла кожу через тонкую ткань домашнего платья.

Когда Рита открыла глаза, Влад смотрел на нее сверху вниз с озорным блеском в глазах и чуть вздернутыми кончиками губ.

Он забавлялся.

Играл.

Заметил, как она втянула носом его запах, как заволновалась и покраснела от смущения (или, наоборот, от желания?), как не стала вырываться из его объятия и расслабилась, наслаждаясь его близостью.

Влад рассматривал Риту вблизи, отмечая про себя, что она хорошеет с каждым днем. Острые скулы сменились розовыми щечками, глаза искрятся, кожа осталась такой же фарфорово-прозрачной и девственно-чистой, а губы стали пухлее, красивее, притягательнее. Такие, что захотелось дотронуться до них, попробовать на вкус.

Рита тоже рассматривала Влада. Она и не замечала раньше, что у Влада бездонные карие глаза, почти черные сейчас, утопающие в густых ресницах. Раньше они казались ей просто темными, без каких-либо цветных оттенков. Сейчас же его взгляд, кажется, проникает в самую душу, легко читает Риткины мысли, поднимает из глубины и обнажает самое сокровенное тайное желание.

Желание быть с ним.

Быть его… наперекор всему…

А губы… Какие красивые у него губы! Чувственные, мягкие или, наоборот, жесткие, властные? Когда Влад улыбается, становится очень красивым и обаятельным…

Влад не заметил, как потянулся к Рите, медленно наклоняясь. И тут же они отпрянули друг от друга, словно ошпарившись, — соловьиной трелью зазвенел дверной звонок.

Влад разжал пальцы с полотенцем, отдернул руку со спины девчонки, резко повернулся и вышел из кухни.

Рита с бешено колотящимся сердцем в груди и с полотенцем в руке как отскочила на шаг назад, так и стояла еще мгновение, обдумывая, что это сейчас было, пока не вспомнила про сдобу в духовке, которая и так уже слишком зарумянилась. Дрожащие руки чуть не уронили на пол поддон с горячими булочками.

25. Подозрения

Влад с неприятным осадком в душе шел до двери, тоже раздумывая, что между ним и этой девчонкой произошло. Непонятно было — он расстроен тем, что появилось желание поцеловать ее, или тем, что их прервали в неподходящий момент. Так и не придя к единому мнению, с полным раздраем в душе Влад открыл дверь.

На пороге стоял хмурый Олег с букетом из пяти алых роз в одной руке и бутылкой дорогого шампанского в другой.

— Ты не в моем вкусе, — недовольно заключил Влад, окинув друга оценивающим взглядом с ног до головы.

— Ты тоже. Марго позови.

— Она занята.

— Слушай, хорош, а? Ведешь себя как собака на сене — и сам не ам, и другим не дам.

— Придурок.

— Сам дурак.

Олег явно был не в духе и злился. Влад удивленно приподнял бровь — что-то новенькое появилось в облике друга. Неужели это из-за того, что Ритка его динамит?

— Ладно, заходи, — Влад сдвинулся с прохода, пропуская гостя внутрь. — Рит, к тебе пришли! — крикнул он в сторону кухни.

Рита вышла из кухни, но, увидев Олега, кивнула ему, пробормотав «Привет», и ушла обратно. Желания видеть его и тем более разговаривать, у нее не было.

Олег разделся и прошел на кухню, поставил шампанское на стол и положил рядом цветы. Рита ставила второй поддон со сдобой в духовку, мысленно сетуя на то, что уйти сейчас к соседке она не сможет из-за выпечки. Олег все также хмуро наблюдал за действиями девушки, впрочем, как и Влад, стоящий в проеме кухни, прислонившись к стене. Чувствуя, какое негативное отношение у Риты к Олегу, оставлять их наедине ему не хотелось.

— Булки печете?

Наконец оторвав взгляд от Риты и оглядев кухню, задержавшись на готовых булочках, ядовито спросил Олег. Он не мог не отметить, что булочки слишком румяные. Явно передержанные в духовке. Напрашивался вопрос «почему?», но он промолчал. Эти двое, конечно же, не признаются, и от этого ярость, подогреваемая пошлой фантазией, закипала в венах непрошенного гостя.

— Печем, — с вызовом в голосе ответил Влад. — Угощайся.

— Спасибо, не хочется.

Холодная интонация с оттенками злости что одного, что другого мужчины нервировала Риту. Олег и вовсе раздражал своим присутствием. В памяти еще свежи были воспоминания о первом знакомстве с другом Влада, а кожа, кажется, до сих пор хранила неприятные ощущения от его касаний. Сегодня он снова пришел выяснить отношения, и если в кафе она могла избежать настойчивых приставаний ухажера, то сейчас от разговора, скорее всего, не уйти.

Напряжение накалялось в маленькой кухне, ставшей внезапно такой тесной и душной. Чтобы чем-то себя занять и отвлечься от мрачных мыслей, Рита достала из шкафчика большую плоскую тарелку и начала перекладывать с поддона испеченные булочки, изредка морщась и встряхивая рукой, обжигаясь о сдобу.

×
×